×
В социальных сетях
В печатной версии

Обоснованный оптимизм

22.08.2013
00:10

Тюменский писатель Леонид Иванов выпустил двухтомник избранных произведений. Автор побывал в редакции и рассказал о творческих планах. 
– Какие из произведений, вошедших в «Избранное», уже издавались?

– В первом томе напечатана новая повесть «Партизан», где мне хотелось показать, насколько серьезной была подготовка в советской армии. Повесть написана на собственном опыте – я был офицером запаса спецназа ГРУ  и прошел через сборы в такой психофизической обстановке, какую не все выдерживали. Переизданы в третий раз роман «Леший» и повесть «Будем жить», посвященная оптимизму раковых больных. Благодаря ей  и состоялось издание двухтомника, потому что она очень востребована онкологическими больными. Я сам был удивлен, когда вышло первое издание, люди рассылали книгу знакомым в дальние регионы, в том числе Ленинградскую область и Белоруссию. Многие говорили, что она помогла им встать на ноги. Думаю, повесть внушила людям оптимизм, значит цель, которую я ставил перед собой, когда писал ее, достигнута.

– Почему тома называются «Будем жить» и «Тосковал»?

– В первом собраны крупные произведения – повести и роман, все они, кроме «Партизана», оптимистичные, по роману «Леший» снимается художественный фильм. Во втором томе – только рассказы, причем здесь собраны, по выражению моего сына, «депрессивные». Почти все они новые. Хотя у меня много веселых и даже озорных рассказов, которые уже выходили в сборнике «Пришалимки» на Вологодчине. Но если в «Лешем» по шолоховскому принципу чередуются веселые и грустные истории, то здесь не хотелось смешивать.

– Две книги как две стороны нашей жизни?

– Среди рассказов – те, которые заставят читателя не только всплакнуть, но  и задуматься. Не ожидал, что рассказ «Тосковал» может одинаково затронуть и совсем молодых людей, и тех, кто уже в возрасте. Хотелось, чтобы прочитавшие его поняли, что люди старшего поколения не вечны, нужно успеть что-то спросить у них и сказать им. В нашей вечной суете мы оставляем все «на потом», а оно наступает и уже безвозвратно. Как сказано в классическом стихотворении, «спешите делать добрые дела» – бывает, когда мы уже готовы к ним, близкие люди умирают.

– Ваши книги автобиографичны? 

– Повесть «Будем жить» написана на основе жизненного опыта, восемь лет назад прошел через две онкологические операции. Презентация двухтомника прошла в Тюменском онкодиспансере, хотелось, чтобы люди, которые впали в уныние после постановки им страшного диагноза, поняли – можно и с ним жить полноценно.

– Рак можно назвать болезнью XX века?

– По моему мнению, она вызывается длительными стрессами. Можно вспомнить начало 90-х, когда все рушилось и люди не видели никакого просвета. Каждый последующий день приносил новые разочарования, и наблюдался всплеск заболеваемости раком в 2,5 раза. В какой-то мере можно говорить, что это социальная болезнь. К сожалению, пока нигде в мире ее не на­учились лечить, ищут лечение, но когда найдут – неизвестно. Не знаю, как называть мой случай – купированием или выздоровлением.

– Мистика: кто-то становится жертвой болезни, а другие живут...

– В книге я привел реальный пример 80-летней бабушки, которая поет в ансамбле «Золотой возраст» при том, что ей 30 лет назад удалили опухоль. Не факт, что причиной ее смерти будет раковое заболевание. Стараюсь не зацикливаться на своем заболевании и не расслабляться – работать начал на третий день после операции, как только перевели из реанимации в палату. Может быть, это стало стимулом, чтобы болезнь отступила.

– Роман – это серьезный этап для писателя, как на него решились?

– Некоторые коллеги считают его сборником деревенских этюдов. В Тюменском государственном университете пишется кандидатская диссертация по моему творчеству, может быть, там дадут определение этому жанру. Все признаки романа налицо – описывается большой промежуток времени, в нем много героев, но каждая отдельная глава является самостоятельным произведением. По этому пути пошел исходя из современных требований – далеко не каждый отважится читать толстую книжку, а выхватить наугад любую главу у многих время найдется. Если заинтересует, появится желание прочитать всю книгу. Кто-то, напротив, прочитав первую главу, отложит ее навсегда...

– Кем вы себя больше ощущаете – писателем или журналистом? 

– Писательство и журналистика – взаимоисключающие понятия, книги я начал писать, когда ушел из активной журналистики. Хотя и ей занимался на высоком уровне, пройдя конкурсный отбор в газету «Труд». Все равно формат издания диктует объем и тему статьи, ты скован этими рамками. В писательстве полная свобода: трудно погрузиться в выдуманный мир, но погрузившись, начинаешь жить со своими героями. Иногда в книгах видят реальную жизнь. В повести «Побег с погоста» оказалось отражено множество социальных проблем, но  я не задумывался над этим специально.

– Какие раздумья вызывает у вас современная ситуация в России?

– Не делаю глобальных прогнозов – для этого есть другая категория писателей. Если говорить о действительности и будущем, Тюменская область очень отличается от многих регионов России. Каждый год  я бываю в Ленинградской области, Карелии, на Вологодчине и могу сказать – у нас по сравнению с ними рай. По натуре я ворчун, но когда есть с чем сравнивать, делаешь выводы. Мог бы посоветовать за счет бюджета свозить критикующих местные власти журналистов в другие регионы, чтобы почувствовать разницу. Если судить по Тюмени, в будущем у нас хорошие перспективы.

– Как бы вы определили миссию писателя? 

– Считаю, что книги должны учить добру, хотя не все мои коллеги придерживаются этой точки зрения. Многие считают, что достаточно просто желания писать, а призывать никого ни  к чему не нужно. По-моему, должна быть государственная политика книгоиздания – должен быть госзаказ или гранты по разным направлениям литературы, например, для детей и подростков. Если книга не получила грант, никто не мешает выпустить ее на свои или спонсорские средства.

Совет по книгоизданию должен состоять из литературоведов и лингвистов, а также биб­лиотекарей. Они как эксперты должны рекомендовать к изданию на бюджетные деньги достойные книги. Должен существовать отбор профессио­налов.

– Согласны, что книга дает человеку больше, чем кинофильм?

– Да, можно остановиться и поразмышлять над сказанным автором, даже если ты не согласен с ним. Кино, особенно по телеканалам, не остановишь, чтобы подумать, да еще и рекламой его перебивают... Оно меньше заставляет мозги работать, зритель пассивно потребляет информацию. Можно смотреть фильм и думать о чем-то другом, а если читаешь книжку – живешь в тексте. Правда, читать стали гораздо меньше. За последние два десятилетия, когда ликвидировали художественные советы при издательствах, хороших книг появились единицы. Беда в том, что писатели сегодня не читают – не только друг друга, но  и классику.

– Есть ли книги, которые вы не советовали бы читать?

– Думаю, они есть, хотя мне не попадались. Я читаю не все, что издается – например, современную фантастику или литературу ужасов, в них, по-моему, таится опасность. Подобного рода книги вызывают интерес к темам сатанизма, провоцируют на создание новых социальных групп.

– Планируете ли вы издавать электронные книги?

– Без разницы, на каком носителе, главное, что люди читают произведение. Сам сейчас больше читаю в Интернете, чем на бумажных носителях. Первична литература, а на чем бы она ни была напечатана – бычьей коже, бумаге или в электронном виде, не имеет значения. Большая часть моих произведений выложена на сайте «Проза.ru», там у меня более шести тысяч читателей. Адресованные мне комментарии в Сети читаю и отвечаю на них – ругательных не было ни одного. Пишут, кстати, и пожилые люди – среди читателей много людей, живущих в США, Израиле и Германии. Они тоскуют по России и русскому слову, через произведения возвращаются к жизни, которой жили десятилетия. Несколько лет назад тираж романа «Леший» выпускался на дисках, их я увозил читателям на Вологодчину – это гораздо удобнее, чем возить с собой напечатанные книги. Другое дело, что  в деревнях не  у каждого есть компьютер...

– Ждем новых произведений! Спасибо за беседу.

645Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Свой первый главный документ, удостоверяющий личность гражданина Российской Федерации, получили 24 учащихся школ Тюменского района.
В воскресенье над Тюменью по прежнему сосредоточатся облака, хотя осадки не ожидается.
В Тюмени прошел очередной этап Кубка России по «Что? Где? Когда?», сертифицированный Международной ассоциацией клубов «Что? Где? Когда?»
В декабре в первом в России мобильном приложении-викторине о родном крае «Открой свою Тюменскую область» выйдут два обновления.
Тоболяки создали первый тобольский паблик во Вконтакте, где рассказывают о заслугах молодежи города, о их проектах и ресурсных площадках, которые помогут реализовывать идеи молодому поколению. К тому же, в паблике «СВОИ» жители города могут и сами выбрать контент, который будет публиковаться.
С 9 по 15 декабря – обо всем самом интересном.
Документов о создании «елочки на элеваторе» не сохранилось, но автор проекта уверен, что его детищу скоро исполнится треть века. Это первая иллюминация в истории города.
Онлайн-консультации на форуме «Подростки, родители, рок-н-ролл» получили более 1600 мам и пап.
Опрос
Какой чай вы пьете чаще всего?
Предпочитаю классику: черный
Считаю, что из всех чаев зеленый самый полезный
Фруктово-ягодные
Экспериментирую с травами и специями
Не пью чай, только воду
Предпочитаю кофе