×
В социальных сетях
В печатной версии

Николай Морозов: Сила слова

С директором тобольского Дома журналистов Николаем Морозовым сложно говорить о нем самом: ответ на любой вопрос о собственной персоне он превращает в рассказ о любимом деле и коллегах. За ними прорисовываются штрихи и вехи эпохи, отраженные в газетной строке, и журналистика, ставшая судьбой.

Почему пришел в журналистику? Потому что больше всего ценил и ценит роскошь человеческого общения. Потому что газета – «место встречи» событий и явлений, свершений и планов, прошлого и будущего. Однажды он, восьмиклассник,
приехал с сестрой в Москву. Там дальновидные родственники подарили парнишке фотоаппарат, а в придачу стильный берет. Вернулся в провинциальный Тобольск и сразу прослыл «корреспондентом».

Николай Морозов родился в многодетной семье, о журналистике в детстве не мечтал, но пути-дороги привели в Тобольский пединститут на филфак, а со второго курса – в редакцию. Летние каникулы коренной тоболяк провел в районной газете «Советская Сибирь», после чего последовало приглашение заняться журналистикой на профессиональном уровне. В институте дали добро на свободное посещение лекций, так что на заочное отделение переходить не пришлось.

– Прошел в «Советской Сибири» хорошую школу. Не  в обиду будет сказано, но тогда в журналистике работало больше мужчин. Это Игорь Антропов, Дмитрий Ткалич, ветераны, участники Великой Отечественной войны Сергей Филиппов, Сергей Москвин, Павел Мартынов и другие. Они помогали, «натаскивали», знакомство с жанрами шло на практике, потому что вначале у меня не было журналистского образования. Общаться с ними было чрезвычайно интересно. С благодарностью вспоминаю Константина Кордюкова, Юрия Бакулина из «Тобольской правды», – рассказывает Николай Борисович.

Более четверти века Николай Морозов отдал газете «Тобольская правда». Начинал с ответственного секретаря.

Это значит, что через него проходили все материалы. Вместе с редактором (тогда выпускающих редакторов не было) компоновали номер, составляли планы освещения газетных кампаний... Дорос до заместителя редактора, а затем стал главным редактором.

– Прежде всего писали о людях, события подавали через человека-труженика, – вспоминает Николай Морозов. – Однажды отправили нас с фотокорреспондентом Валерием Тархановым на смотр художественной самодеятельности в деревню Овсянникова. Стояла поздняя осень. Машину из деревни за нами не прислали из-за распутицы. Что делать? Решили пойти пешком, хотя о маршруте имели слабое представление. На полпути нас все-таки встретили. Обогрели, накормили, нашлось и место, где переночевать – люди в районах гостеприимные, радушные, доброжелательные. Мы побывали на концерте, написали хороший материал. Насколько помню, заведующей клубом была тогда Мария Протопопова.

В то время к людям труда относились трепетно (хотя это тоже был крен – мы не замечали интеллигенцию). И к газетчикам в районах отношение было не такое, как сейчас: где-то побаивались, конечно, радовались, доверяли, делились наболевшим.

– Николай Борисович, когда вы ощутили силу печатного слова?

– Ее ощущаешь довольно быстро, особенно когда появляется критический материал или ошибка. Звонят, как правило, сразу. Надо сказать, что  с нас строго спрашивали за действенность газетных публикаций, их объективность.

Случалось, что газетные статьи выносили на заседание, например, бюро горкома партии и принимали по ним решения. Ответ на публикацию должен был появиться в течение месяца.

Мне, редактору «Тобольской правды», не раз приходилось готовить справки о том, сколько критических материалов опубликовано и сколько ответов получено. Вот такая сила слова. Конечно, она не исчезла со временем, но теперь из закона о печати убрали положение об обязательном ответе на газетную статью.

– В те годы в основном писали о съездах и решениях компартии...

– В этом плане повезло – занимался в основном производственной тематикой. Например, в 70-х годах вместе с Раисой Ковденко, которая является заместителем главного редактора вашего издания, ездили в Нижнекамск на уже действующий нефтехимический комбинат. В то время в Москве приняли решение о возведении по прототипу нижнекамского тобольского нефтехима и нас, журналистов, отправили в Татарию для ознакомления.

Время было насыщено событиями. Материалов накапливалось море, и мы делали специальные выпуски: «Тобольская правда» на строительстве нефтехима, «Тобольская правда» на строительстве трубопровода Самотлор – Альметьевск, на строительстве железной дороги, жилья и так далее. Журналисты, ведя летопись времени, обменивались творческими группами, да  и производства не чурались. Многие газетчики буквально получили прописку на стройплощадках. Например, тобольский писатель Юрий Надточий два месяца работал в бригаде плотником-бетонщиком и потому знал проблемы стройки изнутри. Мне довелось ездить со строительными бригадами «Тоболжилстроя», «Тоболпромстроя».

– Вы живете в городе, который называют жемчужиной Сибири, ее духовной столицей. Это обязывает?

– Тобольск – город специфический, со своими традициями. Земля здесь намолена, много талантов, и для журналиста спектр тем не ограничен: культура, промышленность, транспорт, театр, история, образование, медицина, архитектура, духовная жизнь. Да, после периода ударных строек наступило затишье, затем грянула перестройка... После визита Владимира Путина жизнь города резко изменилась: за последние годы Тобольск переживает второе рождение.

Ценю то, что город живет размеренной жизнью. У нас сильны позиции речников, не говоря о нефтехимиках. Трудно не согласиться со словами Геннадия Шмаля, в то время первого секретаря Тобольского горкома КПСС: «то, что сделано, до конца еще не оценено». Сколько рекордов установлено при строительстве нефте- и газопроводов, нефтехимического комбината! Обо всем этом рассказывали журналисты.

Газета немало сделала и для охраны памятников. С нами сотрудничали заслуженный работник культуры Владимир Мельников – настоящий кладезь знаний по истории Тобольска, Татьяна Рожкова – работник архива, писатель Юрий Надточий и другие. К слову, в 80-х годах тираж «Тобольской правды» достигал 25 тысяч экземпляров – один из самых больших тиражей среди районных и городских газет в стране.

– Николай Борисович, вы являетесь членом правления областной журналистской организации. В чем видите плюсы и минусы журналистики прошлого и нынешнего столетий?

– Тогда было меньше индивидуальных, авторских работ. Отдавалось предпочтение общим, программным, партийным, идеологическим материалам.

У нынешних – настоящих – журналистов больше размышлений, анализа, предложений. Хорошая журналистика стала более деятельной, более думающей.

Вместе с тем наблюдается утрата многих жанров: не стало фельетонов, редки очерки и развернутые интервью. Молодые корреспонденты порою теоретически лучше подготовлены, но вот желания посвятить себя профессии маловато. Не всегда устраивает заработная плата и потому многие таланты переходят в пресс-центры, глянцевые журналы, устраиваются менеджерами.
Добавлю, что масс-медиа сделали большой крен в информационную сторону, но газетам сложно соперничать с интернетом, радио и телевидением. Чтобы сохранить печатные СМИ, требуется больше аналитических материалов, размышлений, индивидуальности, предложений, оценок и выводов и, конечно же, объективности. Много вольностей стало с русским языком.

Будучи знакомым со многими журналистами из других регионов страны, скажу, что отношение к СМИ в нашем регионе несколько отличается. Большинство изданий твердо стоит на ногах. В области два Дома журналистов. Посмотрите, как живут районные и городские газеты: новые помещения, оборудование. Наша задача – готовить смену. Повторю слова председателя Союза журналистов России Всеволода Богданова, который сказал, что когда приезжает в Тюменский регион, будто получает глоток свежего воздуха. Являясь членом жюри конкурсов «Православие и СМИ» и фестивалей тюменской прессы не первый год, хочу сказать, что  в целом тюменская пресса заметно выросла в качественном плане. Журналисты стали более профессионально подходить к освещаемым темам, готовить интересные проекты и цик-лы публикаций.

Послесловие


У легенды тюменской прессы Николая Борисовича немало наград. Есть и иная награда – продолжение династии. Старший сын пошел по стопам отца – работал собкором, теперь трудится на телевидении. Внуки с выбором профессии пока не определились.

683Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
На минувшей неделе в адрес редакции поступило 36 письменных и устных обращений читателей.
«Целины» в это лето было предостаточно: Якутия, Ямал, Тюмень, Урал, Крым, Краснодар и даже Бангладеш. Подвести итоги в мультицентре «Моя территория» собралось около двух десятков студентов.
Второй год подряд делегация Тюменской области из числа активистов регионального отделения Всероссийского движения «Юнармия» посещает Внешние острова Финского залива.
Трудиться Галина Бенке начала в 1946 году, продолжая учиться в школе, и сейчас, несмотря на преклонный возраст, не мыслит себя без дела. 
Грант в размере 230 тысяч рублей направят на организацию в областной столице школы электронной музыки для молодых людей старше 16 лет.
Благотворительный проект «Клубок надежды» объединил тюменских рукодельниц, готовых безвозмездно помогать детям из детских домов, больниц и неблагополучных семей.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде