×
В социальных сетях
В печатной версии

На крыльях улететь в Сибирь!

Через два месяца муза истории Клио поставит на своем вечном свитке изящной грифельной палочкой точку, означающую завершение 2012 года, объявленного Годом российской истории. 

Уйдет в прошлое еще одна страница, которая волею историков, писателей, ученых и исследователей, удаливших пыль и паутину времен, вернется к нам в романах и рассказах, научных докладах, гипотезах и открытиях.

Итоги уходящего года подводит известный тобольский писатель и историк Вячеслав Софронов.

– Вячеслав Юрьевич, завершается Год истории. Чем он памятен для вас? Можно ли утверждать, что отношение к истории за последние годы изменилось? 

– На мой взгляд, профессио-налам не должны мешать заниматься своим делом ни даты, ни что иное. Если честно, не ощутил каких-то особых изменений. Все как обычно: конференции, публикации и, как всегда, работа. Вместе с тем подчеркну: в Тюменской области и в Тобольске в особенности всегда было трепетное отношение к истории.

Почему так сложилось, стоит поговорить отдельно. Сибирская история уникальна. Она еще до конца не разработана, в ней присутствует масса «белых пятен», а потому всем интересно, что было раньше. Но любой исторический факт можно подать в популярном виде, а можно подойти к нему и с научной точки зрения, то есть вписать в череду уже известных, изученных событий и объяснить, почему произошли те или иные общественные изменения. Научные вопросы интересны в динамике, в развитии процессов, в то время как рядовому читателю интересна судьба практически каждого человека, живущего ранее.

– Получается, существуют два различных подхода? И как вы  с ними справляетесь? 

– Всегда были ученые популяризаторы и те, кто занимался «чистой» наукой. Вспомним известные со школы книги Перельмана по физике. Они интересны конкретными фактами, живым образным языком, простотой изложения. А вот учебники по физике написаны иначе – сухим казенным стилем, потому школьники неохотно берут их  в руки. В моем случае приходится служить «двум хозяевам»: мне нравится писать исторические романы, популярные статьи по истории, но  и серьезную науку нельзя оставлять в стороне. Там свои мерки, свои правила, но она мне интересна. Правда, специальные статьи читает небольшой круг людей, занимающихся той же тематикой, но  с этим ничего не поделаешь.

– В этом году у вас вышла очередная книга «Века и судьбы». К какому жанру ее можно отнести? 

– Несомненно, к историческому! В ней главным образом объединены судьбы людей, чья жизнь была так или иначе связана с Тобольском. Это не брендовые личности, которые давно на слуху, а те, кто мало известен читателю. Но практически все они каким-то образом повлияли на историю России, а потому их имена встречаются в трудах известных российских историков.

– И кто из них вам более интересен, близок? 

– Трудно сказать… Практически все, коль уж взялся писать о них. Скажу по секрету, мне очень хотелось поместить на обложку такое название: «Мечтальцы и страдальцы», но остановился на более приемлемом варианте. Все герои этой книги прошли через страдания. Одни по своей вине, большинство – волею судеб. Взять ту же царскую невесту Марию Хлопову, которую сослали в Тобольск из-за того, что она не понравилась матери первого царя из рода Романовых. А тобольский купеческий сын Иван Зубарев? Он всю жизнь искал правды, этакий сибирский правдолюб! И в результате стал виновником разрыва отношений между Россией и Пруссией, что послужило поводом для начала войны. Или монах-расстрига Мелес. Тот рвался из Сибири на родную Украину и даже крылья смастерил, чтоб улететь туда, но его держали в заключении, требуя, чтобы смирился со своей участью…

– И это не выдумка?! Неужели в Сибири жили когда-то столь интересные люди? 

– Используя вымысел, писать проще, а вот разобраться в судьбах этих страдальцев намного труднее. Тут прежде всего автор должен для себя решить, как он относится к своим героям, чем они ему симпатичны или наоборот. Мне не интересны те, кто  в свое время «страдал за народ», как тогда принято было говорить. За их страданиями при более пристальном изучении обычно скрывалась личная выгода или неудовлетворенные амбиции, тяга к власти, будь то декабристы или участники революционных событий. Не претендую на истину в последней инстанции, но это мое отношение. Самое интересное, что  в Сибири к таким людям тоже относились по-своему. Их даже в церковных исповедальных росписях записывали как «несчастных».

– История Сибири, Тобольска отличается в чем-то от общероссийской истории? 

– Прежде всего история Сибири является частью российской истории, но  у нее есть своя спе-цифика. В центральной России больше научных учреждений, соответственно, и ученых, которые поближе к властным структурам, что немаловажно. Это только кажется, что историку нужны лишь перо и бумага, а все остальное он может сделать самостоятельно, без помощи и поддержки. Да, важен интерес к истории, но на одном интересе, как говорится, далеко не уедешь. Вы никогда не задумывались: останься тот же Дмитрий Менделеев жить в Тобольске, смог бы он сделать свои открытия? Вряд ли… Или Петр Ершов, который вернулся в Тобольск после окончания университета и был полон различных планов исследовать именно историю Сибири, но столкнувшись с провинциальной действительностью, так  и не сумел их реализовать.

– Неужели все так печально и бесперспективно? 

– Я этого не говорил. Без перспективы жить просто немыслимо. Но любой процесс, если его не активизировать, не может развиваться сам по себе без поддержки извне. Например, для Тобольска в дореволюционное время была важна поддержка творческих личностей со стороны не только общественности, но  и губернаторов, то есть властных структур. Благодаря им развивалось образование, театральное искусство, велось строительство и прочее. Кстати, то, что буквально в последний предреволюционный год  в Тобольске открыли учительский институт, который в настоящее время является уже социально-педагогической академией, шаг просто неоценимый для развития исторической науки. Именно там она на сегодняшний день и развивается и, будем надеяться, еще заявит о себе.

Глубоко убежден: наукой должны заниматься люди увлеченные, неравнодушные, а не дилетанты, занявшие теплое место в академических структурах. Иначе все сводится к отчетам и делению премий, исполнению формальностей...

– А как же общественные деятели? Предприниматели, которых в Тобольске немало?

– Все же развитие науки – дело сугубо государственное и ждать от общественности больших свершений не стоит. Да, в Тобольске есть фонд «Возрождение», благодаря которому выпущена масса замечательных книг, проходят встречи с российскими учеными, писателями. Шутки ради скажу: я бы его давно переименовал из «Возрождения» в «Возражение» тем силам, что не видят будущего за провинциальной культурой. Как не помянуть добрым словом руководителей крупных тобольских предприятий, к которым всегда можно обратиться за финансовой помощью, но все это не решает скопившихся проблем.

– Да, проблемы не всегда можно решить одним росчерком пера. А что в планах уважаемого автора? Что ждать читателям? 

– Приятно слышать, что еще не перевелись читатели и, надеюсь, они будут всегда. Не так давно открыл для себя в Тобольском архиве ряд документов, связанных с освоением Россией Северного морского пути. Совершенно не изученные материалы и, главное, актуальные для современной повестки дня, когда к Арктике вновь обратились взгляды многих стран. Хотелось бы завершить обработку этих документов и выпустить что-то свое на этот счет. Что касается литературы художественной, тут задач еще больше. Закончил один роман, который на первый взгляд к истории прямого отношения не имеет, но  в нем авторские многолетние размышления о «вечных» проблемах. Есть наброски, связанные с судьбами героев, что  в кратком изложении помещены в упомянутой книге «Века и судьбы». История неисчерпаема, как  и атом, а самое главное – интерес читателей к ней вряд ли когда иссякнет.

– И последнее: какой вы видите Тюменскую область сегодня и в будущем? 

– Населенной неравнодушными людьми, которым интересно не только ее прошлое, но  и будущее. Все же историю пишут и создают люди, от всех нас зависит, каким оно будет. Огромный вклад привносит и ваша уважаемая газета, которая во многом формирует взгляд сибиряков на происходящее.

236Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
На минувшей неделе в адрес редакции поступило 36 письменных и устных обращений читателей.
«Целины» в это лето было предостаточно: Якутия, Ямал, Тюмень, Урал, Крым, Краснодар и даже Бангладеш. Подвести итоги в мультицентре «Моя территория» собралось около двух десятков студентов.
Второй год подряд делегация Тюменской области из числа активистов регионального отделения Всероссийского движения «Юнармия» посещает Внешние острова Финского залива.
Трудиться Галина Бенке начала в 1946 году, продолжая учиться в школе, и сейчас, несмотря на преклонный возраст, не мыслит себя без дела. 
Грант в размере 230 тысяч рублей направят на организацию в областной столице школы электронной музыки для молодых людей старше 16 лет.
Благотворительный проект «Клубок надежды» объединил тюменских рукодельниц, готовых безвозмездно помогать детям из детских домов, больниц и неблагополучных семей.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи