×
В социальных сетях
В печатной версии

Обдорский светоч Иринарх

К 140-летию со дня рождения Ивана Семеновича Шемановского


5 марта 1898 года исполняющим должность настоятеля Обдорской миссии был назначен отец Иринарх (Иван Семенович Шемановский). Он родился 28 января 1873 года в семье потомственных дворян, успешно окончил Императорский Гатчинский Николаевский сиротский институт, знал несколько иностранных языков.

В 1897 году он завершил учебу в Новгородской духовной академии и 5 октября того же года пострижен в монахи с именем Иринарх, а 13 октября, согласно собственному прошению, определен членом Обдорской миссии. Тоболяки в то время говорили, что Обдорск стоит на краю света, дальше его на семь верст начинается ад.

Миссионер

Одной из серьезных забот тобольских архиереев в XIX веке была необходимость найти достойного кандидата на должность миссионера в Обдорск. В своем письме в Святейший Синод в 1895 году епископ Тобольский и Сибирский Агафангел объяснял причины такого положения: «Трудно и рискованно отправлять свои обязанности миссионерам низового края (так до революции называли Салехард и прилегающие к нему районы. – прим. автора): то поездки зимою, без дорог, по тундрам и болотам, по необозримым снежным пространствам, иногда в неподходящей к суровым условиям климата одежде и опасность замерзнуть от ветров и метелей, посылаемых с севера Ледовитым океаном; то поездки летом на утлых ладьях по обширным водным пространствам могучих речных систем, о которых имеют вообще слабое понятие в России, и опасность от случайной какой-либо прихоти капризного севера – именно внезапно наступившей бури – утонуть; то боязнь – в самых чумах инородцев, где миссионеру приходится проживать немало времени, – заразиться от общения с ними болезнями, которыми страдают остяки (ханты. – прим. автора) и частию самоеды (ненцы – прим. автора) и – болезнями весьма заразительными. Все эти причины страшат тех лиц, которым предлагают потрудиться в деле миссионерства. К этому нужно прибавить еще и то, что в селе Обдорском, где находится главный стан миссии, помещение для миссионеров и тесно, и неблагоустроенно, и холодно, и смотрит каким-то бобылем, не имея при себе даже необходимых, для привыкших видеть иное, хозяйственных пристроек: просто какое-то степное здание».

Психологический портрет отца Иринарха и в значительной мере его настрой к новой жизни отражен в опубликованном им в 1910 году в журнале «Православный благовестник» очерке «Елка»: «…Я приехал в Обдорск. Род службы заставил меня сходиться с людьми, приспособляться к ним, жить с ними одной жизнью... Радоваться их радостями, плакать с ними в их несчастьях, горевать в их печалях и неудачах. Для успеха своего дела я должен был стать человеком, могущим понимать чувства и душевное состояние всяких людей: богатых и бедных, честных и воров, счастливых и несчастных…»

Миссионеру отцу Иринарху довелось испытать все, о чем писал в Синод еще до его приезда Тобольский епископ. но, несмотря на все тяготы новой жизни, в совершенно непривычных условиях, 20 мая 1905 года за плодотворную миссионерскую деятельность определением Святейшего Синода он был возведен в сан игумена, неоднократно получал другие поощрения.

В сентябре 1904 года в Обдорске прошли юбилейные торжества по случаю 50-летия православной миссии.

По свидетельству очевидца, «к этому времени в Обдорске собралось великое множество туземцев, и съехалось все духовенство прибрежных сел, а также уездная администрация г. Березова. 31 августа туда же прибыл и преосвященный Антоний, епископ Тобольский и Сибирский». По этому поводу в журнале «Нива» в заметке «Юбилейное торжество на краю света», в частности, сообщалось: «Юбилейные торжества начались 4-го сентября и продолжались по 7-е.

В течение этого времени в местных храмах были совершены торжественные богослужения при участии единственного оставшегося в живых свидетеля первых дней существования миссии священника о. Тимофея Карпова. Тогда же был освящен новый храм миссии, и состоялось торжественное заседание в местной церковно-приходской школе. На этом заседании в присутствии всех членов миссии, приходского духовенства и воспитанников местного инородческого пансиона и приюта были прочитаны адреса и речи. На четвертый день торжеств был устроен в здании инородческого пансиона оригинальный обед для инородцев. Обед этот состоял из чая с кренделями и маслом, конфет и пирогов с рыбой. Пред обедом были прочитаны по-остяцки и самоедски молитвы. Владыка благословил обед и обошел, беседуя с гостями, все комнаты и двор, где тоже разместились обедавшие».

Ни у кого из присутству-ющих не было сомнений в том, что столь достойная встреча юбилея – миссия – заслуга отца Иринарха.

Просветитель

Несколько лет назад мне повезло обнаружить в одном из архивов письма игумена Иринарха профессору Московского университета, исследователю тобольского севера Борису Житкову. Письма убедительно свидетельствуют об огромной просветительской, исследовательской и литературной деятельности обдорского миссионера. Мотивацию в просветительской работе Иринарха объясняют следующие его слова: «Когда человек родился во тьме и не ведает, что такое свет, он и не тянется к нему. Он просто не знает о его существовании. Вывести человека из тьмы, дать ему возможность узреть, что такое свет, – и он сам не захочет больше во тьму!»

Тысячам северян проторил дорогу к свету игумен Иринарх. В 1910 году, когда он покинул Обдорск, его трудами создана уникальная библиотека на 5 000 томов, в которой имелась коллекция книг о русском и, в частности, Тобольском севере не только на русском, но и иностранных языках. Все ученые экспедиции, изучавшие север, обращались за содействием к Иринарху и получали действенную помощь. Обдорский просветитель основал музей, часть экспонатов в который, как и книги, приобретал на собственные деньги. Это был первый музей во всем Березовском уезде, и по заслугам современный музей в Салехарде носит имя Ивана Шемановского. Литературные труды Иринарха, среди которых стоит выделить особо «Хронологический обзор достопамятных событий в Березовском крае Тобольской губернии, 1032–1910 гг.» и серию очерков «В дебрях крайнего северо-запада Сибири», востребованы до сих пор.

Один из учеников о. Иринарха, первый в Ямало-Ненецком округе заслуженный учитель школы РСФСР, автор первых учебников на языке ханты Петр Ефимович Хатанзеев, через много лет с благодарностью вспоминал первого наставника: «Иринарха забыть трудно. Личность яркая. Высокий, сильный. Волосы до плеч. Золотой крест на груди. Голос – нечто среднее между басом и баритоном. Сочный, внушительный, поставлен хорошо. Строгое, худощавое лицо. Орлиный нос. Прямой проницательный взгляд темных глаз. Тип мыслителя. Приветливый был… И справедливый».

Вне зависимости от того, как дальше сложилась судьба Ивана Семеновича Шемановского, на Ямале он оставил добрый след.

293Просмотров
Комментариев

Читать далее
На улице Розы Люксембург, что проходит вдоль тобольского холма, расположено много памятников архитектуры, но особо выделяется среди них красно-кирпичное здание римско-католического храма Пресвятой Троицы.
История о том, как сбываются мечты, если в них искренне верить.
Валерия Борисова из 15-ти лет своей жизни уже 12 выходит на сцену.
Исетское творческое объединение «Родник» дружит с литклубом «Истоки» села Кодское Курганской области.
В течение 2016-17 учебного года воспитанники Ярковской детской музыкальной школы ездили на множество конкурсов и ни разу не возвращались без наград.
Вокалисты группы «От Афгана до Чечни» покоряют сердца земляков и поднимают дух патриотизма
Елена Половинкина и Мария Плотникова не только играют в фолк-группе, но и занимаются народными ремеслами и исторической реконструкцией
В Заводоуковском городском округе  проживает 36 участников Великой Отечественной войны.