×
В социальных сетях
В печатной версии

Всего в одном рукопожатии от разведчика Кузнецова

13.08.2013
00:45

27 июля исполнилось 102 года со дня рождения Героя Советского Союза разведчика Николая Кузнецова, признанного международной организацией ЮНЕСКО лучшим разведчиком XX столетия
Школа КГБ СССР

На дистанции одного рукопожатия. Есть такое понятие о мере близости к объекту твоего внимания. Например, Николай Струтинский – лучший друг и боевой соратник Николая Кузнецова, практически ежедневно мог обмениваться рукопожатиями со знаменитым разведчиком во время их совместного пребывания в Ровно и партизанском отряде «Победители». И если мне довелось однажды пожать руку Николаю Струтинскому, значит, я был очень близко, всего в одном рукопожатии от Николая Кузнецова. Таких счастливых и везучих людей, стоявших в шаге от легенды разведки, на сегодня в России осталось несколько человек, а в Тюмени, скорее всего, один.

Но давайте по порядку. В мае 1967 года автора, тогда еще молодого оперуполномоченного контрразведывательного отдела Управления КГБ по Тюменской области, направили на курсы повышения квалификации в школу КГБ СССР в город Киев. Несколько больших старинных зданий окружены роскошным зеленым садом, все  обнесено крепким каменным забором. До революции 1917 года здесь размещалось Главное полицейское управление города Киева, вот отсюда и теперешнее название.

Я понял, что таксист, везущий меня по адресу, настроен благожелательно, знает много, поэтому признался, что приехал на учебу. Признание стало мостиком для доверительного разговора, ведь ехать около часа и поговорить можно о многом. Говорил, разумеется, больше таксист. Он сразу предупредил меня, что отношение к русским на Украине неоднозначное, главным образом в западных областях республики, где проживает основная масса украинских националистов. В столичном Киеве их тоже хватает, особенно среди молодежи.

В школе встретили хорошо, в общежитии расселили по двухместным номерам. Я попал вместе с оперативником из Винницы Николаем Вернидубом. В соседнем номере оказался очень общительный грузин Зураб Лашкарашвили, с которым мы потом подружились.

Первый день был организационным: разбивка по группам, назначение старост, выборы культ- и спорторганизаторов, редакции «Боевого листка». Редактором начальник курса предложил меня, поскольку в характеристике из Тюмени были отмечены мои наклонности к прозе и стихам.

Последовал ряд предупреждений. На территории школы форма одежды повседневная, на учениях – полевая. Выход в город в военной форме запрещается во избежание недоразумений с местным населением. Фотографирование в форме – только в учебных целях и для «Боевого листка», фотографии из школы не выносить, домой не пересылать. Объяснения очень серьезные: несколько человек из нашего потока (нас было более ста курсантов, владеющих иностранными языками) планируют в будущем использовать для работы за границей. Дальше началась напряженная учеба, перемежаемая спортивными соревнованиями, походами в Киевский театр оперы и балета, театр русской драмы имени Леси Украинки, посещение Киево-Печерской лавры и цент-рального стадиона «Динамо».

Николай Струтинский

Шел 1967-й юбилейный год, год пятидесятилетия советской власти. Об этом много писали и говорили. Но как-то очень естественно в мощный информационный поток влилась кузнецовская строка. Молодежь, да  и старшее поколение, продолжали с интересом читать яркие, запомина-ющиеся книги командира отряда «Победители» Дмитрия Медведева, повести и рассказы других авторов, главным героем которых был легендарный разведчик Кузнецов. В этом же году Свердловская киностудия снимает двухсерийный фильм «Сильные духом», роль разведчика Кузнецова исполняет популярный прибалтийский актер Гунар Цилинский, внешне похожий на Николая Ивановича, а еще больше на Пауля Зиберта. За первый год фильм посмотрело свыше 110 миллионов зрителей, это больше половины населения всего Советского Союза.

Весной 1967 года тюменский скульптор Алексей Клюкин закончил работу над бюстом Героя Советского Союза Николая Кузнецова и подарил его Тюменскому горкому ВЛКСМ, который энергично взялся за создание памятника. 19 декабря 1967 года накануне 50-летия ВЧК-КГБ памятник был открыт на улице Республики в сквере сельхозинститута.

А в далеком Киеве во второй половине июля накануне дня рождения Николая Кузнецова руководство школы КГБ устроило для курсантов незабываемую встречу с другом и боевым соратником разведчика – Николаем Струтинским.

Перед началом встречи – традиционный показ гостю лучших кабинетов, аудиторий и лабораторий с современной техникой. Кабинет парткома, в котором квартировал «Боевой листок», конечно же был в списке. Николай Струтинский вначале поздоровался с секретарем парткома, потом пожал руку редактору «Листка». Мне запомнилась широкая, тяжелая ладонь Николая Владимировича и его открытое, доброе и улыбающееся лицо. Тогда я ничего не просчитывал, просто был рад и счастлив, что удалось пожать руку и обменяться парой слов с таким замечательным человеком. Это уж потом мы высчитали, что через Николая Струтинского я, фактически, оказался всего в одном рукопожатии от легендарного Николая Кузнецова.

Описывать весь разговор в актовом зале нет нужды, но некоторые моменты надо отразить. Николай Струтинский рассказал, что на работу во Львовское управление КГБ он пришел после войны. С тех пор часть его служебной деятельности и почти все свободное время связаны с Николаем Кузнецовым и другими членами отряда «Победители». Именно ему пришлось выступать основным организатором и исполнителем многолетних поисков места гибели и захоронения разведчика, идентификации и переноса останков на холм Славы во Львов. А теперь вот приходится еще  и защищать честное имя Николая Ивановича от фальсификаций и нападок со стороны украинских националистов, а также некоторых недобросовестных журналистов и писателей.

Обвинения Кузнецова в террористических актах против высокопоставленных фашистских руководителей в Ровно и Львове абсолютно беспочвенны. Он действовал по законам военного времени, эти представители вооруженных сил Германии напали на СССР, истребляли мирное население, и их справедливо настигло возмездие. А главное, подчеркнул Струтинский, перед Кузнецовым всегда стояла задача вести глубокую разведку среди гитлеровских оккупантов, с которой он успешно справлялся. Вот лишь некоторые наиболее значимые сведения: ставка Гитлера под Винницей, наступление немцев под Курском, подготовка покушения на Сталина, Рузвельта и Черчилля в Тегеране.

Каким запомнился Струтинскому Николай Кузнецов? Он был очень разным и обладал весьма ценным для разведчика даром перевоплощения. Если в редкие дни отдыха партизаны собирались вечером у костра, Николай Иванович читал иногда наизусть стихи Лермонтова и Пушкина. Это было вдохновенно и артистично, он выглядел добрым и романтичным молодым человеком. Но когда надевал мундир немецкого офицера, то от Николая ничего не оставалось: другая осанка, плотно сжатые губы, немного выдвинутый вперед подбородок, холодный взгляд. Это был уже оберлейтенант Пауль Зиберт, стопроцентный немец.

Вопросов от курсантов поступало много, в основном они носили профессиональный чекистский характер. Но вот темпераментный грузин Зураб Лашкарашвили неожиданно спросил: «Боевые дела Николая Ивановича в литературе многократно описаны, а какие у него были взаимоотношения с женщинами?» Улыбнувшись, Струтинский ответил: «Хорошие». И пояснил, что Кузнецов был привлекательным и контактным, всегда следил за своим внешним видом и нравился женщинам. Женился он рано, в 19 лет, но по неизвестным причинам брак скоро распался. Перед войной в Свердловске и Москве в период сотрудничества с НКВД он сам себе практически не принадлежал, о семье речи быть не могло. Контакты с женщинами были, но, в основном, по заданию. В партизанском отряде он больше других уделял внимание испанской радистке – красавице Марии, передававшей большую часть его шифровок, и Валентине Довгер, вместе с которой он ходил фактически за смертью к Эриху Коху. По независимым от них причинам покушение не состоялось, и судьба подарила им жизнь. Однажды он обмолвился Струтинскому, что, если доживет до победы, готов на Вале жениться.

В заключение Струтинский подчеркнул, что лучшего друга, чем Николай Кузнецов у него не было и не будет. Это был пат-риот России, сражавшийся и отдавший жизнь за свободу Украины, и украинцы всегда будут чтить память Героя Советского Союза Николая Кузнецова.

На прощание сделали фото на память. В первом ряду сидят слева начальник школы КГБ генерал-майор Павел Шевченко и в штатском Николай Струтинский. 25 лет фото хранилось в сейфе Управления КГБ по Тюменской области и уже более 20 лет  в личном архиве автора (первый справа во втором ряду).

450Просмотров
Комментариев

Читать далее
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Организации профессионального образования приглашают работодателей к сотрудничеству
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
На юбилейном фестивале «Поволжские сезоны Александра Васильева» тюменский дизайнер получила признание