×
В социальных сетях
В печатной версии

Уроки вакаринцев – самые светлые

31.08.2012
01:05

В 1955 году Тобольский учительский институт преобразовали в педагогический. После реорганизации студенты физико-математического и филологического факультетов продолжили учебу, а нас – выпускников исторического факультета – организованно перевели на заочное отделение Тюменского пединститута и распределили по школам региона.

Первое знакомство


Мне досталась Вакаринская семилетняя школа в Казанском районе. В отделе народного образования сразу предупредили: «Этот населенный пункт особый. Живут там переселенцы из Украины и Белоруссии. Хотя прошло более полувека после переезда, до сих пор сохранили язык, обычаи, нравы. Войдешь в доверие – хорошо, не войдешь – придется расстаться с работой».

До места добралась не сразу: шли дожди и, окруженная болотами и лесами, деревенька была недоступна. Только через неделю оказалась в пункте назначения, добравшись на тракторе. И поразилась! Три широкие длинные улицы, а дома на них неказистые – в основном избы, пятистенков мало. Но главное – крыши пышно зеленеют. Позднее узнала, что крыли их дерном, а он в зависимости от времени года менял окраску: зимой от снега белый, летом от солнышка желтый, а весной и осенью от обильных дождей цвета свежей, сочной травы. Для меня, выросшей в таежной деревне Уватского района с крепкими крестовыми домами и высокими тесовыми крышами, все было в диковинку. Люди здесь жили замечательные: трудолюбивые, дружные, веселые, доброжелательные. Первое время, конечно, плохо понимала язык (смесь украинского, русского, белорусского), но очень скоро освоила и часто добавляла в собственную речь вакаринские словечки и выражения.

Чтобы что-то узнать, надо чему-то научить


Встретили хорошо. Коллектив небольшой, но дружный, молодой. Возглавляла его девушка чуть постарше меня, очень деловая и требовательная к себе и окружающим Степанида Баранова. Приближался учебный год, и педагоги дружно готовили школу к встрече с ребятами: штукатурили, белили, красили три класса, коридор и учительскую. Наводили чистоту и порядок в рукотворном сосновом парке, что располагался рядом.

Занятия вели в две смены: с утра приходили пяти-семиклассники, после обеда – ученики «началки». Часов истории было мало – пришлось подхватить географию, ботанику, биологию и иногда заменять учителей начальных классов.

Отношение к интеллигенции в деревне было не просто уважительное, а почтительное. Весть о том, что приехала новая учительница, по Вакарино разнеслась быстро. Вскоре меня знал и стар и млад. Бегу на уроки, навстречу седой дед  с бородой. Остановился в нескольких шагах, снял головной убор и поклонился. Я, конечно, остолбенела: меня, девятнадцатилетнюю девчонку с косичками, так почтительно приветствует пожилой человек!.. Значит, надо очень постараться, чтобы оправдать доверие.

Старалась. Готовиться приходилось долго и помногу, но так полюбила ребятишек, что хотела дать им все, что знала сама. Часто собирались после занятий. На встречи так называемого исторического кружка приходили не только дети, но  и их родители. Происходило полезное взаимное обогащение: я делилась собственными наблюдениями, взамен получала информацию о мире и укладе вакаринцев. Так они становились ближе и роднее.

Вечерний перепляс


Днем деревенские парни и девчата трудились на полях и фермах, а вечером все  стекались в клуб – было кому петь и танцевать. Надо сказать, пели они замечательно. В итоге сложился лучший в Казанском районе хор, выступавший с залихватскими старинными песнями и мелодичными современными хитами, разученными по радио­передачам. Помогали участникам хора и журналы, которые выписывала местная библиотека. Особенно полюбилась «Молодежная эстрада» за стихи, интермедии, небольшие пьесы на злободневные темы.

Душой, творческим ядром художественной самодеятельности слыли, естественно, учителя, медработник Аннушка да биб­лиотекарь Лида. Каждый старался внести свою лепту: я придумывала танцы, Аннушка пела чудесным голосом, Ефросинья Григорьевна, учитель начальных классов, исполняла шутки. На наши воскресные концерты в клуб спешила вся деревня! В общем, скучать не приходилось. Еще учителя трудились вместе с колхозниками в поле, на фермах. После проверки тетрадок шли лопатить хлеб, копать картошку, белить клети в свинарнике. За бескорыстную помощь вакаринцы воспринимали нас как своих и часто приглашали на семейные торжества.

Дружно – не грузно


Вот о дружбе и взаимовыручке в деревне хочется сказать особо. Помню, через две недели после приезда я попала на проводы местного парня на учебу в город. Поразили столы, уставленные небольшими мисочками с яичницей необыкновенного вкуса, запеченной в русской печке. Бытовал в Вакарино такой обычай: любой семейный праздник – рождение, крестины, свадьбу, проводы – готовили сообща. Каждый гость принесет что может – вот  и стол накрыт!

Дружно отмечали праздники, дружно делали заготовки на зиму. Осенью сначала кололи скот и принимались за всевозможные колбасы (зайдешь зимой в сени, а там от одного угла до другого висят мясные гирлянды – бери и жарь), чуть попозже брались за капусту.

В нескольких километрах от Вакарино жили казахи. Их дети тоже учились в нашей школе. Никаких конфликтов и противоречий на национальной почве ни между ребятами, ни между взрослыми мы не видели. К учителям жители аула тоже относились с уважением и обязательно приглашали на все торжества.

Крутой карьерный взлет и большие проблемы


Так незаметно в делах и заботах пролетели два года, и вот жизнь круто изменилась. Степаниду Николаевну взяли в аппарат райкома, а на свое место директора она порекомендовала меня. Учителем быть нравилось, а должность директора смущала: это же такая ответственность! Но «пигалицу» никто не слушал: секретарь райкома вызвал на беседу, похлопал по плечу и заявил: «Партия сказала «Надо», комсомол ответил «Есть»! Идите и работайте».

В маленькой школе директор – это еще и завуч, и организатор по воспитательной работе, и завхоз. И если в учебно-воспитательном направлении больших трудностей я не встретила, то  в хозяйственных и финансовых делах все происходило с точностью до наоборот. Прежде всего это касалось поездок за зарплатой в роно.

Сейчас проще: перечислил на карточку и будь спокоен, а тогда мы получали зарплату в тот день, когда в отделе образования проводилось аппаратное совещание. Пока обсудят вопросы, уж вечер, а до дома  45 километров, из них 20 – на лошадке через лес. Животное с норовом: пока бегу – трусит рядом, как сяду в сани – еле переставляет ноги. Вокруг – мрачный лес, полный волков, впереди – узенькая дорога, на которой не разъехаться, а вверху – равнодушная луна. Жутко: в сумке несколько тысяч рублей, охраны никакой... Но Господь хранил – ни разу меня никто не обидел и не напугал.

Другая забота – заготовка дров для школы. Деньги на дрова роно выдавало только в июле, а кто будет заниматься поленьями летом, да еще когда в лесу полно гнуса?! Заготовку добрые хозяева ведут ранней весной после схода снега... Придумала я организовать внеплановый субботник. Приближалась Пасха, а вакаринцы соблюдали все религиозные праздники – каждому хотелось прикупить к столу продуктов, а зарплату в колхозе не давали... Вложила я свои накопления на заочную сессию, что-то заняла и объявила ребятам о предстоящем субботнике и расчете за каждый кубометр. Утром дружно целыми семьями пилили лес, кряжевали его, обрубали сучья и укладывали в поленницы. Я только ходила, мерила и рассчитывалась.

В обед приехал бригадир, отчитал за сорванный рабочий день в поле и пригрозил сообщить в райком. Вечером меня ждала телефонограмма с вызовом к первому секретарю райкома с объяснениями. Шел 1958 год, еще свежи были в памяти сталинские репрессии... Но что поделаешь? Села на велосипед и поехала навстречу судьбе. Федор Яковлевич Стрекалев выслушал, пожурил, что  с бригадиром не посоветовалась, но не наказал, а на августовской учительской конференции даже похвалил за организацию заготовки дров.

Доброжелательное послесловие


Но директорствовала я только год. Во время визита комиссии из роно с методической проверкой мои уроки истории так понравились руководителю Казанской школы Лидии Ивановой, что она пригласила меня в райцентр. Так закончилась моя «вакаринская одиссея».
Сейчас, когда за плечами 55 лет педагогической деятельности, с благодарностью вспоминаю коллектив той деревенской школы, где делала первые шаги, где состоялась как учитель. Кланяюсь трудолюбивому, дружному, чистому помыслами вакоринскому народу, который помог понять подлинное назначение учителя на селе. Спасибо, вакаринцы, за уроки, они мне очень помогли в дальнейшем.

Диана МАСЛЕЕВА, с. Уват

603Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи