×
В социальных сетях
В печатной версии

Наринэ из Закулисья

Четверть века кропотливой ручной работы в цехе Тюменского драмтеатра


Огромная мохнатая ростовая кукла хомяка встречает на входе. Со стен оценивающе смотрят дамы и господа с живописных полотен. В углу – испанский наряд ручной работы. Пожалуй, это одно из самых необычных рабочих мест, которых мне довелось увидеть. Здесь все не так, как кажется на первый взгляд. «Металлический» шлем викинга сделан из картона и украшен обыкновенным зеленым горошком. Солидные «глиняные» изразцы – из папье-маше. А старинная чугунная сковорода и пузатый расписной заварочный чайник мирно соседствуют с ноутбуком.

Хозяйка этого «Зазеркалья» – Наринэ Манвелян, руководитель художественно-декоративного цеха Тюменской «драмы», о любимейшем театре говорит с воодушевлением, глаза сияют от восторга. 25 лет на одном месте – как один миг.

– Вы коренная тюменка?

– Мы переехали в Свердловскую область из Армении, когда мне было четыре года. После школы училась в Челябинске. Честно говоря, хотела стать модельером, но из-за первой юношеской любви пропустила вступительные экзамены. Пришлось подать документы на художника-оформителя. В Тюмени жила родная сестра, поэтому здесь решила попытать счастья в поисках работы.

– Как оказались в драматическом театре?

– Совершенно случайно. Сойдя с поезда на вокзале, пошла по правой стороне улицы Первомайской. Сначала заглянула в ДК «Железнодорожник», спросила отдел кадров. Там никого на месте не было. Вторым зданием оказался Тюменский драматический театр. Работы мои посмотрели, понравились. Афишы писались раньше вручную, поэтому обязательным было владение шрифтом, кистью и пером.

– Рисуете с детства?

– Со школы – вечная редколлегия: постоянно оформляла стенгазеты, актовые залы. Дома зачитывалась приключенческими романами и сама иллюстрировала их. Особенно Дюма впечатлял. Одна картина, выжженная на фанерке, до сих пор  у мамы хранится – «Похищение княжны» к роману Толстого «Князь Серебряный».

– Есть декорации, которые особенно дороги?

– Если по сложности, то  к спектаклю «Ревизор». Казалось бы, просто стена. Однако толщина декоративной штукатурки доходила до десяти сантиметров. Причем это не готовый продукт из магазина, а смесь опилок, клея ПВА, марли. Из идущего репертуара у зрителей вызывает восторг ростовая кукла хомяка из «Бога резни». На него ушел не один метр искусственного и натурального меха. Приходилось подстригать, подкрашивать, подбирать по цвету. Актеру тоже несладко: сначала идет комбинезон, затем накладки из поролона, мех. Жарковато.

Самая кропотливая работа – костюмы с испанскими воротниками в поэме «Черная панна Несвижа». Расшивали бисером и пайетками очень долго. Смотрится шикарно.

В «Нахлебнике» целый сад был «выращен» из листиков, выполненных вручную. Каждый выстригали, красили, собирали на проволоку веточки. Когда приехали с «Нахлебником» в Москву, в театр Вахтангова, нам сказали: «Вот это да!» Гастроли в другом городе – это всегда экзамен.

– Какие минусы в вашей работе?

– Очень тяжело бывает. К примеру, пеноплекс. На первый взгляд, мало отличается от пенопласта. Помню, в старом здании театра готовили на фестиваль «Золотой конек» огромную скульптуру этой статуэтки. Двухметровую голову ершовского конька хрупкие женщины выпиливали ручной пилой. В это время в театре была с визитом делегация из Франции. Их настолько поразил процесс «рождения» скульптуры, что они сфотографировали его поэтапно.

Бывает, не хватает сил перекусить проволоку. Тогда зовешь на помощь мужчин.

Многие думают, что художник-оформитель в театре – это тот, кто двумя пальчиками держит карандаш. Ничего подобного. И стамеску приходится брать в руки, и пилу, и бисером вышивать.

– Не обидно, что вся любовь зрителей достается преимущественно актерам?

– Нет. Я человек непубличный. О нас так  и говорят: люди Закулисья. Вот если спектакль на сцене долго не прожил, то немного больно, ведь в него, как  в дитя, было вложено много сил. Актеры всегда говорят нам спасибо.

А зрители оценивают постановку вкупе, поэтому частица их аплодисментов адресуется и мне. Когда в отзывах, рецензиях отмечают декорации и костюмы, тоже очень приятно.

– Храните в цехе декорации?

– Только те, которые уж совсем жалко выбрасывать. Статуи расставила (ох и много времени и сил было потрачено на них!), на мостики повесила декорации из сказки, прибила картины из спектакля «Школа злословия». Мое спокойствие и утешение – деревянный пол из зрительного зала старого здания театра на Первомайской. Особая энергетика от него – добра и счастья. В общем, обживаем новый цех.

– В Интернете часто можно видеть обращенияк тюменцам с просьбой оказать помощь в сборе реквизита.

– Да, автомобильные капоты для «Трех товарищей» по всему городу собирали, давили, красили. Дело в том, что есть вещи, которые можем изготовить здесь сами, но иногда требуется все натуральное. Знаменитые венские стулья «бутафорить» невозможно, потому что это вымоченное, гнутое дерево. И люди с удовольствием отдают в театр стулья, шарфы, сумочки. Нашли как-то для постановки огромное количество старых фетровых шляп – зрители откликнулись. Отзывчивые.

– Как все успеваете?

– Приходится. Сдавали «Летучий корабль». Там только головных уборов сорок (!): лягушки, царь, Забава, водяной… Плюс каркасы костюмов. Весь декабрь работали с 9 утра до 10 вечера без выходных. А в последние два дня перед премьерой – до 4-х утра. Домой не ездили, ночевали здесь.

– Тяжело вам приходится...

– Не только мне. Всем. Уже подмечено: театр – это живой организм. Не каждого принимает. Человек, который сюда приходит работать, либо сразу отсеивается, либо остается надолго. Ритм сумасшедший. Чтобы выдержать, надо театр очень любить.

– Современные технологии облегчают работу?

– Безусловно. Когда я пришла в театр, мы задники рисовали. Представьте: нужно изобразить небо – сто квадратов, которые не входят в цех. По-этому выносили в фойе.

И перебором: половину нарисовали, подождали, пока высохнет – ко второй половине перешли. Компрессоров, как сейчас, не было. Пылесосом задували большие площади.

– Где черпаете вдохновение?

– Читаю много литературы, чтобы прочувствовать и понять эпоху, отраженную в спектакле. Осваиваю компьютер, просторы Интернета. Нашла там, как выглядит грузинский военный башлык, для спектакля «Дуэль». Сделала выкройки. Друзей, знакомых прошу не выбрасывать сломанную бижутерию, красивые флакончики из-под духов. Забираю в цех: обязательно пригодятся.

– В качестве зрителя в театр ходите?

– Если иду на спектакль, то как минимум дважды. В первый раз вообще за сюжетом не слежу, только оцениваю «окружающую обстановку»: как смотрятся декорации со сцены, при поставленном свете, все ли  в порядке с реквизитом. Когда успокоюсь, во второй раз смотрю спектакль уже  в целом: наслаждаюсь актерской игрой, слежу за развитием действия, полностью погружаюсь в происходящее на театральных подмостках.

– Что  в жизни еще не сбылось?

– Мечтаю объехать весь мир. Люблю путешествовать, по возможности стараюсь выбираться за границу ежегодно. Если есть там театр, обязательно иду. Впитываю незнакомую культуру и, естественно, изучаю декорации, костюмы, реквизит. Спрашиваю себя: а мы в Тюмени смогли бы так же? И знаете, всегда отвечаю: конечно же, да!

275Просмотров
Комментариев

Читать далее
Центр Тюмени стал местом притяжения для велогонщиков со всего УФО. 
Боец смешанных единоборств планирует выращивать медведей и тренировать местных ребятишек в деревне под Тюменью.
В новом 2017-2018 учебном году вузы Тюменской области готовы принять на обучение более 10 тысяч студентов. Прием заявлений на очную форму обучения завершился. 
В пансионате для престарелых и инвалидов организовали массовые соревнования на свежем воздухе «Я выбираю жизнь».
Чемпионат Jawor FSR-VHO Championship проходил с 31 июля по 13 августа в Яворе (Польша).
26 и 27 августа тюменцы, которым не чуждо закаливание, отправятся на XXI фестиваль плавания в холодной воде «Енисеюшка», который пройдет в Красноярске.
12 августа в День физкультурника, двенадцать команд состязались в пяти видах спорта: мини-футболе, волейболе, настольном теннисе, гиревом спорте и шахматах.
Мечтают о кубках и золотых медалях многие ребята, приходящие в спорт. Но не каждый сумеет воплотить желаемое в жизнь.