×
В социальных сетях
В печатной версии

пункт назначения – «Уралмашзавод»

Редакция газеты продолжает цикл публикаций о легендарном разведчике, Герое Советского Союза Николае Кузнецове


Национальная гордость отечественных спецслужб, прирожденный разведчик, легендарный Николай Кузнецов занимает особое место в истории советской разведки. О проведенных Кузнецовым операциях разведывательно-диверсионного характера, вошедших в историю противостояния спецслужб Советского Союза и Германии, написано много книг, сняты документальные и художественные фильмы.

Кодовое имя «Кулик»


Легенда отечественной контрразведки, высококлассный агент-специалист, он  с  юношеских лет развивал интеллектуальные способности. Обладая превосходной памятью, по собственной инициативе, практически с десяти лет, осознанно приступил к освоению немецкой лексики и европейской культуры.

Впоследствии это увлечение перерастет в целенаправленное изучение языка и культуры Германии и кардинально изменит его дальнейшую жизнь. Его биография до настоящего времени полна тайн и нерассекреченных страниц.

В апреле 1930 года Николай Кузнецов переезжает в Кудымкар – столицу Коми-Пермяцкого национального округа. Без средств к существованию, с одним фанерным чемоданом и несколькими справками на руках, выбрав, на его взгляд, единственный для себя путь, в дальнейшем ассоциирующийся как классический пример работы высокого уровня профессио-нализма, вошедший в учебные пособия спецшкол многих стран мира.

В Кудымкаре судьба свела Николая Ивановича с участниками Гражданской войны и  опытными чекистами. Старая гвардия, ветераны ВЧК-ОГПУ-НКВД, коми-пермяки по национальности, произвели на Николая неизгладимое впечатление. Боталов, Конин, Овчинников, Радостев, Кашин – их имена на страницах истории Коми-Пермяцкого ОГПУ. От них он узнал о массовом героизме бойцов Красной армии в годы Гражданской войны, в частности, о смелых людях, которые служили в разведке.

Там же, в Кудымкаре, Николай Кузнецов из таксатора 2-го разряда 2-й лесоустроительной партии ЛМЗ превратился в агента ОГПУ под кодовым именем «Кулик». Завербовал его  и привлек к сотрудничеству Коми-Пермяцкий окружной отдел ОГПУ в июне 1932 года.

Такие персональные качества, как великолепная память, собранность, феноменальные лингвистические данные, способность выполнять поставленные оперативные задачи в отдаленных поселениях с риском для жизни не могли не заметить чекисты из окружного отдела. Учитывая безупречные индивидуальные данные Кузнецова, руководствуясь и опираясь на многолетний опыт, чекисты интуитивно предугадали будущее и дальнейшее становление «Кулика» как исключительно результативного агентурного специалиста, который с достоинством выдержал испытание на эффективность ведения оперативной агентурной деятельности. В этом случае интуиция кадровых сотрудников Коми-Пермяцкого ОГПУ не подвела.

Кодовое имя «Ученый»


Огромное желание учиться, стремление к дальнейшему освоению иностранных языков и агентурной деятельности заставляют Николая Ивановича обратить внимание на столицу Урала – город Свердловск, центр тяжелого машиностроения и металлургической промышленности. В июле 1934 года Николай переезжает в Свердловск. По неподтвержденным данным, он попытался устроиться в Ленинграде. Но из этого ничего не получилось.

В личной карточке специалиста форма АТЗ-19 «Уралмашзавода», заполненной владельцем 5 мая 1935 года, значится п. 33 «последнее место работы перед поступлением в УЗТМ-ВИЗ им...ОКС проектное бюро – сметчик. Сокращен по ликвид. и болезни...»

Не без помощи кураторов Николай Иванович поступает работать на «Уралмашзавод» в конструкторский Б.Т.К. (бюро технического контроля) в качестве расцеховшика с должностным окладом 290 рублей.
В личной карте специалиста есть одна деталь, заслуживающая особого внимания.

«П.40. Где учится в настоящее время. – Заочн. инд. институт».

Версию, что Николай заочно учился в индустриальном институте, подтверждают также близкие родственники. Здесь, на «Уралмашзаводе», Николай получил поистине щедрый подарок судьбы. В конструкторском отделе работали как советские, так  и немецкие специалисты. В производственных цехах, начиная от станочника до инженера, трудились специалисты из Германии и Австрии. Такая возможность общаться с чистейшими «носителями» немецкой разговорной речи открывала перед будущим специальным агентом более широкие горизонты.

Советский Союз, не обладавший достаточным количеством квалифицированных кадров, стремился привлечь для создания новых заводов и фабрик специалистов и рабочих, которые смогли бы передать свой опыт и знания.

Создавая агентурный аппарат в 30-е годы, уральские чекисты применяли нестандартные методы и приемы оперативной деятельности. Кузнецову присваивают новый кодовый псевдоним – «Ученый».

Немецкие наставники


По роду служебных обязанностей Николай Иванович часто общался с иностранными специалистами. В прокатном бюро старшим инженером работал немецкий конструктор Генрих Заттлер, приехавший из Кельна по договору от Торгового представительства СССР в Германии. Член коммунистической партии Германии, автор нескольких изобретательских предложений, на УЗТМ с 1930 года, конструктор по прокатному устройству, Заттлер был приметным человеком из «немецкой колонии». Страстный любитель и организатор шахматных турниров, высоко-эрудированный инженер, он постоянно находился в центре внимания заводских специалистов.

Кузнецов не мог пройти мимо такого талантливого конструктора, поэтому на почве изучения немецкого языка он завязывает с Заттлером доверительные отношения. А тот в свою очередь помог Кузнецову внедриться и освоиться в обществе «немецкой колонии». На тот период Генрих Заттлер являлся, по сути дела, «немецким наставником» Николая Кузнецова.

Агент «Ученый» и после продолжительного рабочего дня не упускал момент, чтобы пообщаться на немецком с иноспецами. Шахматные партии с братьями Заттлер, Генрихом и Паулем, он проводит, соблюдая только немецкую терминологию. Такие методичные уроки «немецкой шахматной игры», сопровождаемые набором специальных терминов, Николай Иванович воспринимал с предельно собранным чувством аналитической стратегии.

Проводимые партии в шахматы и наблюдения за происходящими турнирами способствовали развитию особого таланта логического мышления у будущего контрразведчика. Участие в шахматных турнирах с немецкими инженерами и австрийскими техниками не только расширяло кругозор, но  и приучало мыслить самостоятельно, без шаблона, позволяло анализировать обстановку и, как следствие, принимать взвешенные, обоснованные решения.

Немцы и австрийцы, с которыми Николай был знаком, не верили, что он простой деревенский парень. По их убеждению, Николай являлся отпрыском немецких колонистов, и в беседах с ним вели весьма откровенные разговоры. Иноспецы признавались ему, что русские не  в состоянии создавать свою хорошую технику и машиностроение. Иностранные специалисты были поражены, что на строительстве цехов применялся только ручной труд.

Углубленное изучение Германии, ее истории, культуры, экономики и технического потенциала уже тогда позволяло Кузнецову составлять анализ возможностей германской промышленности и науки.

Как истинный ценитель классической литературы Германии, агент «Ученый» заводит дружбу с немецким специалистом Мартином Ренгером. Ввиду схожести взглядов и убеждений, Мартин проводит для Николая занятия по шлифованию немецкого языка и письменности. Важной составляющей таких уроков было знакомство с бытовыми, домашними особенностями немцев и австрийцев, изучение их вза-имоотношений в кругу семьи. Посещая семью Ренгер, Кузнецов устанавливает отношения с австрийскими специалистами Альфредом Сабо, Генрихом Раабом.

Общаясь с немцами и австрийцами, чистейшими «носителями речи», приехавшими из различных уголков федеральных земель Германии и Австрии, он осваивает пять диалектов и наречий немецкого языка.

По воспоминаниям очевидцев тех лет, Николай научился свободно владеть немецким разговорным языком, уверенно освоил чтение и письменность как  обычным, так и готическим стилем. В период работы на «Уралмашзаводе» Кузнецов старался «не попадать» под объективы фотоаппаратов. В некоторых случаях был жестким, непримиримым собеседником, отстаивая свою позицию или точку зрения.

Обстановка в комнате, где проживал Николай Иванович, была весьма простая и скромная: письменный стол, специально привезенный Николаем, несколько стульев, этажерка, заставленная книгами, журналами из Германии, немецкими словарями. Был патефон и множество грампластинок, отечественных, и немецких. На стене висела карта СССР. В углу стояла железная кровать. Скромная комната содержалась в стиле «образцового немецкого порядка», «Уралмашзавод» стал для Николая Кузнецова не только хорошей жизненной школой, но  и своеобразным трамплином в его дальнейшей агентурной деятельности.

698Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
По всей стране в ноябре пройдёт этнографический диктант.
Тюмень вновь радует горожан теплым солнцем.
Знаковым событием для комсомольцев ХХ века стало открытие памятника «Молодым созидателям земли Тюменской». Вспоминаю конкурс работ архитекторов, претендовавших на его разработку.
Настасью Самбурскую видели на рынке "Михайловском".
На минувшей неделе в адрес редакции поступило 36 письменных и устных обращений читателей.
«Целины» в это лето было предостаточно: Якутия, Ямал, Тюмень, Урал, Крым, Краснодар и даже Бангладеш. Подвести итоги в мультицентре «Моя территория» собралось около двух десятков студентов.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи