×
В социальных сетях
В печатной версии

Этот край мне до боли понятен

По жизненному морю-океану плывет человек и постоянно должен быть начеку: зорко видеть, чутко слышать. Многое необходимо держать в памяти, уметь предугадать неожиданные повороты судьбы. Кому-то помогает в этом опыт старших, передаваемый через семейные и родственные связи, кто-то держится на плаву благодаря характеру.

Земляки


Жил в нашем селе Григорий Иванович Попов, умер в 2012 году. Жизненного опыта ему хватило прожить 96 лет. Характер имел сильный. Пройдя через горнило войны, вернулся, стал работать, вырастили с женой детей, внуков. Последние два года жил  с дочерью в новеньком благоустроенном домике – государство позаботилось о ветеране.

В Сибирь он приехал в 1929 году с матерью Серафимой и отчимом Федором из Тамбовской области. Семья Поповых сначала жила в д. Александровке, работали при местном детском доме: Серафима пекла хлеб для сироток, хозяин устроился там же лесником. Вскоре при-ехал родной брат Федор, поселился в д. Ураловке. Туда и перебрались Поповы. Мужики работящие, домовитые, к тому же охотники и рыбаки. Как  и все тогдашние крестьяне, держали большое хозяйство, чтобы и себе хватало, да  и продать было что: крупный и мелкий скот, птица домашняя. Еще огород, сенокосы. За покупками ездили на лошадях и быках в г. Петропавловск.

Много любопытных подробностей из жизни переселенцев д. Ураловки рассказала моя бывшая соседка, жена одного из сыновей Федора Попова. Добрая, словоохотливая Ксения Кузьмовна Попова, вечная труженица. Лет ей за 80, а оптимизма хватит на все сто.

Встретились мы  с ней накануне ее дня рождения. Мать четырех сыновей, бабушка восьми внуков и пяти правнуков рассказала о семье, родителях. С мужем, Иваном Федоровичем, они прожили пятьдесят восемь лет, оба имеют звание «Ветеран Великой Отечественной войны». После смерти мужа Ксения Кузьмовна третий год живет в Сладково.

– Мои родители, – начала она, – крестьяне родом из-под Орла. Пережили две революции, гражданскую войну. В 1926 году вместе с другими переселенцами отправились по железной дороге осваивать богатые сибирские земли. На руках четыре дочери. Обживались основательно,потому что назад пути не было. Привезли с собой овец, лошадей, коров, утварь, орудия труда. Жизнь постепенно налаживалась. Летом поставили просторный дом. Отец все делал сам: печи складывал, выточил кровати, столы. Устроился на работу в промкомбинат, где рубили хозяйственные постройки, мастерили сани, гнали деготь, выделывали шкуры и шили полушубки, сапоги, шапки и многое другое, катали валенки. Мать и старшие дочери пряли шерсть, вязали носки, варежки. Ребятишки подрастали, взрослели: старшие замуж вышли, средние учились грамоте да  в няньках у младшеньких были.

Ксения Кузьмовна рассказывает:
– Не помню, чтобы отец кого-то ругал, наказывал. Кудрявый, с бородой и усами, что-то рассказывает, улыбается, шутит, над кем-нибудь подтрунивает. У мамы всегда приготовлено, на стол только успевает ставить. И все мирно, ладно. Работать – значит работать. В праздник сначала ехали в Усово, в церковь, после церковной службы возвращались на лошадях домой и трапезу начинали… «Неделя – труду, а воскресенье – Богу».
Стаж работы самой Ксении Кузьмовны – более тридцати лет. Неоднократно она получала благодарности, денежные премии, грамоты от руководства совхоза «Усовский». Ее муж, Иван Федорович, проработал в родном районе сорок шесть лет, награждался грамотами, премиями, медалями «Участник Всесоюзной сельскохозяйственной выставки», «За освоение целинных земель». Три раза его за добросовестный труд поощряли бесплатными путевками на курорт.

Главная же их награда – это, конечно, дети, внуки, правнуки. Сыновья честно трудятся. Один – начальник районных электрических сетей, другой здесь же работает диспетчером. Еще двое сыновей в Тюмени, не забывают родителей.

Ксения Кузьмовна радуется:
– Мои ребята молодцы, мне за них не стыдно. Меня навещают часто. Сейчас вот жду их на день рождения. Сама не могу сидеть без работы: связала сорок пар носков, все раздарила. Летом огородничаю. Можно сказать, что  я очень счастлива!

«Сибирская Карелия»


Географическое положение района рождает легенды. Когда-то, много миллионов лет назад, здесь бушевали вулканы, из-под земли вырывались воды, гуляли стада мамонтов – об этом свидетельствуют археологические раскопки, бережно собранные в музее Маслянской школы.

Возможно, здесь ответвлялся китайский шелковыйпуть, проходили орды Чингисхана.

Сладковская земля принимала беглых каторжан, слышала польский и немецкий говоры, здесь стойко берегли веру кержаки.

Об отдельных уголках края жители говорят с особой гордостью. Один из них – государственный комплексный зоологический заказник областного значения «Таволжанский», в простонародье – Таволжан. Расположен он на острове. Границей является линия естественного уреза воды вдоль береговой зоны острова длиной шесть километров. Это природная «жемчужина». Острову присвоен почетный статус «памятник природы».

Уникальность озера неоспорима: только здесь можно встретить растения, которые исчезли с карты района. Могучие сосны, пихта, ель, заросли хмеля, боярышника, вишни – диво дивное для этих мест.

На берегу озера приютилась деревенька – чистенькая, ухоженная. С края на край тянется асфальтированная улица. К озеру же  и острову идет проселочная дорога, затем земляной перешеек позволяет попасть в этот земной рай. Вода в озере солоноватая, по словам жителей, лечебная.

Никулинское чудо


О целебных свойствах Никулинского озера знают не только тюменцы, но  и омичи. Озеро Соленое расположено в двух километрах от села Никулино. С главной дороги сворачиваем на проселочную, извилистую. За реденькой полосой леса открывается обширное пространство. Тощая красноватая травка, да  и та постепенно исчезает. Озеро небольшое, неглубокое, можно переплыть несколько раз туда и обратно. Запах неприятный, но не резкий, и кажется, что вот-вот из самой глубины вырвется на поверхность гейзер или  вулкан. Собираемся с духом и идем от машины ближе к воде. Пока еще берег твердый, потом начинается няша, вода зеленовато-серая. К середине она становится чище, дно плотнее, тверже. Не теряя времени, мажем грязью руки, ноги. Воду набираем на чистине. Грязь достаем где поглубже. Вода теплая: к макушке лета достигает 30 градусов! А зимой, говорят местные жители, она практически не замерзает, окутывается сверху снежком, который медленно тает.

Провели мы  в водоеме полчаса, усердно работая руками. Наполнили водой пластиковые бутылки, бидоны – лечебной грязью. По воде нести груз легко.

Выйдя на берег, начали отмывать ноги: грязь липкая, не сразу смоешь. Ощущение очень приятное. У меня уже длительное время болело плечо, а за эти полчаса под воздействием воды и грязи все прошло! Блестящий лечебный эффект. Растяжение связок ноги у дочери позже тоже лечили набранной грязью и водой – помогло лучше любого лекарства. Очень жаль, что нет возле озера оборудованной лечебницы – ей бы цены не было!

В противоположной стороне района от Никулина в окрестностях с. Усово есть уникальные глины. Укусила оса, место укуса опухло, покраснело – прикладываем глину. Сутки – и все, вылечили! Вот такие маленькие чудеса творит наша природа.

Северный виноград


«Какая природа, говоришь? Наша природа – солонцы да болота», – скаламбурил на мой вопрос один знаток района. И вправду, у нас много болот, что объясняется особенностями рельефа и климата. Например, в самом южном районе области, на границе со степным Казахстаном... поселилась северная ягода – клюква! Это ли не парадокс!?

То, что растет эта ягода на острове Брусничном, знают многие. Но как оказалось, природные очаги произрастания северной ягоды встречаются и в трех-четырех километрах от Усова.

Едем по асфальтированной трассе. Сворачиваем на проселочную дорогу, пересекаем сенокосный луг, подъезжаем к мелкому лесочку с высокими тонкими березками.

– Это называется берег, – объясняет молодая проводница. Мы здесь первый раз. А для нее это привычное дело: каждый год берут ягоду, запасают впрок, продают, пополняя семейный бюджет.

С берега спускаемся ниже, выходим на неширокую тропу, виляющую между кочками. До поездки я представляла себе небольшое болотце с редко разбросанными ягодками. Увиденное превзошло все ожидания. Болото оказалось не просто большим, оно почти касалось неба на линии горизонта. Идем гуськом, под ногами хлюпает вода, но  в сапогах ногам уютно. Кажется, что попали в сказочное местечко – «невиданные дорожки»: идешь налево – вокруг сиреневая дымка и все кажется нарисованным на холсте, направо – чудесным образом расставленные декорации.

Наша проводница несколько раз качнулась на ногах, присела, и мы почувствовали, как зашевелилась под ногами моховая подушка, будто где-то глубоко прошла легкая волна.

– Не бойтесь! Сколько здесь живу, на болоте никто не утонул, еще ребятишками бегали сюда. Ставьте ноги пошире.

От такого объяснения у меня засосало под ложечкой, в груди поселился холод. Сразу же вспомнился Пришвин, его «Кладовая солнца». Слева и справа от тропы черные «блюдца с мертвой водой» – жуть! И вдруг вижу: все кочки между ними буквально переплели тоненькие, как ниточки, побеги клюквы. Забыв про страхи, устремляемся к блестящим бусинкам. С наслаждением вкушаем свежий сладковатый сок.

Проводница продолжает путь в поисках лучшего места: где больше ягод и покрупнее. Осторожно идем за ней, отдыхать на болоте некогда и негде. Помимо обилия клюквы, еще поразила тишина: ни звука, ни эха, будто немое кино. Вдали просматриваются сборщики ягод: вынырнет голова и снова никого не видно.

Сверху послышался еле уловимый свист разрезаемого воздуха. Прямо над нами пролетели лебеди. Сделав полукруг, приземлились за дальними березками: может, ягодками полакомиться решили. В течение нескольких часов мы еще не раз видели белокрылых красавцев. Неповторимое зрелище. Уезжали с озера с мечтой побывать здесь еще.

О жизни


Наверное, не открою секрета, если скажу, что для любого человека дорого то место, где он родился, вырос и живет. Для меня, усовчанки, это село Усово.

Приезжают к нам гости, раньше прилетали на «кукурузнике» и перво-наперво начинали глубоко дышать и счастливо улыбаться. Мы поначалу думали, что это от чувства радости встречи. Оказалось не совсем так. Чувство восхищения – это  в первую очередь дань воздуху, пахнущему разнотравьем, лесом, свежестью. Гости говорили: «Ваш воздух можно ложкой хлебать!» Мы, конечно, гордились.

Воздух наш стал еще «чище», потому что нет теперь дымящейся трубы пекарни, нет  и ее самой. Нет бани, тракторов, которых было по 2–3 на каждой улице. Село одно из самых крупных в районе – более 300 дворов. Земли очень тяжелые, но сельчане выживают за счет неустанного труда. У нас богатое разнотравье, и поэтому мы пьем вкуснейшее молоко. В XIX веке усовское масло десятками пудов поставляли в столицу.

Дети ходят по асфальтированным улицам в трехэтажную благоустроенную школу и детский сад. Проводят свободное время в школьной и сельской библиотеках, в Доме культуры. Мы научились пользоваться Интернетом и обогревать жилье газом. В селе появились благоустроенные квартиры.

Но ничто не заменит общения с природой. Зимой село утопает в чистом пушистом снегу, весной в цветах и зелени, а летом односельчане торопятся в лес за грибами да ягодами.

Царь грибов – груздь. Помню с детства, как ездили за ними на грузовой машине по 6-8 человек, брали с собой мешки, чтобы вошло по 7-10 ведер. Затем солили и сдавали заготовителю – была такая должность. Это ж какая прорва груздей произрастала, чтобы набрать такое количество лесного богатства за один присест? И никто не удивлялся: набрали одни, следом в лес устремлялась другая партия сборщиков. Ездили и на лошадях, ходили пешком. И сейчас есть грибы, только результат не тот.

Зато появились другие грибы – маслята. Когда в 1972 году я приехала работать в школу после пединститута, мы  с ребятишками садили маленькие саженцы сосны в окрестностях села. Теперь им за 40 лет! После дождей маслят в посадках – хоть косой коси: растут целыми полянами, ступить некуда. Набрал ведра, повесил на коромысло – унес, снова иди бери – так  и делаем!

В урожайный год  и ягоды растут у каждой обочины, а не только на лесных полянках. Ягодой у нас называют лесную клубнику. Остальные – по названию кустарника: малина, смородина, крыжовник, ирга, облепиха, жимолость, а вот лесную клубнику – ягода! Любят ее больше всего в свежем виде с молоком и хлебом: хлебают деревянной ложкой – это отдельное блюдо. Очень вкусна лечебная ягода – царица!

Еще захватили в детстве такое приготовление ягод впрок: на листья подсолнуха намазывали толченые ягоды, сушили в русских печках, зимой заливали кипятком и чаевали.

Изменилась жизнь, меняемся и мы в соответствии с требованиями времени…

800Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
V Всероссийский фестиваль телевизионных фильмов и телерадиопрограмм «Человек и вера» в этом году выпадает на последнюю неделю сентября: с 26 по 29-е число участников, гостей, экспертов и просто друзей ждут в славном Тобольске.
Геннадий Куцев, академик РАО, доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, 17 сентября подошел к большому юбилею. 
Так решили члены комиссии по присвоению, изменению, аннулированию наименований элементов планировочной структуры и элементов улично-дорожной сети.
Что делать человеку, который много лет жил на улице, и чем я могу помочь бездомным людям? Тюменец Константин Безносков нашел для себя ответ на этот вопрос.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде