×
В социальных сетях
В печатной версии

Судьи без работы не останутся

19.06.2013
00:41

Татьяна Шабалкова стояла у истоков становления Арбитражного суда Тюменской области


Символом правосудия считается фигура Фемиды – богини с завязанными глазами, свидетельствующими о беспристрастности. На своих весах она взвешивает аргументы и доводы сторон, а по сути – человеческие судьбы. Часто именно женщины, работающие в судебной системе, могут близко к сердцу принять обстоятельства дела и вынести решение правильное не только по букве закона, но  и по-человечески справедливое. 

Реформы, происходящие в нашей стране уже более двадцати лет, прежде всего изменили ее экономическую модель. От общенародной возвратились к частной собственности, а единые цели сменились личными интересами. Это потребовало изменения судебной системы, которая должна была предоставить возможность цивилизованного разрешения споров между юридическими лицами. О том, как строилась эта работа, беседуем с Татьяной Шабалковой – судьей Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа.

– В Тюмень я приехала после замужества в 1983 году из Тбилиси. Окончила здесь государственный университет по специальности правоведение, во время учебы родила двоих детей. Трудовую деятельность начала юрисконсультом в УРСе объединения «Тюменьстройпуть». Сейчас такие названия – «управление рабочего снабжения» уже забываются...

– Кажется, тогда вообще не было юридических проблем?

– Из нормативных актов у нас были только Основы гражданского законодательства, Гражданский кодекс и две инструкции. Юрисконсульты занимались заключением договоров, следили за выполнением их условий и участвовали в рассмотрении споров в Госарбитраже, который находился при облисполкоме. В связи с изменением рыночных отношений в стране, возникновением разных форм собственности законом РСФСР от июля 1991 «Об арбитражном суде» арбит-раж был заменен судами. Раньше не так ощущался корпоративный или личный интерес людей, ведь не было частной собственности, но сами дела были похожи – изучались условия договора и нормативная база, чтобы выяснить, насколько претензии соответствуют законодательству. Не стала бы умалять заслуги советского арбитража, да  и нагрузка на работающих в нем была очень большая, сопоставимая с нынешней нагрузкой в судах. Времена разные, но юристы всегда спорили, отстаивали свою позицию, переживали за дело.

– Какие впечатления у вас сохранились о «времени перемен»?

– С октября 1992 года я поступила на работу в Тюменский арбитражный суд специалистом (в настоящее время Арбитражный суд Тюменской области), а с февраля 1993 года назначена судьей. Особую благодарность хотела бы выразить первому председателю суда – бывшему главному государственному арбитру Николаю Толмачеву. Он много сделал для становления новой судебной инстанции, начиная от набора кадров и создания условий для нормальной работы. Два десятилетия моей работы в арбитражных судах – это период принятия нового законодательства. Новыми были дела по приватизации, банкротству, которые нам довелось впервые рассматривать. Не была наработана судебная практика, а ведь в законодательстве бывают пробелы, коллизии норм. Все это мы «выправляли» собственными силами, и хотя у нас нет прецедентного права, многие юристы пользовались нашими решениями для обоснования своей позиции.

У нас нет практики кого-то хвалить или поощрять за правильное решение по делу или точное следование букве закона. Для нас главное – правильно истолковать и применить норму

Естественно, расстраиваемся, когда высшие судебные инстанции отменяют наше решение. Случается, что на уровне окружных судов существует разная правоприменительная практика, и каждый округ старается ее придерживаться. В таких случаях из постановлений пленумов и президиумов Высшего Арбитражного суда Российской Федерации становится ясно, практикой какого окружного арбитражного суда следует руководствоваться. Сложности в нашей работе касаются применения законодательства и коллизии его норм. Бывает, что оставаясь в совещательной комнате, судьи спорят, обоснованно доказывая правильность точки зрения, но логики может быть много, а истина одна.

– Чье мнение считается решающим?

– Все судьи равны, при коллегиальном рассмотрении спора решение принимается большинством голосов, если кто-то не согласен, то вправе написать особое мнение. Единолично дела рассматривают суды первой инстанции, а в состав суда апелляционной и кассационной инстанции обязательно входят три судьи. Систему арбитражных судов Российской Федерации составляют Высший Арбитражный суд Российской Федерации, федеральные арбитражные суды округов (арбитражные кассационные суды); арбитражные апелляционные суды и арбитражные суды первой инстанции в респуб-ликах, краях, областях, городах федерального значения автономной области, автономных округах. Вступившие в законную силу судебные акты обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц  и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

– Работа судей опасна?

– Наша область богата нефтью и газом, можно представить себе, какие сложные были дела, когда началась приватизация. На судьях лежала большая ответственность за принимаемые ими решения, приходилось решать сложные вопросы. Бог миловал, и нам не приходилось сталкиваться с угрозами в свой адрес, а по России такие случаи, вплоть до нападений на судей, были. Иногда и нам по-человечески было тревожно, когда в деле фигурировали значительные суммы, но все обходилось. Понятно желание привести примеры каких-то крупных дел, но в основном работа монотонна, требует кропотливости и забирает очень много сил  и энергии. Судье приходится изучать каждое дело, а это бывает и десятки томов. Труд очень интенсивный, и хорошо, что  в последнее время в штате появились помощники. Без них с такой нагрузкой трудно представить, как бы мы справлялись.

– Иногда кажется, что адвокаты затягивают дело?

– Они защищают интересы клиента. Хорошие специалисты будут делать это всеми законными методами. Сейчас есть практика взыскания судебных издержек, так что если адвокат проиграет, его сторона может заплатить их другой стороне. Согласно закону «О статусе судей в Российской Федерации» судебная власть в России принадлежит только судам в лице судей. Проявление неуважения к суду или судьям влечет установленную законом ответственность. Интересы юридических лиц  в арбитражных судах защищают профессиональные юристы. Из многолетней судебной практики могу сказать, что в основном поведение представителей сторон в суде корректное и высокопрофессиональное.

– Бывает, в предвзятости начинают обвинять даже окружной суд?

– В процессе две стороны – истец и ответчик, одна сторона уходит недовольной, ведь она проиграла. Николай Толмачев, с которым я начинала работать, всегда говорил нам: «Вы должны так провести процесс, чтобы проигравшая сторона, уходя, искренне говорила вам спасибо». Мы стремимся к этому, между прочим, так часто и бывает. Опытные юристы предвидят исход дела, если по рассматриваемому делу сформирована практика и спор заключается только в установлении обстоятельств дела.

– Как вы относитесь к публичности судебного процесса?

– Положительно, никому не отказываем присутствовать при судебном разбирательстве. Это не мешает ведению процесса, если присутствующие держатся в законных рамках. Не являясь стороной спора, они не вправе принимать участие в процессе, а если будут мешать вести процесс, то пристав просто выведет их из зала.

Стороны, участвующие в деле, вправе заявить о несогласии в присутствии посторонних лиц, судья, ведущий процесс, всегда спрашивает их мнение по этому поводу.

Трудно было работать в первое время, когда юристов в Тюмени было очень мало, и защищать интересы юридических лиц приходилось часто их руководителям. Судьям приходилось выслушивать руководителей не только по существу спора, но  и о производственных проблемах общего плана, которые, конечно, не могли быть отражены в судебных актах. В настоящее время интересы юридических лиц практически всегда поддерживают штатные юристы или адвокаты, которые понимают, что суды рассматривают споры только в рамках заявленных требований.

– Бывает, что человек прав не по закону, а по справедливости?

– При рассмотрении споров судьи обязаны учитывать баланс интересов сторон. Поэтому ответственность судьи первой инстанции особенно высока, так как он рассматривает спор по существу. Нормы Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не позволяют суду кассационной инстанции дать оценку обстоятельствам дела, уже установленным нижестоящими судебными инстанциями.

Суд первой инстанции вправе снизить размер штрафа, признать административное правонарушение малозначительным. У суда кассационной инстанции таких полномочий нет. Он проверяет только законность обжалуемых судебных актов исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Государственные органы – это всегда сильная сторона в процессе, по отношению к которой, например, предприниматель может выглядеть слабее. Но это, конечно, не означает, что суд всегда на его стороне, так как подлежат установлению все обстоятельства по делу, в том числе и вина лица, привлекаемого к ответственности за нарушение норм права или своих обязательств.

В век современных технологий можно создать компьютерную программу, которая будет самостоятельно принимать решения, исходя из заложенных в нее обстоятельств спора. Скорее всего, машине до сих пор не доверяют принимать решения потому, что только человеку присущи качества, которые тоже играют роль при принятии решений. Однако хотелось бы, чтобы «человеческий фактор» в правосудии играл только положительную роль.

– А можно попроситься к какому-то определенному судье?

– Нет, дела распределяются компьютером. Стороны могут заявить судье отвод и мотивированно его обосновать. У сторон, кстати, больше прав, чем  у судей – мы действуем в жестких процессуальных рамках.

– Нужно ли повышать статус судей?

– По человеческим качествам и даже здоровью не все могут работать в судах. Если человек указом президента назначен судьей – это уже высокий статус.

Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия судьи никому не подотчетны. Каждый день принимать решения – это тяжело и ответственно.

Если было бы все так просто, решения принимались бы без специальных юридических знаний, опыта, практики. Но когда решение принято, и в процессе его написания ты понимаешь, что оно единственно правильное – чувствуешь большое удовлетворение. Надеюсь, что стороны, когда читают судебные акты, понимают, что другого решения не могло быть. По-моему, самая интересная работа содержит в себе элементы творчества, а когда разберешься в сложном споре и напишешь законный и обоснованный судебный акт,  в этом есть элемент творчества.

– Можно представить, что потребность в арбитражном разбирательстве отпадет?

– Нагрузка у судей продолжает расти. Это уже говорит о том, что мы востребованы. Когда арбитражные суды только образовывались, многие не верили в возможность цивилизованно решать все вопросы. Но жизнь показала, Россия – правовое государство. Исходя из количества рассматриваемых дел, можно сделать вывод, что нам верят. За справедливостью, правдой, защитой интересов идут к нам, а не обращаются к криминальным структурам. Люди становятся более грамотными, дела – более сложными, экономика развивается, так что мы без работы никогда не останемся!

294Просмотров
Комментариев

Читать далее
Представители государственной власти Тюменской области поздравили соотечественников с праздником.
Губернатор Тюменской области прокомментировал итоги Совета при президенте РФ по развитию местного самоуправления, который глава государства Владимир Путин провел пятого августа в Кирове.
В Тюменском региональном отделении партии "Единая Россия" рассказали о работе Госдумы VII созыва.
Губернатор посетил Тюменский район.
Представители СМИ встретятся с губернатором Тюменской области на пресс-конференции, приуроченной к 73-летию региона.
10 сентября 2017 года на территории четырнадцати районов и городов Тюменской области получат логическое завершение 38 избирательных кампаний по выборам депутатов районных, городских и сельских муниципалитетов.
Согласно принятому закону о ведении садоводства и огородничества, будет упрощен ряд процедур внутри садоводческих товариществ.