×
В социальных сетях
В печатной версии

Экономика страны: надежда на регионы

18.10.2013
00:23
В гостях у клуба «От первого лица» основатель и управляющий партнер Strategy Partners Group Александр Идрисов

Именно регионы предпринимают шаги, которые могут изменить экономическую ситуацию в стране к лучшему. Они стимулируют предпринимателей, успешно привлекают инвестиции и учатся по-новому работать с кадрами. Это и есть залог будущего успешного развития. В этом уверен гость клуба «От первого лица», специалист в области оказания консультационных услуг, основатель и управляющий партнер Strategy Partners Group, участник ХIV Губернаторских чтений, член Генерального совета «Деловой России», а также различных экспертных советов при федеральных министерствах и ведомствах, разработчик более двухсот стратегий развития, созданных по заказу корпораций, регионов и целых государств, Александр Идрисов.
Создавать рабочие места – задача власти
Тимур Хакимов:
– Александр Борисович, название компании, в которой вы работаете, на английском языке. Читателям будет интересно узнать, что за ним скрывается.
Александр Идрисов:
– Изначально компания создавалась русскими и иностранцами. В России не было практики стратегического консультирования, или же она была очень слабая, и в таком состоянии находится до сих пор. Чтобы занять нишу среди международных компаний, мы начали работу по международным стандартам. Отсюда и появились название Strategy Partners, что в переводе с английского означает «Стратегические партнеры». Сейчас в компании работают в основном россияне.

Вероника Белоусова:
– Вы родились в Казахстане, а стали известным человеком в Москве. Как складывалась ваша карьера?
Александр Идрисов:
– Скажу больше: предки родились в Тобольске. Фамилия матери – Селиверстова. Прадед был одним из старших иерархов старообрядческой церкви. В пять лет он уже мог читать Псалтырь на старославянском языке, правда, потом разучился. Учился я в Павлодаре, оттуда меня делегировали в аспирантуру Московского технического университета имени Баумана. В это время началась перестройка. Был признан лучшим молодым ученым – имена десяти таких человек газета «Комсомольская правда» называла ежегодно. Затем стал генеральным директором инновационного центра в Академии наук СССР. В общем, типичная карьера людей, которые едут учиться в столицу.

Тимур Хакимов:
– Такой путь доступен для молодых людей?
Александр Идрисов:
– Теперь его пройти легче! Сейчас люди свободно перемещаются. Мы же в те годы не могли уехать, нужно было отслужить в армии и отработать по распределению несколько лет. Раньше государство или вуз определяли место будущей работы. К слову, в нашей компании сейчас работает много людей, приехавших из провинции.

Галина Евсеева:
– В России практически остановился рост экономики. Какие ее проблемы представляются вам основными? Какими видите пути их решения?
Александр Идрисов:
– Рост экономики остановился, потому что не создаются новые рабочие места. Как раз об этом и шла речь на Губернаторских чтениях. Экономический рост определяется двумя факторами: либо ростом производительности труда, либо количеством работающих. Почему, к примеру, такие островные государства, как Корея, озабочены экономическим ростом? Потому что у них больше нет незанятых людей, а с точки зрения производительности они достигли пика, и им тяжело расти. Их экспортный потенциал ограничен из-за появления новых конкурентов. Перед ними стоит большой вызов – как расти дальше? Можно делать это двумя способами: либо количеством, либо качеством. В нашей стране почти не создаются рабочие места, отток капитала в этом году составил 70 млрд. долларов, то есть идет обратный процесс по отношению к большинству стран в мире.

Тимур Хакимов:
– Создавать рабочие места – задача бизнеса или власти?
Александр Идрисов:
– Власти. Ее задача – обеспечить благоприятные условия для ведения бизнеса. Сейчас Россия является одним из худших мест для инвестиций и ведения бизнеса. Да, в последнее время власть активизировалась и стала заявлять о том, что нужно улучшать инвестиционный климат. В прошлом году состоялся Госсовет по этой теме. Мы помогали его готовить, собирали статистику, давали примеры. На заседании приняты неплохие решения.

Вопрос в другом – этот процесс инерционен и при этом всегда связан с имиджем страны. Если у государства не налажено сотрудничество с соседями, трудно приглашать инвесторов. Например, непростые отношения у России складываются с Украиной, Белоруссией, Прибалтикой.

Тимур Хакимов:
– Есть еще страны БРИК, ШОС...
Александр Идрисов:
– Они конкурируют с нами за инвестиции. Важно, что есть осознание необходимости улучшать инвестиционный климат. Одно рабочее место стоит 100–200 тысяч долларов. Например, в Бразилии создается два миллиона рабочих мест в год. Для сравнения: у нас – всего несколько тысяч. Причем динамика отрицательная. В основном рабочие места создаются в социальной сфере, госструктурах, охране, а не в производстве.

Возможность эффективно продвигать регион
Владимир Полищук:
– Как выглядит экономика Тюменской области на общероссийском фоне?
Александр Идрисов:
– Значительно лучше. Регион является одной из наиболее привлекательных территорий. Для сравнения: после последнего указа президента страны об исполнении социальных обязательств многие регионы полностью ликвидировали бюджеты развития, то есть теперь они не могут помогать малому бизнесу и привлекать инвесторов. И такая отрицательная динамика будет продолжаться.

Тюменская область находится в относительно привилегированном положении, хотя здесь тоже не все безоблачно: у региона забрали налоги на добычу полезных ископаемых – потеря для бюджета ощутимая. Но прагматичные лидеры стремятся создавать лучшие условия в существующих обстоятельствах, и это важно. У вас хороший бюджет, и средства могут выделяться на развитие инфраструктуры, компенсацию процентных ставок по кредитам, инвестиции в образование. Вы можете эффективно продвигать регион. Плюс нефть и газ. То есть количество возможностей огромно, и нужно действовать, учитывая реальность.

Сергей Исаев:
– Вопрос по Интернету от Нины Свяжениной из Ишима. Насколько оправданы предсказания мирового экономического кризиса и к чему нужно быть готовым обычному человеку?
Александр Идрисов:
– Нашим людям не стоит особенно обращать внимание на мировой кризис, потому что страна уже давно находится в кризисе. Темпы роста экономики ниже среднемировых при том, что цена на нефть до сих пор держится высокой. Если она снизится, возникнут проблемы с исполнением бюджета. Учитывая, что большая часть населения занята в социальной сфере и на госслужбе, это ударит по ним – исполнять социальные обязательства будет сложно. Не думаю, что произойдет огромная катастрофа на уровне того, что происходило на заре перестройки. Будут приняты меры, чтобы либерализовать экономику, привлечь инвесторов, создать рабочие места – мировой кризис станет толчком для власти.

О необходимости создавать рабочие места заявил и президент. В мае он подписал указ о создании 25 миллионов новых вакансий. Кризис коснется экономики, но это не катастрофа – постоянные разговоры о том, что наша жизнь зависит от мировых кризисов, являются реальным проявлением слабости. Экономика России – не такая большая, хотя и занимает седьмое место по паритету покупательной способности. Мы ничего не продаем на мировых рынках, и от нас уже давно ничего не зависит. Мы не заметны и преувеличиваем свою роль. Уровень нашего благополучия не настолько высок, чтобы пойти вниз.

Когда нет конкуренции, нет мотивации труда
Маргарита Шаманенко:
– Вы сказали, что будет увеличиваться безработица, но надо создавать рабочие места. Нет ли в этом противоречия?
Александр Идрисов:
– Безработица и появляется, когда нет новых рабочих мест. По опросам населения, в разных регионах на первом месте стоит проблема отсутствия работы, на которой человек может самореализоваться. Нужно научиться зарабатывать деньги там, где интересно: на современных предприятиях, в исследовательских лабораториях, средствах массовой информации, оказывая новые услуги. Это те самые качественные рабочие места, где люди, работая, получают удовольствие.

Вторая проблема – большая часть населения за эти годы деградировала. В отличие от других стран, где уровень безработицы соответствует статистике. Если у нас, как в Испании, выплачивать пособия по безработице в тысячу евро, представьте, сколько людей зарегистрируется как безработные?

Безработные – люди, желающие найти работу и официально зарегистрированные в службе занятости. Есть люди, в том числе и в Сибири, которые уже никогда не будут даже пытаться найти работу. Они вернулись не в прошлый, а в позапрошлый век – собирают ягоды, ловят рыбу, охотятся. Это огромная часть населения, которая с точки зрения государства перестала быть социальной и живет своим миром. Плохо это или хорошо? Возможно, что в тех условиях, в которых находимся, люди нашли для себя приемлемый способ выживания.

Аркадий Кузнецов:
– Распространена точка зрения, что для роста экономики достаточно повышения производительности труда каждого работающего человека. Вы, кажется, не разделяете такое мнение и считаете, что нужны изменения в структуре экономики и опора на ключевые драйверы роста. Поясните, пожалуйста, так ли это?
Александр Идрисов:
– Структура экономики связана с производительностью труда. Проблема в том, что мы вообще не работаем – то есть на работу ходим, но не зарабатываем. Если незначительная часть людей создает добавочную стоимость, а все остальные обслуживают эту группу людей, то как можно прокормить такую огромную страну? У нас, к сожалению, сложилась непростая ситуация в структуре экономики – так называемая структурная безработица. То есть люди на работу ходят, но уже давно не создают никаких ценностей. Среди них – те, кто занят в охране общественного порядка, огромном количестве социальных служб, проверяющих и контролирующих органах. Избыточны и люди на каждом предприятии – их количество поражает воображение.

Современное российское производство по численности работающих отличается от подобных зарубежных в среднем от пяти до десяти раз. Как можно быть конкурентными на рынке с таким превышением численности персонала, зарплата которого растет на 10–15 процентов в год? Рано или поздно издержки превысят возможности.

Аркадий Кузнецов:
– Что в этом случае лучше – оставить нужное количество работников, а остальных выбросить на рынок, не создав им никаких условий для самореализации, или продолжать их кормить?
Александр Идрисов:
– Мы долго жили, не выбрасывая никого на улицу и не создавая рабочих мест. Теперь пришли к ситуации, когда стало понятно: механизмы роста исчерпаны. Этими механизмами могут быть только создаваемые либо модернизируемые рабочие места. Как модернизировать, если придется уволить половину сотрудников? Работникам можно посоветовать становиться высокопроизводительными и качественными, тогда их будут держать при любой ситуации. Как бы ни менялась экономика, за вас будут бороться.

Когда нет конкуренции, нет мотивации становиться конкурентоспособным. Мы не можем найти работников на очень высокую заработную плату. Специалистов по консалтингу единицы – у нас их никто не готовит. Каждый должен думать, как повышать собственную конкурентоспособность. Главное, что можно сказать людям: не бойтесь заниматься предпринимательством, ведь сегодня такие шансы есть. Многие люди даже не представляют, что у государства есть механизмы помощи бизнесу. Можно опросить жителей, знают ли они о мерах поддержки? Люди либо не верят, что можно пойти и получить помощь, либо не знают об этом, либо живут представлениями десятилетней давности. Они думают, что если зарегистрируют бизнес, к ним придут бандиты. Сегодня ситуация другая, и людей нужно стимулировать к тому, чтобы они спасали себя сами. Им необходимо помогать открывать собственный бизнес.

Еще одна типичная ошибка предпринимателей – многие сидят дома и мечтают. Во многих странах мира есть люди, которые придумают новую идею для бизнеса и сидят. Например, журналисты придумывают идею создать сайт и начать зарабатывать, а потом смотрят: такой сайт уже открылся. Есть желание открыть кафе, но такое кафе уже появилось. Бездействие – одна из распространенных ошибок. Если решил что-то сделать, нужно взять и сделать. Не нужно писать бизнес-план. Нужно просто делать. Если решил что-то продавать, нужно взять одну штуку и продать. Завтра продашь две.

Необходимо помогать людям сделать первый шаг. Многие не верят в то, что в городах огромная потребность в электриках. Убежден в том, что высокопрофессиональные электрики хорошо заработают.

В Москве ко мне обратился предприниматель, который чистит канализацию, и рассказал, как открыл дело. Он работал техником и обратил внимание на то, что во всех крупных организациях проблемы с канализацией. Он купил форму, чемоданчики с инструментами. С тремя друзьями они пошли по организациям. В первый же год заработали 3 млн. долларов. Оказался огромный спрос. Он пришел к нам за советом, что еще можно делать. У него работа сезонная – в основном канализация забивается зимой, а летом простой. Посоветовали ремонтировать системы кондиционирования. Таким образом он отрегулировал спрос.

Часто люди видят спрос, но не решаются открыть собственное дело, потому что живут старыми представлениями. Десять лет назад за каждым предпринимателем бежал бандит и отбирал бизнес. Сегодня государство помогает.

По опросам предпринимателей, в Тюменской области один из лучших деловых климатов в стране. Вы на седьмом месте среди регионов России. И опрос этот честный, потому что он проводился среди предпринимателей. Это очень хорошая позиция.

Советую вам провести исследование на тему, знают ли предприниматели, куда нужно идти, если решили открыть собственное дело. Не знаю ни одного региона, где бы предприниматели точно знали, куда они могут прийти и получить такую помощь. Для многих это было открытием.

Владимир Полищук:
– Не все могут быть предпринимателями. Социологи уверяют, что деловая жилка только у 3–5 процентов людей.
Александр Идрисов:
– Предприниматель почти никогда не работает один. Обычно с ним трудится от 3 до 5 человек. Рядом с лидером встают партнеры и начинают работать. Вместе с ним члены семьи, друзья. Предприниматели создают движение. Они создают рабочие места.
При создании рабочих мест не приходится рассчитывать на крупные корпорации. Исключение составляют стратегические инвесторы, локализующие новые производства. Но во всех странах мира есть понимание того, что крупные корпорации сокращают рабочие места. Сталкиваясь с глобальной конкуренцией, они вынуждены повышать эффективность производства – внедрять новые технологии, процессы и системы, которые приводят к сокращению занятости.

Рабочие места создает малый и средний бизнес. Причем самые эффективные рабочие места создают те, кто занимается инновациями – люди, которые придумывают что-то совершенно новое, что может просочиться на большой рынок и его завоевать.

Владимир Полищук:
– Большую роль играют стартапы. Как увереннее начинать бизнес молодым предпринимателям?
Александр Идрисов:
– Россия вышла на первое место в Европе по количеству венчурных инвестиций, вовлеченных в IT-технологии. В основном это стартапы в сети Интернет. Здесь мысль живет довольно активно. Рынок развивается. Расширяется доступ в Сеть. Если говорить про другие высокотехнологичные сферы, то сказать, что проектов очень много, нельзя. Вызвано это тем, что отсутствует мотивация активного поиска. Амбиций нет.

Как изменить ситуацию? Возможно, нужно разговаривать с людьми, показывать положительные примеры открытия бизнеса.

Задачу по развитию бизнеса можно разделить на два шага. Первый – создать что-то свое новое и пытаться его предложить. Это сложно, ведь новый продукт и новые идеи всегда трудно приживаются. Второй шаг – выйти за пределы привычной области, из этого комфортного состояния, когда здесь они вроде бы что-то построили. Но почему бы не пойти дальше и не по-ехать, например, в Китай? Решают поехать и выясняется, что все совсем не так сложно, как казалось. Там огромный рынок, на нем можно успешно работать.

В Нижнем Новгороде есть компании. Одна делала электронные весы и искала, куда пойти. В конечном счете построила завод в Канаде. Другая компания, не получив поддержки со стороны государства, предлагала наладить производство прототипа томографа. Они построили небольшой завод в США и сейчас зарабатывают 300 млн. долларов в год.

Одна из компаний занимается программным обеспечением для средств связи. Она и сейчас осталась в Нижнем Новгороде – там у них работает около 200 человек и 100 человек – в США. Они вынуждены были уйти в глобальный бизнес, потому что есть спрос. Когда такие изобретатели ставят перед собой идею создать продукт, нужно понять, есть ли для этого большой рынок. И если он есть, не надо бояться туда идти.

Остается проявлять смекалку
Сергей Кузнецов:
– В своих выступлениях вы противопоставляли новую индустриализацию концепции постиндустриального общества. Актуальна ли последняя для России? Может, нужна некая конвергенция, при которой берется все лучшее от двух идеологий?
Александр Идрисов:
– Здесь есть одно общее заблуждение. Постиндустриальная концепция была очень красивой, но ошибочной. И ее ошибочность состояла в следующем: имелся расчет, что будем оказывать услуги и держаться за ноу-хау, а индустриальное общество может свернуться в страны, где будут производить продукцию.

Кому принадлежит сегодня «Роллс-ройс»? Кому принадлежат «Вольво» и «Ягуар»? Китайцам и индусам. Они выросли из коротких штанишек, купили ноу-хау, целиком выкупили производства у компаний со всем их интеллектуальным капиталом.

Шведское производство работает на китайцев. В какой-то момент шведы упустили возможность сохранить предприятие, потому что они рассчитывали, что китайцы всю жизнь будут работать, а они будут все время их учить и рассказывать, какие инновации они делают. Это нереально. Как только переста-ете быть промышленной страной, у вас исчезает спрос на инновации. Спрос формируется только там, где создается продукция. Не может быть инноваций без спроса, а спрос формируется промышленной страной.

Второе заблуждение – насчет современной промышленности. Если посмотреть на цепочку целостности производства, современная промышленность – это исследования и разработки, промышленная сборка, логистика комплектующих, услуги послепродажного обслуживания и финансирование потребителей. Это классическая производственная цепочка. К традиционной промышленности можно отнести только сборку. Все остальное – услуги.

В современной экономике услуги не могут существовать в вакууме. Как только вы вытащите сборочное производство – все, начиная от исследований и разработок, логистика и компонент, сервисное обслуживание – все исчезает, включая финансирование. Финансирование – большая часть промышленного производства. У «Форда» – свой банк, у «Фольк-свагена» – тоже. Это большая часть их бизнеса. Это и есть постиндустриальная часть. Она же часть индустриальная, жестко связанная с промышленностью. Она также не существует в вакууме. Как только исчезает промышленное производство, исчезает все, что сделано вокруг него. Вот в этом и была ошибка. Мы решили ликвидировать ядро, вытащили его и перестали производить товары, услуги.

Аркадий Кузнецов:
– Вы говорите «мы». Кого вы имеете в виду?
Александр Идрисов:
– Жителей страны и себя лично. Считаю себя и все наше поколение 50-летних виноватыми в том, что произошло в стране. Я вел себя пассивно, вышел из высшего экономического совета. Не согласился занять пост министра промышленности России, потому что считал себя недостойным. Сейчас сам себе задаю вопрос: может, я тогда мог что-то поменять? В то время ездил учиться в Германию, в США и уже тогда, когда люди путали слова «инновации» и «инвестиции», многое понимал. Когда первый раз поехал в Америку, привез не один килограмм книг и прочел их. Все везли телевизоры, а я вез книги. И что толку?

Люди нашего поколения виноваты перед своими детьми за то, что сделали со страной. Считаю, мы абсолютно виноваты за то, что оказались самыми бездарными владельцами того, что нам досталось. Почему? Сложно сказать. Думаю, причина в глубоком невежестве – не смогли распорядиться тем, что было нам дано. Сделали массу невероятных ошибок! До сих пор главами крупнейших корпораций становятся необразованные люди, которые не имеют опыта управления. В результате компания теряет капитализацию. И такой человек сидит годами – никто ничего не может сделать. Такая вот у нас до сих пор кадровая политика.

И посмотрите на соседний Казахстан. Они сформировали элиту, обучили людей. Все, что запланировали, сделали. Мы же на уровне федерального цент-ра не делаем то, что планируем. Провозглашаем лозунги. Делают на уровне регионов. Знаю множество регионов, в которых губернаторы пытаются что-то сделать. Они мучаются от конфликта полномочий, когда тебе приказывают исполнять социальные обязательства и повышать всем заработную плату, а у тебя на это нет денег.

И надо пережить его всем вместе. Мы должны инвестировать в развитие, учить людей, выходить на рынки, привлекать инвесторов. А как вы можете работать, если у вас все забрали? В этих условиях остается только проявлять смекалку.

Предприниматели в центре внимания
Галина Евсеева:
– Применимы ли сейчас элементы государственного планирования, которые были раньше?
Александр Идрисов:
– Сейчас они совсем другие. Эффективность государства – самый значимый фактор для конкурентоспособности. В этом и проигрываем. Мы располагаем тремя фундаментальными ресурсами: людьми, внутренним рынком – одним из лучших в мире, и природными ресурсами. Но не имеем четырех других факторов, без которых эти три не работают. Это качество парламента и правительства, качество менеджмента, качество рабочих и качество профессионалов – инженеров, дизайнеров, конструкторов, инвестиционных банкиров.

Сергей Исаев:
– Есть вопрос из Тобольска от Анны Щербининой: «Как вы оцениваете ресурсный потенциал Урала и Западной Сибири? Нам и дальше рассчитывать на нефть и газ или есть другие резервы?»
Александр Идрисов:
– Уральцы и сибиряки располагают огромными природными ресурсами. Не рассчитывать на них было бы глупостью. Часто слышу подобные заявления: давайте не будем заниматься нефтью, а станем развивать инновации. А я вам так скажу: как только закончится нефть, закончатся и инновации. Знаете почему? Потому что денег не будет вообще. Вся экономика России стоит на нефти, и мы заложники природных ресурсов. Это не запасной сундучок: хотим – добываем, не хотим – не добываем. На самом деле, это единственный на сегодня источник жизни.

Россия не Южная Корея, где нет природных ресурсов и люди вынуждены заниматься изготовлением высокотехнологичной продукции. Сами южнокорейцы, между прочим, считают природные ресурсы фундаментальным преимуществом. Им-то пришлось начинать все с нуля, но они начинали в такое время, когда не существовало глобальной конкуренции. Это мало понимают те, кто пытается создать, к примеру, собственный русский автомобиль и рвануть на мировой рынок. Конечно, ставить перед собой амбициозные цели нужно. Изобретатель Тесла, не будучи автомобилестроителем, завоевал рынок, выпустив машину, которая стала самой популярной в Северной Европе. Идея Михаила Прохорова сделать принципиально новый автомобиль очень верна. Но ведь мы говорим о стране в целом.

В инновационных секторах США занят один процент населения. В нефтегазовых секторах таких стран, как Катар, занято не более 10 процентов жителей. Куда девать 90 процентов людей? Это безумие – бросить все рабочие ресурсы на развитие одних областей и забыть про другие. Огромное количество людей должны сеять хлеб, заниматься воспитанием детей, открывать рестораны. Мы не можем отказываться от того, что у нас есть. Нужно распоряжаться этим бережно.

Возьмите наших соседей – финнов: они поставили перед собой три приоритета. Во-первых, природные ресурсы: финны обеспечили максимальную добавленную стоимость на кубометр древесины. Вот вам путь сырьевого развития страны. Высокие технологии будущего обеспечиваются за счет телекоммуникаций, плюс ставка на туризм, где прибыль составляет восемь миллиардов евро в год. Представьте, 700 тысяч человек приехали из России в Финляндию на новогодние праздники. Неужели соседние с Финляндией регионы России – Карелия, Псковская, Архангельская области – не могут сделать ничего подобного? Кстати, в Белокуриху едет около двух миллионов туристов в год, хотя добираться туда неудобно. Значит, есть возможности и перспективы. Нужно задаться целью получать максимальную отдачу от того, что добываем, не лишая ресурсов будущие поколения.

Тимур Хакимов:
– В Тюменской области началась переработка нефти, скоро выйдем на «Евро 5». Попутный газ, который сжигался, будет перерабатываться в Тобольске.
Александр Идрисов:
– Это очень правильные проекты. В последнее время в связи с защитой экологии слышны призывы не развивать химию и нефтехимическую промышленность. Но в России сейчас делают ставку именно на последнюю. Да, это не самое экологически чистое производство. Но давайте вспомним, где базируются два главных химических кластера в мире? В Бельгии и Сингапуре. А это, между прочим, две наиболее чистые страны в мире! Поэтому вопрос экологии, конечно, связан с развитием химического производства, но в большей степени это вопрос требований властей: надо пускать на свою территорию только те компании, которые в состоянии исполнять технологические нормы и не допускать риска катастрофы. Если условия поставлены жестко и требования выполняются, экология не понесет значительного ущерба.

Маргарита Шаманенко:
– Как вы относитесь к глобализации? Это неизбежность или необходимость? И надо ли ей противостоять?
Александр Идрисов:
– Глобализация состоялась. Вопрос в том, состоялись ли мы в ней? Сейчас много дискутируют на тему: а не закрыться ли нам и не пожить ли самостоятельно? Открывшись лет черед 20, вы будете примерно в том же состоянии, что и сейчас. А мир-то будет другим. Мы попытались открыться, но сделали это, будучи совершенно не подготовленными. Россияне теряют не потому, что не в состоянии что-то делать руками. Мы плохо организованы, не в состоянии конкурировать, потому что мир конкурирует компетенциями. А компетентных людей надо учить.

В Бразилии, скажем, до 70 тысяч человек в год проходят обучение за счет государства в лучших вузах и бизнес-школах мира. Без этого выжить и конкурировать невозможно, потому что слишком высока динамика. Мир стремительно меняется.

20 лет назад можно было построить завод в другой стране и запустить производство. Сейчас конкуренция настолько жесткая, а уровень конкуренции с точки зрения компетенции настолько высок, что, к сожалению, не можем себе позволить просто так предпринять действия, которые, к примеру, предпринимал Китай в последние десятилетия. И с каждым годом делать это будет все сложнее.

Владимир Полищук:
– В советское время не было столько экономических консультантов – разработчиков разного рода стратегий, но страна уверенно двигалась вперед по определенному курсу. Почему сейчас нет четкого направления, что строим и к чему должны прийти?
Александр Идрисов:
– В советское время существовал целый пул тех, кто занимался планированием. Вы даже не можете себе представить, сколько было таких людей. Один Госплан включал несколько тысяч человек. Планировалось все по каждому продукту. То, что сегодня делают консультанты, это лишь один процент того, что делалось в СССР.

Советский Союз ошибался только в одном – в том, что исключительно правильный план позволит удержаться в лидерах. Почему я рассказал о том, что предпринимателям нужно начинать дело, не имея бизнес-плана? Кто делает, тот и получает результат. Только люди, у которых есть амбиции, готовые обеспечить лидерство, способные убедить соседей и друзей поверить в них и дать денег, добиваются успеха.

Чем отличались советские люди от западных? На Западе предпринимателей ставили во главу угла, а мы ставили исключительно на план. Но при этом умудрялись рационально существовать, и если бы не расходы на оборону, Советский Союз существовал бы не так плохо. Экономику страны погубили непомерные затраты на вооруженные силы. Вопрос не в том, нужно вооружаться или нет? Нужны ли самолеты и танки? Конечно, нужны! Вопрос в другом – может, нужно наконец потратить средства на образование и решить проблему с невежеством? Мы даже представить себе не можем, насколько мы некомпетентны.

Владимир Полищук:
– Возможно, 70 лет советской власти и воспитали у многих привычку сидеть и ждать у моря погоды...
Александр Идрисов:
– В начале 90-х открывалось множество кооперативов и все кипело от предпринимательской активности. Тогда люди оказались намного предприимчивее, чем все ожидали. Сейчас идем к изменениям, которые обязательно произойдут. Руководство страны заявляет о том, что нужно менять подходы и привлекать инвестиции. Вопрос в том, сумеем ли реализовать то, о чем заявляем? Это решается на уровне регионов. Именно регионы предпринимают шаги, которые могут изменить к лучшему экономическую ситуацию в стране.

Тимур Хакимов:
– Будем верить в лучшее!
Александр Идрисов:
– Верить и действовать!

Блиц-опрос
– Ваше кредо?
– Профессионализм – это самое главное.

– Есть ли общественный деятель, на которого вы ориентируетесь?
– Трудно сказать, ориентиров у меня довольно много. Занимался наукой, и меня окружало очень много умных людей. Всегда было приятно с ними общаться. Считаю большим достижением возможность общения с профессорами и специалистами Академии наук. Люди из этой категории были для меня наивысшим авторитетом. Большинство из них очень хорошо образованы. Они понимали в тысячу раз больше окружающих, но, к сожалению, им это не сильно помогало.

– Продолжите крылатую фразу «Экономика должны быть...»
– Конкурентоспособной. Нужно уметь зарабатывать, а не экономить.

– Ваш любимый вид спорта?
– Не могу сказать, что я большой спортсмен, но увлекаюсь теннисом.

– Какая ваша любимая книга?
– Естественно, много читаю по экономике. Из прочитанного недавно сильное впечатление произвел роман «Котлован» Андрея Платонова. Понравилась фраза: «Человек очень хотел выбраться вверх из этого котлована». Похоже на нас – мы роем котлован и пытаемся выбраться вверх.

– Ваше самое любимое блюдо?
– Рыба, жаренная на гриле.

– Любите путешествовать?
– Люблю рыбачить. В этом году был в Туруханске, в Иркутске – там у меня живут родственники и друзья.

– Вы любите Сибирь?
– Мой дед жил в Омске. Когда началось наступление Колчака, он переехал в Сростки, которые впоследствии стали известны как родина Василия Шукшина. Прадед был священником и, возможно, жил в Тобольске. Слышал об этом от бабушки.

– Ваш любимый вид транспорта?
– Самый нелюбимый – самолет, потому что слишком много приходится летать. Лучше поезд. А так предпочитаю автомобиль.

– В Тюмени впервые?
– Нет, уже был здесь. Хороший город. Меняется в лучшую сторону. Есть все условия для счастливой и благополучной жизни. Убежден в том, что у тюменцев все получится. У вас сильный губернатор, есть хорошие предпосылки для успешного развития. Мне кажется, вы просто не представляете, насколько плохо в других регионах.

– Любите ли музыку? Если да, то какую?
– Люблю. Когда-то Никита Богословский вручил мне премию за музыку, которую я сочинял в детстве. Сейчас слушаю джаз.

– Есть ли у вас домашние животные?
– Есть собака породы лабрадор. Зовут Рэмбо.

– Что дарите женщинам на дни рождения?
– Цветы и подарки. Каждой – индивидуально.

– Вы довольны личной жизнью?
– Конечно. У меня супруга, две дочери. Старшей – 25 лет, младшей – 9. Активные дети. Старшая поет песни. Воплощает мои детские мечты.

552Просмотров
Комментариев

Читать далее
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
На юбилейном фестивале «Поволжские сезоны Александра Васильева» тюменский дизайнер получила признание
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Организации профессионального образования приглашают работодателей к сотрудничеству
Популярные статьи