×
В социальных сетях
В печатной версии

О великой любви, освоении Сибири и первопроходцах

В год 100-летия Виктора Муравленко гостем редакции стал президент общественного фонда имени Муравленко Сергей Великопольский


Сергей Великопольский как человек, родившийся под знаком Водолея, считает, что все в мире относительно. Поэтому принимает мир таким, какой он есть, не выражает бурной радости, если наступает полоса везения, и не впадает в отчаянье, если что-то не клеится. Он всегда подтянут, энергичен. Даже не верится, что ему за семьдесят. По его словам, эликсир молодости, который позволяет не думать о  возрасте, а строить планы на будущее – дружная семья, интересная работа и счастье быть нужным людям. 

Сергей Великопольский, президент Тюменского областного общественного фонда имени Виктора Ивановича Муравленко – гость редакционного «Клуба от первого лица».

Александр Скорбенко:
– Сергей Дмитриевич, в вашей биографии значимой страницей является встреча с  Виктором Муравленко. Наверное, приятно осознавать себя его соратником?

Сергей Великопольский:
– Познакомился с Виктором Ивановичем, как говорится, при интересных обстоятельствах. Я первый секретарь Тюменского горкома комсомола, прихожу за советом к  Петру Потапову, директору судостроительного завода, а там Виктор Муравленко. Он, как новый руководитель главка, приехал лично познакомиться с предприятием и его руководителем, а также узнать, как идет выполнение госзаказа – строили первые неф­теналивные баржи, осваивали строительство танкеров, тогда нефть возили по реке до Омского нефтеперерабатывающего завода.

Как сейчас помню, Виктор Иванович в темно-синем костюме, белоснежная рубашка, в  то время в Тюмени так нарядно одеваться на работу было не принято. Стоит отметить и его уверенную походку, выразительные жесты, доброжелательную улыбку.

Вскоре меня избрали членом бюро Тюменского обкома комсомола. На одном хозяйственно-партийном собрании мы вновь встретились. Я набрался смелости и обратился с просьбой помочь в оснащении палаточного лагеря труда и отдыха для старшеклассников. Нефтяники поделились шатровыми палатками, спальниками и другим оборудованием. Благодаря этому подростки на природе жили в комфортных условиях.

Маргарита Шаманенко:
– Сергей Дмитриевич, вы лично знали Виктора Муравленко, а замечали ли вы, что он чувствовал свою исключительность? Как он выстраивал взаимоотношения с подчиненными?

Сергей Великопольский:
– Виктор Иванович старше меня на двадцать пять лет, однако рядом с ним разницу в возрасте не чувствовал не только я, но  и другие люди. Это отмечали и самарские ветераны, с которыми летом, в рамках празднования столетия нефтяника номер один, как его звали иностранцы, мы встретились в Самаре.

Эта черта – уважение и любовь ко всем, кто  с ним оказывался рядом, прослеживается на протяжении всей его жизни.

Людмила Шорохова:
– Чем больше знакомлюсь с биографией Виктора Муравленко, тем больше задаюсь вопросом: «Кто он? Нефтяник? Чиновник? А может, ученый?»

Сергей Великопольский:
– Виктор Иванович трудился в разных концах страны: в Баку, Чечено-Ингушетии, в По­волжье, на Сахалине, в Западной Сибири. Он занимал должности от рядовых до самых высоких. Был бурильщиком, начальником нефтеразведки, управляющим трестом, начальником объединения «Куйбышевнефть», заместителем председателя Северо-Волжского совнархоза в Куйбышеве, а последующие двенадцать лет жизни возглавлял Главтюменьнефтегаз – самое крупное в стране управление по добыче нефти и газа. Н где бы он ни находился, какой бы пост ни занимал, звание «нефтяник» оставалось для него главным.

Могу подтвердить конкретными примерами. Когда я работал в Нижневартовске первым секретарем горкома партии, а главк направил основные силы на освоение уникального Самотлорского месторождения, Виктор Иванович часто бывал у нас. Он расспрашивал руководителей города о том, как живут нефтяники, в чем нуждаются, чем он может помочь, а проводя традиционное производственное совещание, всегда начинал разговор с обстановки в бурении.

Будучи депутатом Верховного Совета СССР, а их на то время от Тюменской области было три человека, он  с большим вниманием выслушивал просьбы избирателей, обещал разобраться. Все знали: его слову можно верить. Разве можно его назвать чиновником?

Я ни разу не слышал, чтобы он напомнил кому-либо из руководителей управлений буровых работ (УБР), сколько коллективу надо пройти погонных метров скважин и к какому сроку. Он понимал, что  в УБР прекрасно знают о поставленных задачах и делают все возможное, чтобы их выполнить. Ему также хорошо было известно, что бурение – не изолированный процесс. Нормальная, плановая, безаварийная проходка связана со многими составляющими: своевременным обеспечением материалами, оборудованием, транспортными вопросами, социально-бытовыми проблемами (обеспеченность жильем, питанием, дошкольные учреждения и школы для детей). Поэтому Виктор Иванович предусматривал возможные задержки и нестыковки. А когда ставил перед руководителями задачи, обязательно подчеркивал, чтоб о нуждах буровиков те никогда не забывали.

Такой стиль работы присущ только высококвалифицированному профессионалу, выдающемуся руководителю. Кроме того, Виктор Иванович, лидер-вдохновитель, искусный оратор, давал четкие и конкретные поручения и понятно излагал цели, что  гарантировало общий успех команды. Как сегодня бы сказали, он был эффективным мотиватором и  обязательно благодарил сотрудников за успешно выполненную работу. Его интересовала личность каждого и его карьерный рост. Поэтому люди всегда шли за ним. Например, в Западную Сибирь вместе с ним приехали целые бригады, в том числе и его вчерашние студенты.

Если вы скажете, что Виктор Муравленко ученый, это тоже будет правдой. На протяжении пятнадцати лет  он преподавал на нефтепромысловом факультете Куйбышевского политехнического института, затем одиннадцать лет работал в Тюменском индустриальном институте профессором кафедры бурения скважин. В числе заслуг ученого Виктора Муравленко – разработка и внедрение нового породоразрушающего инструмента для  условий Западной Сибири, создание нового типа буровых станков, метод кустового бурения, промышленные эксперименты по перемещению буровых на воздушной подушке и пневматическом ходу, а также применение в зимнее время тяжелой транспортной авиации для доставки срочных грузов на отдаленные месторождения. Следует отметить, профессор Муравленко приложил немало усилий и для создания материально-технической базы Тюменского индустриального института: как никто другой он понимал важность подготовки местных кадров нефтегазовой отрасли.

А если одним предложением ответить на ваш вопрос, то Виктор Муравленко – Человек-эпоха.

Александр Скорбенко:
– Сергей Дмитриевич, ученики всегда характеризуют учителя. Вы могли бы назвать имена учеников, их сегодняшние должности?

Сергей Великопольский:
– Среди его учеников знаменитый буровой мастер Виктор Китаев. Юрий Шафраник – российский политический деятель, глава администрации Тюменской области с 1991 по 1993 год, министр топлива и энергетики с 1993 по 1996 год, председатель совета Союза нефтегазопромышленников России с 2002 года, председатель правления компании «Союзнефтегаз», член совета Союза производителей нефтегазового оборудования. Павел Зарецкий в 1965 году после окончания факультета бурения первого выпуска Тюменского индустриального института молодым специалистом прибыл в Мегионскую контору бурения, которая располагалась в поселке Нижневартовском.

Ныне Павел Зарецкий – почетный нефтяник Тюменской области, ветеран Нижневартовского УБР № 1, член правления областного общественного фонда имени Виктора Муравленко. Игорь Сосновских, Леонид Титов и многие другие замечательные люди – тоже ученики Виктора Муравленко.

Светлана Клименко:
– Сегодня многие рассказы о Викторе Муравленко кажутся порой неправдоподобными, больше напоминают легенду или миф. Это старания народной молвы?

Сергей Великопольский:
– В одном из стихотворений Сергея Есенина есть такие слова: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии». Это как раз про Виктора Ивановича. Когда он был с нами, его поступки и работа казалась обыденным делом. Несмотря на то, что Виктору Ивановичу присвоено звание Героя Социалистического Труда, он был лауреатом Ленинской и Государственной премий, депутатом Верховного Совета СССР, награжден четырьмя орденами Ленина и орденом Октябрьской Революции, его  делам не давалась должная оценка. Но время (расстояние) указало большое: Виктор Муравленко – знаковая фигура в истории нефтегазового комплекса Западной Сибири, талантливый руководитель, организатор и общественный деятель.

При его активном участии создавалась главная топливно-энергетическая база страны с развитой инфраструктурой, осваивалось крупнейшее нефтяное месторождение – Самотлор. Стоит отметить, что в работе он использовал, как сегодня бы сказали, инновационные методы.

Люди старшего поколения помнят, что  у нас были самолеты АНТ. Надо было срочно перевезти немецкую трубу для Севера, на месторождение. На плече – строительство месторождения Усть-Балык – Омск. Виктор Иванович поручает первому заместителю Матвею Кролу решить этот вопрос, поскольку самолет – единственный вариант. Железной дороги тогда не было, река закована льдом, по зимникам трубу с такими плетями не перевезти. Тот едет в Министерство обороны.

И что вы думаете? Министр обороны дает большие самолеты. Далее. Вот самолет пришел. И надо было в него загрузить трубу, но как? Изготовили специальные сани. Трактористы высочайшего класса прошли специальное обучение, чтобы при загрузке эти сани не сломали самолет. Задание выполнено.

Сергей Исаев, вопрос по Интернету:
– О северной закалке Виктора Муравленко много написано в книгах. Это не только суровые морозы зимой, болотные топи. Это говорит о том, что человек очень хорошо может соотносить личный труд и потребности страны. Это признак масштабности личности?

Сергей Великопольский:
– Хороший вопрос. Виктор Иванович работал в теплых краях: в Баку, на Кубани, в Азербайджане. И вот он попадает в Западную Сибирь. Есть хорошая народная поговорка: «Сибиряки – народ сборный, но отборный». Могу сказать, что как раз Север «делает» людей. Из личного опыта знаю. На Север приезжало много молодежи. И если человек три года проработал, то, как правило, он становился сибиряком.

Виктору Ивановичу пришлось впервые решать многие технические, социальные вопросы, потому что зачастую месторождения находятся в болотах. Тот же Нижневартовск – прежде чем что-либо построить, необходимо было забить сваи по 14–16 метров.

При освоении Самотлорского месторождения перед Муравленко встал непростой вопрос: как на заболоченной территории построить дорогу? Было много разных предложений: прорыть канал и по нему возить буровые вышки, сделать эстакаду, но это все времянки. Виктор Иванович принял решение о строительстве капитальных дорог. Для этого выбирали торф, доходило до 12 метров даже! И только потом начиналась твердая порода. Эту часть засыпали песком.

В очередную рабочую поездку Алексею Косыгину, председателю Совета Министров СССР, показали три варианта строительства дорог на заболоченной территории в условиях Севера. Зимник, он хорошо держал машину. Лежневку – временную автодорогу, сроки эксплуатации которой зависят от  интенсивности ее использования и от качества выполнения частных задач при  прокладке. Эти все дороги затратные: надо убирать, засыпать грунт. Весной же они начнут подтаивать. Значит, требуют больших денежных затрат. По­этому приняли решение о строительстве капитальных дорог. Оно было экономически правильным, его подтвердило и время.

На Самотлоре (озеро) отсыпать дорогу было особенно сложно, и Виктор Иванович принимает смелое, по тем временам, решение: гидронамыв. Из озера намывался песок, а потом сверху укладывалась дорожная плита.

На Севере остро стоял вопрос строительства жилья. Он решился методом проб и ошибок. Сначала Виктор Иванович купил пять домов на Куйбышевском домостроительном комбинате. Но с учетом перевалок, собрали только полтора дома. Так он  и стоит исторически в Нижневартовске.

Потом стали возводить омские дома. Хорошие дома, хороший комбинат, но они не выдерживали низких температур: углы промерзали, появлялась течь. Дома нуждались в дополнительном утеплении. Значит, надо искать свои способы возведения домов в северных условиях. Дома стали строить на юге Тюменской области – панельное домостроение.

Суровый климат и сложные условия труда «потребовали» заботы о здоровье. Виктор

Иванович начал строительство в южных районах страны, так появились здравницы и пансионаты, пионерские лагеря на Черноморском побережье, а также в Тюмени и ее окрестностях.

Раиса Ковденко:
– В чем была пробивная сила Виктора Муравленко? Он умел убеждать?

Сергей Великопольский:
– Такого человека для области нужно было найти. Алексей Косыгин и Николай Байбаков в Викторе Муравленко увидели мудрого, талантливого руководителя. Ведь ему предстояло создать в Тюменской области управление развития промышленности – структуру на уровне совнархоза России.

Виктор Иванович принял предложение министра поехать в Тюменскую область, предварительно посоветовавшись с женой Клавдией Захаровной. Но попросил, чтобы у него была «вертушка» – правительственная связь и  чтобы появилось новое решение партии: коммунистам, пожелавшим поехать осваивать Западную Сибирь, не препятствовать. Ведь, чего греха таить, руководители старались оставить в своем штате квалифицированных рабочих и специалистов. Благодаря этому в далекую, неизвестную Тюмень Виктор Муравленко приехал с командой единомышленников и профессио­налов, 29 человек. Штат Главтюменнефтегаза сразу же увеличился на 29 человек.

Они приехали из Башкирии, Татарстана и других регионов. Некоторые прибыли в полном составе (вплоть до поваров). Это бригады Геннадия Левина и Григория Петрова. Коллектив Шаимской конторы бурения, а это пять бригад, который возглавлял Авзалитдин Исянгулов, перебазировавшись на Самотлор, в день приезда не потерял и минуты рабочего времени – сразу же вы­шли на работу и  забурились.

Стоит отметить, что впервые в отрасли бригады Геннадия Левина и  Григория Петрова в полном составе были награждены высокими правительственными наградами. А Нижневартовское управление буровых работ, также впервые в отрасли, награждено орденом Трудового Красного Знамени.

Виктор Муравленко доверял своим заместителям, никогда не подменял их. При этом каждый из них не просто послушный исполнитель, а личность, дока своего дела.

Почему Виктору Ивановичу удавалось решать одновременно много вопросов, а главное, быстро? Работа в команде, доверие заместителям и профессионализм помогали. За это его ценили все, с кем он работал. Неоднократно ему  предлагали посты министра и другие «спокойные» места, но он отвечал: «Я нужен Главтюменнефтегазу».

Владимир Полищук:
– Самара имеет одну из лучших набережных в Европе. В Нижневартовске набережная построена недавно. Вы были причастны к ее появлению?

Сергей Великопольский:
– В те годы я был первым сек­ретарем горкома партии. Нижневартовск находится на изгибе реки Оби, которая ежегодно «откусывала» по шесть метров берега. Если бы не приняли решение укрепить берег, которое поддержал Виктор Иванович, в настоящее время половины территории города не существовало бы. Для работы пригласили специализированную строительную организацию, обеспечили жильем и всячески способствовали работе. Надо отметить, что они быстро себя проявили.

Появился и критический момент при строительстве набережной. С приходом весны уровень воды в реке быстрыми темпами повышался. Несмот­ря на то, что сваи забивали на 20–30 метров, возникла угроза разрушения набережной. Потребовалось большое количество грунта, чтобы спасти ее. Что мы сделали?

Весь транспорт с песком отправили на спасение набережной. Все закончилось благополучно.

В настоящее время набережная удивительно красива и  носит имя Григория Пикмана – первого управляющего треста «Мегионгазстрой».

Виктор Муравленко сделал первую очередь набережной в Куйбышеве (Самаре). Теперь там заканчивают третью очередь.

Недавно тюменские ветераны-нефтяники побывали в  Самаре. Огорчило то, что о Викторе Муравленко, который проработал там более 20 лет, практически не помнят: нет памятных знаков даже на зданиях, где он работал, жил. Поводом послужила деятельность нашего фонда. В итоге самарцы поблагодарили за подсказку, сказали: будем делать.

Раиса Ковденко:
– Сергей Дмитриевич, как будете готовиться к 15-летию фонда?

Сергей Великопольский:
– Недавно побывал в Москве в Государственном университете нефти и газа имени Губкина, где проходило мероприятие, посвященное памяти Виктора Ивановича. Выступление на представительном форуме начал с того, что фонд Муравленко создан при поддержке первого губернатора Тюменской области Леонида Рокецкого.

К слову, вопрос о создании фонда возник стихийно. В очередную годовщину со дня смерти Виктора Ивановича ветераны-нефтяники, 99 человек, собрались вместе, чтобы побывать на могиле, а затем помянуть по русскому обычаю.

Там родилась идея достойно отметить 85 лет со дня рождения Виктора Муравленко. Леонид Рокецкий дал добро. Дело поручили мне. Вместе с Вячеславом Медведевым подготовили учредительные документы фонда.

Скажу, что на протяжении 15 лет приходилосьнелегко. Прекрасно понимаю: все, что сделано на Тюменском Севере и Тюмени, сделал не один Муравленко, а команда людей, которые вместе с ним решали поставленные задачи. И потому, говоря о Викторе Ивановиче, мы обязаны сказать о каждом из них.

Раиса Ковденко:
– Кстати, о многих из них наша газета рассказывала.

Сергей Великопольский:
– Добавлю, что  в Нижневартовске есть памятник «Покорителям Самотлора», в народе больше известного как «Алеша». К его возведению приступили в год столетия Владимира Ленина (1970-й), тогда по всей стране устанавливали памятники вождю, появился он  и в Тюмени. А вот Виктор Иванович увековечил трудовой подвиг первооткрывателей. Если внимательно присмотреться к «Алеше», то можно увидеть в нем и строителя, и геолога, и такелажника, и водителя...

Однако нареканий – какой глупец поставил монумент за городом? – в адрес администрации города не удалось избежать. Время подтвердило правильность моего решения: он находится на развилке трех дорог: на Мегион, Самотлор и Нижневартовск. Сегодня памятник – визитная карточка города.

Будучи уже президентом фонда Муравленко, решил вернуться к мечте Виктора Ивановича: высечь на подножии памятника имена всех, кто первым пришел на Самотлор. Хотели сделать это к 100-летнему юбилею – по этому вопросу встречался с губернатором ХМАО Натальей Комаровой, просил ее  обратить внимание на просьбу, разговаривал с председателем Думы ХМАО – Югры Борисом Хохряковым. Есть обещание, что просьба будет выполнена в следующем году.

Александр Скорбенко:
– Будем рады поддержать вас, тем более что вместе с вами встаем на вахту памяти этого замечательного человека. Наверное, уместен вопрос: что фонд сделал к столетию Виктора Муравленко?

Сергей Великопольский:
– По нашему предложению, 2012 год  в Тюменской области объявлен Годом Виктора Муравленко. Начиная с января последовательно выполнили все утвержденные мероприятия: встречи с ветеранами нефтегазового комплекса, школьниками и студентами, поездки в Самару, Мегион и на родину Виктора Ивановича – Кубань, конференции, издали несколько книг о Викторе Муравленко, сняли документальные фильмы и многое другое.

Череда праздничных мероприятий завершится в областном центре 24–25 декабря. Их участниками станут соратники Виктора Ивановича, ветераны нефтегазовой отрасли, гости из Москвы, Самары и других городов. Они примут участие во всероссийской научно-технической конференции «Геология и нефтегазоносность Западно-Сибирского мегабассейна. Опыт инноваций», посвященной 100-летию со дня рождения Виктора Муравленко. В музейном комплексе им. Словцова их ждет выставка «Человек-легенда», где  будут представлены исторические фотографии. Все дни в свободном посещении будет открыт кабинет-музей Виктора Муравленко (ул. Ленина, 67, офис 320).

Год Виктора Муравленко в Тюменской области завершат торжественный прием губернатора Владимира Якушева и праздничное заседание, посвященное 100-летию со дня рождения Виктора Муравленко.

Александр Скорбенко:
– Сергей Дмитриевич, благодарим за встречу в редакции в столетний юбилей Виктора Муравленко.

Блиц-опрос


– Вы азартный человек?
– Да, азартный. Люблю вступать в бой и готов его выдержать. С детства был лидером.

– Ваше отношение к спорту.
– Занимался баскетболом, волейболом, получил первый разряд по этим видам спорта. Прекрасно бегал на лыжах.

– Можно выразить смысл жизни одним словом?
– Есть такая песня: «Жила бы страна родная, и нету других забот...».

– Есть ли  у вас домашние животные?
– Люблю животных. За свою жизнь никого не застрелил. У меня живут собака и кот, очень воспитанные.

– Есть награда, которой вы особенно дорожите?
– Помните, у Василия Теркина: зачем мне орден? Я согласен на медаль. Это медаль «За освоение недр Западной Сибири».

– Вы любите смотреть на одуванчики?
– Согласен, они красивые. Но ради спасения газона борюсь с ними.

– Есть ли  у вас любимый уголок в Тюмени или окрестностях?
– Таких мест много. Одно из них – деревня Чикча, где живу в небольшом доме, есть и сад с огородом.

– Что выращиваете?
– В мои обязанности входит выращивание огурцов, томатов, капусты и перцев.

– Ваши любимые песни?
– Это песни Александры Пахмутовой: «Главное, ребята, сердцем не стареть», «Надежда», «Не расстанусь с комсомолом», «Поклонимся великим тем годам» и многие другие.

– Любимый певец?
– Марк Бернес. Будучи учеником школы № 25, пел  в хоре мальчиков. Даже получил некоторую известность в Тюмени за исполнение песни «Вижу чудное приволье».

– Любимый уголок в Нижневартовске?
– Памятник первооткрывателям. Когда бываю в городе, обязательно посещаю городское кладбище – там похоронено много друзей.

– Ваши планы?
– В настоящее время работаю над книгой, в которой рассказываю о  друзьях, которых любил, с которыми работал.

– Ваши учителя?
– Борис Щербина, Геннадий Шмаль, Василий Бахилов, Виктор Муравленко. Горжусь, что мне выпало счастье прикоснуться к делу, которым занимался Виктор Иванович.

1607Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи