×
В социальных сетях
В печатной версии

Юрий Конев: «Профессиональное братство дорогого стоит»

Депутату Тюменской областной Думы, президенту Тюменского государственного нефтегазового университета, члену Совета ректоров вузов Тюменской области, профессору Юрию Коневу завтра исполнится 70 лет. К юбилею именинник вправе присовокупить еще одну знаменательную дату – 35 лет работы в Совете ректоров вузов Тюменской области.
– Юрий Михайлович, ровно половина вашей жизни тесно связана с высшей школой. Кому таким стажем обязаны?
– Если учесть студенческие годы, аспирантуру Московского областного педагогического института, то стажа, как вы выразились, будет и того больше. Но поступая в Тобольский государственный педагогический институт в 1959 году, я, конечно, и предположить не мог, что вся моя дальнейшая жизнь так или иначе будет связана с высшей школой. Не предложи мне ректор ТГПИ Виктор Дерябин продолжить после третьего курса дальнейшее обучение в Москве, стал бы после вуза учителем, как большинство сокурсников, и все бы  в моей жизни пошло по накатанной колее.
– История не признает сослагательного наклонения, так что какой теперь смысл предполагать? Давайте вернемся в 1969 год, когда вы вернулись в ТГПИ старшим преподавателем…
– Хорошее было время. Это сейчас конец шестидесятых кажется далекой историей, а тогда мы жили настоящим: преподаватели института наравне со студентами участвовали в художественной самодеятельности, ездили на картошку, разрабатывали научные проекты, зачастую казавшиеся фантастикой. На мне тогда была одна ответственность: давать качественные знания студентам. А поскольку проблем с посещаемостью моих занятий у ребят не было, то и конфликтов не случалось. Куда сложнее было с бытом. Тобольск в то время был не таким благоустроенным, как сейчас, жили и в общежитии, и в доме с печным отоплением, который за ночь выстывал так, как будто его вообще никогда не топили. У нас с женой к тому времени подрастало уже двое детей, сын родился в Муроме, откуда родом моя жена, Нина Михайловна, а дочь – в Тобольске. Не особо радовала и зарплата:
в Москве с учетом аспирантской стипендии, работы в школе и выполнения хоздоговоров в институте я получал в разы больше. Так что спасало привитое с детства трудолюбие и истинно сибирское упорство. Карьера же складывалась по привычной для любого вуза схеме: заведующий кафедрой общей физики, проректор по учебной и научной работе.
– Назначение на должность ректора в 1977 году стало неожиданным?
– В определенной мере да, но в тот момент особого выбора мне не оставили: речь шла  о судьбе вуза, кардинально изменившего мою жизнь.
– Ректорский хлеб несладок?
– Ректорская работа оказалась куда труднее, чем по молодости полагал – мне тогда всего 34 года исполнилось. Позже, кстати, выяснилось, что я был самым молодым ректором педагогического вуза во всем Советском Союзе. Теперь, с высоты жизненного опыта, полагаю, что если бы мне предложили возглавить вуз лет в сорок-сорок пять, то никогда бы не согласился. А тогда, видимо, «спасал» максимализм молодости, и сейчас смело могу утверждать, что те годы были одними из самых счастливых в моей жизни.
– И это при всем том, что трудностей было хоть отбавляй?
– Трудности со временем стираются из памяти, а вот конкретные дела, достижения остаются навсегда. Приезжая в Тобольск, с удовольствием бываю в вузе, всякий раз радуясь результатам моего труда, труда возглавляемого мной в то время коллектива: учебный корпус, общежитие, жилье для преподавателей. Теперь уже не так важно, как тяжело все это далось, главное, что они построены. А сколько выпускников, работающих сейчас по всей необъятной территории Тюменской области, подготовили! Для сравнения приведу несколько цифр. Когда стал ректором, студентов в вузе было чуть больше 500. Через 13 лет контингент только очной формы обучения вырос до 2000 человек. Значительно изменился и профессорско-преподавательский состав: принимал я институт с 70 преподавателями, оставлял же с 250. Коллектив пополнился 7 докторами наук, 100 кандидатами, прижились 6 новых факультетов. Так что удовлетворение от тех лет, прожитых с максимальной отдачей, вполне закономерное.
– Совет ректоров вузов Тюменской области в те годы был не такой влиятельной организацией, как сейчас?
– Вузы региона тогда по пальцам можно было пересчитать, потому и Совет был скорее координирующим звеном в работе, но поддержка коллег дорогого стоила. Помню, что на первое заседание ехал с некоторым волнением: как воспримут меня люди солидные, умудренные жизненным опытом? Напряжение снял заведующий отделом науки обкома КПСС Жежеленко, и знакомство прошло
в доброжелательной обстановке.
– Взаимовыручка в те годы среди ректоров практиковалась?
– Безусловно. Однажды, еще в первый год моей работы ректором, в Тобольск нагрянула проверка из министерства. Особых нарушений у нас не было, волновался же  я за некоторые мелочи, которые нам могли «поставить на вид». Но входившие в состав комиссии ректоры тюменских вузов так умело переключили внимание проверяющих, что тем ничего не оставалось, как документы подписать да пару-тройку дежурных советов по ходу дела выдать. А через несколько лет мы благодаря Совету ректоров настоящую телесистему получили. Индустриальный институт менял оборудование своего телецентра на более совершенное, а имеющееся на балансе и половины ресурса не выработало. Ректор ТИИ В. Копылов на уговоры других претендентов на столь ценный дар не поддался, однозначно решив, что нам оно гораздо нужнее, чем производственникам.
– В начале девяностых государство практически рукой махнуло на нужды вузов. Выживать им приходилось на свой страх и риск. Став в 1990-м году заместителем председателя облисполкома,а позже заместителем губернатора, вы всегда готовыбыли этот риск разделить с ректорами образовательных учреждений…
– Не  в моем характере поступать иначе. Тем более что  и Юрий Шафраник, и Леонид Рокецкий очень скоро стали союзниками Совета ректоров и поддерживали всем, чем только могли. И вполне закономерно, что в те непростые времена высшая школа Тюменской области не только выжила, но и интенсивно развивалась. У нас, пожалуй, в одном из немногих регионов страны стали и вузы новые открываться, и филиалы. Бюджет действительно был тощий, но председатель Совета ректоров Николай Карнаухов сумел убедить властные структуры, что забота о будущем окупится сторицей.
– 35 лет сотрудничества наверняка подарили не только единомышленников, но  и настоящих друзей?
– К началу XXI века действительно сформировался сплоченный коллектив. Стало доброй традицией семьями встречать Новый год, общаться в неформальной обстановке. Дружба со многими ректорами вузов прошла испытание временем. Поэтому вполне логично, что членством в Совете ректоров по-прежнему дорожу. Профессиональное братство, по большому счету, дорогого стоит.

Мнение коллеги

– Юрий Михайлович – созидатель. На этапе развала федерального управления образованием он, как представитель властных структур Тюменской области, сделал все возможное для объединения вузовского сообщества, укрепляя сотрудничество Совета ректоров и органов власти. Осознавая ключевую роль лидера, Юрий Михайлович сделал максимум для единения, общения и обучения ректоров вузов. Все наработки в сфере высшего профессионального образования скрупулезно изучались, основательно анализировались и только потом внедрялись в вузах. Благодаря такой схеме мы уже тогда лидировали среди других субъектов Российской Федерации.
Позже интеграция России в мировое образовательное пространство и выбранная модель его развития фактически ставили крест на среднем профессиональном образовании. Выработанные под руководством Юрия Конева в середине 90-х годов и реализованные впоследствии решения об интеграции высшего и  среднего профессионального образования позволили сделать еще один шаг  в развитии образовательного пространства Тюменской области.
Еще один пример его дальновидной политики – выделение средств из  мизерного в то время областного бюджета на финансирование регионально-целевого набора студентов в конце 90-х годов. По сути дела, Коневу тогда удалось убедить руководство Тюменской области в необходимости формирования заказа на подготовку специалистов. Его крылатая фраза «Пусть лучше дети сидят за партами, а не в тюрьмах» спасла от безработицы тысячи молодых людей, а регион – от  накаливания криминогенной обстановки. Смею утверждать, что таким образом сохранили целое поколение.
Принципиальная позиция Юрия Михайловича, его дружелюбная готовность помочь словом и делом стала путеводной звездой многим россиянам. Я же благодарен судьбе, что  и сейчас дружу с таким уникальным, не побоюсь этого слова, человеком.
Николай КАРНАУХОВ,
генеральный директор ООО «ЛУКойл-Инжиниринг»,
экс-председатель Совета ректоров вузов Тюменской области.

416Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Знаковым событием для комсомольцев ХХ века стало открытие памятника «Молодым созидателям земли Тюменской». Вспоминаю конкурс работ архитекторов, претендовавших на его разработку.
Настасью Самбурскую видели на рынке "Михайловском".
На минувшей неделе в адрес редакции поступило 36 письменных и устных обращений читателей.
«Целины» в это лето было предостаточно: Якутия, Ямал, Тюмень, Урал, Крым, Краснодар и даже Бангладеш. Подвести итоги в мультицентре «Моя территория» собралось около двух десятков студентов.
По всей стране в ноябре пройдёт этнографический диктант.
Тюмень вновь радует горожан теплым солнцем.
Трудиться Галина Бенке начала в 1946 году, продолжая учиться в школе, и сейчас, несмотря на преклонный возраст, не мыслит себя без дела. 
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи