×
В социальных сетях
В печатной версии

229-я стрелковая дивизия: Помним. Чтим. Гордимся

Светлой памяти воинов-земляков 229-й стрелковой дивизии, участников Сталинградской битвы


Александр Скорбенко:
– Почему далекие события важны для современной молодежи? Почему так важно увековечение памяти 229-й стрелковой дивизии?
Александр Петрушин:

– Дивизия попала в сложное положение и сделала все, что могла. На определенное время она задержала наступление фашистских войск на Сталинград. Если бы не они, враг мог бы сразу ворваться в  город. Его отделяли всего 150 км по степи. Моторизованные части могли бы легко пройти это расстояние, тогда бы Сталинград пал, фашисты перешли Волгу. Сейчас можно только предполагать, как могла закончиться война. 229-я дивизия в составе других соединений 62-й и 64-й армий сделала все, что могла. Поэтому надо отдать им должное.

Рафаэль Гольдберг:

– Я бы добавил четыре слова из выражения, которое первой употребила Ольга Берггольц: «Никто не забыт, ничто не забыто». Но взял бы только первую часть: «Никто не забыт». Бойцы 229-й были молоды, у них не было жен, не было детей. И мы с вами – единственные наследники их памяти. Мы должны сделать все, чтобы она сохранилась.

Александр Скорбенко:
– Рафаэль Соломонович, Александр Антонович, как 229-я стрелковая дивизия вошла в вашу жизнь? Как она связана с нашим краем?
Александр Петрушин:

– До 1982 года в официальной истории Тюменской области было известно только одно воинское формирование периода Великой Отечественной войны – 368-я стрелковая дивизия (Тюмень, 1941 год). Она  в составе Карельского фронта до 1944 года простояла в обороне, на самом северном фланге советско-германского фронта. Затем пошла в наступление и закончила свой победный путь в Норвегии. Получила почетное наименование 368-я Печенгская Краснознаменная стрелковая дивизия.

Иногда вскользь упоминали 384-ю стрелковую дивизию, сформированную в Ишиме. Почему? В конце 1941-го – начале 1942 года дивизия истекла кровью в обороне под Ленинградом. Перед ней стояла задача – ослабить удары противника на город на
Неве. То есть в победных тонах упоминания о ней были неуместны. А два других соединения, которые сформированы в 1941–1942-х годах – 175-я стрелковая дивизия в Тюмени и 229-я стрелковая дивизия под Ишимом, «забыты» все по той же причине: уж очень печальна их судьба.

Впервые на упоминания об этих дивизиях вышел, когда занимался материалами тюменцев, ставших жертвами поли-
тических репрессий 1930–1950-х годов. Их дела находились в секретном на тот период фонде фильтрационно-проверочных дел. Стоит отметить, что ныне он передан на государственное хранение.

Заинтересовался людьми и судьбой «забытой дивизии». Обнаружил, что  многие бывшие военнопленные – солдаты и офицеры, из одной и той же 229-й стрелковой дивизии (229 СД). Кроме того, все они были призваны в Красную армию из наших краев. Благодаря этим архивным открытиям в 1982 году, то есть в год сорокалетия Сталинградской битвы, в историю Тюменской области вписали «забытую дивизию» – 229-ю стрелковую дивизию второго формирования.

Теперь стало доподлинно известно, что  она формировалась в Ишиме с декабря 1941 по май 1942-го. Личный состав стрелковой дивизии располагался на территории бывшего пионерского лагеря в Синицынском бору, основное ядро составляли призывники 1921–1923 годов рождения. Более двух тысяч рядовых были призваны после досрочного освобождения из мест заключения. Младший комсостав прибыл из учебных батальонов кадровых частей Сибирского и Забайкальского военных округов, а средний комсостав в основном из Омского и Свердловского общевойсковых училищ.

Рафаэль Гольдберг:

– Стоит отметить, что все новобранцы получали направление не  в пехотную дивизию, а поступали в распоряжение начальника Второй ленинградской авиационной школы, которая была эвакуирована в Ишим.

Наталья Худорожкова:
– Почему именно Ишим был выбран для формирования дивизии?
Александр Петрушин:

– Хорошее железнодорожное сообщение с Тюменью. Кроме того, мобилизационные ресурсы: Ишим – это села и деревни, вокруг города их великое множество. Такие же мобилизационные центры были в Тюмени и Омске. Эти города и стали главными местами формирования дивизий. В Тобольском районе ничего не формировалось, оттуда людей везли в Тюмень. А жителей севера Тюменской области по реке отправляли в Омск.

Александр Скорбенко:
– Для многих 10 августа 1942 года связано с гибелью 229-й дивизии. Каким был этот последний день?
Рафаэль Гольдберг:

– Между Калачом и  правым берегом Дона с одной из самых мощных группировок вермахта – шестой армией Паулюса бились попавшие в окружение 112-я, 147-я, 33-я и  229-я дивизии. Из котла многие выходили как могли: группами, поодиночке...

Александр Скорбенко:
– Моя бабушка по маминой линии из Калача (хутор Поплавский) не только свидетель, но  и участник тех событий – возила снаряды на передовую. Она мне говорила: сынок, ты бы видел, что здесь было. Небо черное, хлебные поля, танки... все горит. Кругом убитые и кровь…
Рафаэль Гольдберг:

– Один из пленных в показаниях о последних днях дивизии говорил, что немецкие танкисты стояли в башенных люках и показывали пехоте, где прячутся советские солдаты. После 9-го августа еще были бои.  А 10-го дивизия не вышла на связь... Погибла. Кстати, недавно найдено письмо немецкого офицера, который писал: «Когда идет в атаку сибирская дивизия, начинается ад».

Александр Петрушин:

– Те события хорошо показаны в фильме Сергея Бондарчука «Они сражались за Родину», как раз те места: переправа через Дон  и оборона большой излучины Дона. Страшная жара, хлеба горят…

Людмила Шорохова:
– Читая архивные документы, обращаешь внимание на факт: немцев, попавших в окружение, свои пытались отбить. Наших же солдат, как  и 229-ю СД, бросили на произвол судьбы. Многие советские люди просто сдавались в плен. Почему так?
Александр Петрушин:

– Будем откровенны: часть населения СССР не хотела воевать, отстаивать сталинский режим. В пленных тогда числилось свыше 5 млн. человек. Неужели они все попали в руки гитлеровцев ранеными, в бессознательном состоянии? Некоторые добровольно переходили на сторону противника. Ведь предшествующий тому большой террор 30-х годов, когда было расстреляно около 600 тыс. человек, вряд ли способствовал популярности сталинского режима. Например, в 1937–1938 гг. только на территории Омской области, в состав которой входили и мы, было расстреляно 14 тыс. человек.

Между прочим, одна дивизия! К людям тогда относились, словно к расходному материалу, ресурсам. Поэтому некоторые, в поисках лучшей жизни, переходили к врагу. Кстати, на это и надеялся Гитлер. Ведь с его стороны война с СССР была большой авантюрой: по численности населения наша страна в 2,5 раза превышала Германию. Плюс такие большие территории. Однако гитлеровцы надеялись, что развалят государство при первом же ударе, что СССР рухнет, словно колосс на глиняных ногах. Вспомните оборону Москвы. Собрали 12 дивизий народного ополчения. Призвали тех, кто был освобожден от военной повинности, включая больных людей. В итоге практически все погибли.  Нельзя это списывать на просчеты командования, неподготовленность и всеобщую панику.

В армию было мобилизовано 34 млн. человек. И как после этого можно отрицать победу советского народа в Великой Отечественной войне? Это исторический факт. Другое дело, какой ценой далась нам эта победа и почему потери были столь велики? Погибло 27 млн. человек, из них 9 млн. из действующей армии, остальные – гражданское население. И это ведь не окончательные цифры. Сколько искалеченных судеб! Историки задают вопрос: почему так много погибших? С тех пор минуло почти 70 лет, люди, виновные в смерти миллионов, сами ушли в иной мир. Мы опоздали! Потомки выживших уже забывают о войне. А документы до сих пор закрыты в архивах.

Людмила Шорохова:
– Работа с архивными документами открывает секреты не только прошлого, но и позволяет проследить события, которые порой повторяются с определенной закономерностью. Известны ли вам такие совпадения?
Александр Петрушин:

– По этому соединению было несколько почти мистических совпадений. Напомню, дивизия № 229 первого формирования принимала участие в оборонительных боях под Смоленском, Оршей, где попала в окружение и была разбита. Начальник штаба  подполковник Гиль-Родионов вошел в историю Великой Отечественной войны как человек, решивший пойти на сотрудничество с гитлеровцами, сформировавший первую добровольческую русскую дружину и участвовавший в антипартизанских действиях. Правда, затем он осознал ошибку и перевел это соединение на сторону партизан. Участвовал в борьбе, впоследствии был вызван на прием к Сталину, награжден орденом, а в 1944 году погиб, попав в окружение противника.

Сменивший его начальник штаба 229-й дивизии второго формирования подполковник Милешкевич практически повторил судьбу своего предшественника: попал в плен, вынужденно пошел на сотрудничество с гитлеровцами, в Русской освободительной армии генерала Власова возглавлял офицерскую школу, противотанковую бригаду. Когда Германию разгромили, у него была возможность остаться в западной зоне оккупации, но Милешкевич отказался и явился с повинной, поскольку в Ишиме проживали жена и двое сыновей. Суд приговорил Милешкевича к 25-летнему заключению в лагерях. В 1957 году досрочно освободили, но прожил он недолго и вскоре умер. Вот  и получается, что судьбы двух начальников штабов одного соединения на удивление схожи. Проекты вашей газеты, которые мы посмотрели, подтверждают: в истории войны немало тайн и совпадений, над ними еще предстоит работать. Причем не только в познавательном плане. Этот труд интересен для читателей, особенно молодежи.

На мой взгляд, надо показывать Великую Оте-чественную войну как героическое, но вместе с тем и трагическое событие в истории нашего государства. Показывать так, чтобы привлечь молодое поколение. Полностью согласен с мнением психологов, утверждающих: исторические события столетней давности не закрепляются в массовом сознании. У нас осталось около 30 лет до векового юбилея Великой Победы. Поэтому замечания ветеранов и пожилых людей, что молодежь ничего не хочет знать о войне, считаю необоснованными. Если рассказывать о войне в исследовательском духе, затрагивая чувственные стороны, показывать события тех лет через конкретные семьи, то, уверен, в детях можно пробудить интерес. Пример тому – областное поисковое движение, которое уже четверть века работает в данном направлении.

Раиса Ковденко:
– Третий состав этой дивизии тоже где-то у нас формировался?
Александр Петрушин:

– Ее формирование происходило в Московском военном округе, фактически даже не остатки взяли, а номер. То есть дивизия погибла, а под ее номером формировали другую и так далее. Состав мог меняться от двух до пяти раз. Номера сохраняли, чтобы не путаться в мобилизационных документах.  Когда 229-я дивизия формировалась в Ишиме, у нее был  другой номер, мобилизационный – 444.

Сергей Кузнецов:
– В Тюменской области чтут память о 229-й СД?
Александр Петрушин:

– В Тюменской области с большим вниманием и заботой относятся ко всем ветеранам Великой Отечественной войны. Чтут память и о погибших воинах-земляках. Во всех населенных пунктах региона установлены памятники, не стал исключением и  Ишим. Здесь недавно появился новый памятник воинам-землякам. Он авангардистский – символ солдата, пропавшего без вести: из монолита вырезана середина, ушел человек и все, осталась только тень. Когда его возводили, было много споров. Но мне он нравится. В отношении памятников у меня свое мнение: мне кажется, что нужно выдерживать чувство меры и чувство вкуса. Потому что, например, Тюмень – город уникальный: у нас сейчас два Вечных огня, а было даже три. И постоянно предлагают: «Давайте еще один памятник поставим!» Памятников можно поставить сколько угодно, а памяти не будет.

Рафаэль Гольдберг:

– Мы называли много соединений, которые формировались в Тюмени. В Ишиме была еще 128-я стрелковая дивизия, которая сформирована в 1939-м году. Она встретила войну 22 июня в литовском городе Алитус. В городе Пскове, который освободила эта дивизия, есть улица  128-й стрелковой дивизии. Но ни в одной деревне, ни  в одном поселке, ни  в одном городе нашей области нет улицы 229-й стрелковой дивизии.

Людмила Шорохова:
– Иногда эту дивизию называют Сибирской, а такие названия улиц есть.
Александр Петрушин:

– Сибирская – это по принадлежности. Названия такого не было. Хотя в Сибири выгребли все сусеки – на фронт стали призывать семнадцати- и восемнадцатилетних. И последние документы нам удалось найти, потому что их давал Тюменский областной военкомат. Я разговаривал с мамами, которые тогда были еще живы, и они рассказывали: сын сам не мог даже в вагон забраться – подсаживали. И в этом документе записано, что некоторых забраковали потому, что  у них рост был меньше 140 см. У нас же произошла демографическая катастрофа! Надо говорить, какой ценой нам это далось! И поэтому этих людей нужно уважать.
Мы планируем провести научно-практическую конференцию, посвященную 70-летию Сталинградской битвы. Рассчитываем это сделать на базе Института истории при ТГУ.

Александр Скорбенко:

– Коллектив газеты «Тюменская область сегодня» рад подставить свое плечо, если будет в этом необходимость. Готовы принять участие и в организации конференции. Хочу от всей редакции поблагодарить наших гостей за участие во встрече. Желаем, чтобы ваша работа каждый день давала вам возможность узнавать новые факты истории войны.

Наталья Худорожкова:
– И еще один вопрос. Александр Антонович, в адрес редакции нередко приходят письма с просьбой помочь  найти родных, пропавших без вести. Вот одно из них,его написала тюменка Байсара Хафизовна. Она хотела бы найти своего брата Миннагатдина Габбасова, участника битвы за Москву, но знает о нем только то, что он  ушел на фронт из Бухтала. Можно ли по этим данным найти героя-земляка?
Александр Петрушин:

– У меня уже выработался стандарт и я могу по некоторым признакам определить, на каком участке фронта служил солдат, в каком соединении. Затем в письме или  в телефонном разговоре прошу сообщить все, что знают. Потому что  в семьях сохранилось мало документов. Или вообще ничего не сохранилось. Спрашиваю: «Похоронку получали?» Отвечают: «Не помним». Так что исходная часть очень маленькая, потому что данные о погибших в поколениях потеряны.

Когда я думаю о том времени, меня беспокоит такая нравственная категория как цена жизни. Она тогда ничего не стоила. Сравнивая с нашим сегодняшним подходом к этому, можно признать: жизнь тогда не ценили ни вверху, ни внизу. Даже население относилось к жизни по принципу «Бог дал – бог взял». Потому в семьях мало что сохранилось. А если это было связано с репрессивными мерами, люди вообще молчали, чтобы никто ничего не знал.

Только после того, как очерк вышел в «Тюменском комсомольце», 229-ю стрелковую дивизию признали участниками войны. До этого они были не признаны. Они долго сидели и ждали, воевали всего один день, попали в плен, но  в этом нет их вины. Они вели себя достойно, не уронили ни честь, ни достоинство.

----------------------------------------------


Никто не забыт, ничто не забыто


В период с 25 апреля по 8 мая 2012 года на территории Городищенского, Октябрьского, Суровикинского, Серафимовичского, Клетского, Иловлинского, Светлоярского, Калачевского районов отрядами ВРМОО «Поиск» было организовано и проведено 15 поисковых экспедиций.

Приняли участие более 700 волгоградских поисковиков, а также более 250 представителей поисковых отрядов из Ханты-Мансийского автономного округа, Республик Марий Эл, Татарстан, Башкортостан, Саратовской, Самарской, Свердловской, Оренбургской, Астраханской областей, городов Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Нижний Новгород, Екатеринбург, Тобольск. Общим итогом работы экспедиций стало обнаружение останков 583 советских солдат и офицеров погибших при защите Сталинграда. Имена 17-ти из них установлены:
1. Загвоздин Василий Егорович 1923 г.р., Омская область, пулеметчик 811 СП 229 СД.
2. Волыков Алексей Иванович 1922 г.р., Красноярский край,
г. Боготол, сержант 811 СП 229 СД.
3. М…. Тимофей, Омская обл., мл. сержант 811 СП 229 СД.
4. Ткачук Демид.
5. Паненко Владимир Николаевич 1911 г.р., Новосибирская обл. (родственники найдены).
6. Шашков Василий Егорович 1922 г.р., Алтайский край.
7. Никитин Иван Александрович 1922 г.р., Алтайский край.
8. Шаронов Александр Яковлевич 1919 г.р., Московская обл., красноармеец 967 СП.
9. Колесов Николай Алексеевич 1899 г.р., Москва.
10. Ткаченко Николай Алексеевич 1923 г.р., гв. сержант, Казахстан.
11. Маслов Алексей Алексеевич 1919 г.р., Смоленская обл.
12. Моничкин.
13. Евстигнеев, лейтенант, Куйбышевская область, г. Сызрань.
14. Прукин (надпись на мундштуке).
15. Лаврентьев (надпись на котелке).
16. Иванов Петро (надпись на котелке).
17. Кондрат, танкист (надпись на ложке).

Также найдены обломки разбившегося советского истребителя и останки пилота. В данное время ведется работа по розыску родственников военнослужащих, чьи останки были обнаружены в ходе поисковых экспедиций. Около 20 медальонов, красноармейских книжек, писем и других документов переданы на экспертизу. Волгоградская региональная молодежная общественная организация «Поиск»

 

------------

хроника

Этапы боевого пути 229-й стрелковой дивизии второго формирования


- 10 августа. 229-я СД вместе с 33-й гвардейской, 196-й, 399-й, 147-й, 181-й СД (находившиеся на правом берегу Дона) оказались в окружении.

- По донесениям штаба Сталинградского фронта на 15 августа 181-я,  147-я и 229-я СД продолжали вести бои  в окружении в районе поселков Евсеев, Майоровский, Плесистовский.  Ставка приказала командованию фронта немедленно организовать спасение окруженных частей. Однако выполнить это требование и организовать встречный удар в сложившейся обстановке было очень трудно.

- 16 августа. В 6 часов утра в штабе 62-й армии отметили: «Связи с 33-й гвардейской, 181-й, 147-й, 229-й СД установить не удалось. На вызовы по радио не отвечают, при работе на прием не появляются».

- Воины окруженных дивизий продолжали пробиваться к главным силам мелкими группами.

- Из 10 тысяч солдат и офицеров 229-й стрелковой дивизии второго формирования на левый берег Дона пробилось 750 человек.

- Материалы о 229-й СД экспонируются:
– в Государственном музее-панораме «Сталинградская битва»;
– в Ишимском краеведческом музее;
– в музее ишимской школы № 31.

- В Ишимском районе, где была сформирована 229-я СД, установлен обелиск.

- В Ишимском районе, где была сформирована 229-я СД  и находилось формирование, реконструирована землянка, в постоянном режиме работает маршрут «229-я стрелковая дивизия».

- 9 июля 1987 года на Калиновской горе, чуть западнее Суровикино, на стыке 147-й и 229-й СД 62-й и 64-й армий открыт памятный знак в честь павших на первом рубеже Сталинградской битвы.

Подготовлено по материалам «Ишимской энциклопедии», г. Тюмень, Тюменский издательский дом, 2010 г.

3169Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.