×
В социальных сетях
В печатной версии

Парадоксы жизни на Большом Увате

18.07.2012
01:03

Оказавшись на берегу Большого Увата, понимаешь, что мир четко делится на две части: озеро и все остальное. Если подойти к кромке воды по растянувшимся на десятки метров мосткам, то можно видеть озерную гладь насколько хватает глаз. Только тонкая полоска противоположного берега окаймляет горизонт.

Рыба, сеть, невод, лодка, мотор – это озеро. Повернувшись к нему спиной, видишь все остальное – дома, огороды, болота, сенокосы, ягодники. Вот  и весь мир большеуватских заболотцев. По крайней мере, таким он был с незапамятных времен, когда его обжили люди.

Утраченная история


Учительница татарского языка с 40-летним стажем, ныне находящаяся на заслуженном отдыхе, Жануфа Абушева жалеет, что раньше мало интересовались историей и до нашего времени не дошло точных сведений о появлении здесь человека. Только в конце 50-х годов, когда она делала первые шаги на педагогическом поприще, появилась пуб­ликация о заболотных татарах в журнале «Казан утлары» («Огни Казани»).

– Автор, имя которого тоже забылось, работал в деревне Тукуз, которая ближе всех к Заболотью в Вагайском районе, и описал огромное озеро со стаями гусей и уток, а также красивые деревни с добрыми, гостеприимными и трудолюбивыми жителями, – вспоминает Жануфа-апа. – До того о наших деревнях не знали. Осиновская была маленькой, три-четыре дома всего. Одинарская значительно превышала ее размерами, и все знали, что она старейшая, это закрепилось и в татарском названии Карт-авыл, то есть Старая деревня. Автор статьи не забыл упомянуть, что там его угостили самой вкусной ухой, какую он пробовал в жизни…

Косвенные признаки многовекового пребывания людей на Большом Увате все же есть. В окрестностях озера сохранились (или их сохранили?) захоронения шейхов – проповедников ислама, называемые астана. В советское время изучение истории религии не приветствовалось, так же, как не пользовались популярностью изучение родословных и составление генеалогических деревьев. Поэтому можно только предполагать, что татары тут жили уже около 600 лет назад, во времена походов исламских миссионеров. Иначе как бы здесь оказались места их упокоения?

Жануфа Абушева обращает внимание еще на один штрих, свидетельствующий о бурном и своеобразном прошлом большеуватского Заболотья. Его обитатели – очень разные люди: есть темнокожие и черноволосые крепыши, а есть светлые «великаны» с европейскими чертами лица и голубыми глазами. Очевидно, так дают знать о себе гены разных этнических групп.
Кстати, в Осиновской и остальных деревнях живут и люди с русскими корнями. Но они настолько виртуозно владеют местным диалектом, что могут дать сто очков вперед иным городским татарам.

Растущие на высоте


Слова учительницы-ветерана подсказывают разгадку другого парадокса, присущего, возможно, только Вершинскому поселению. Традиционно территории называют по населенному пункту, где базируется администрация, а в данном случае она находится в… Осиновской.

Последняя – вспомним слова Жануфы-апа – раньше была совсем маленькой. Значит, место, на котором она стоит, оказалось самым удобным (читай: высоким) и постепенно большая часть заболотцев обосновалась именно тут.

Этому есть зримое подтверждение: от главной улицы центральной деревни, идущей параллельно озеру, тянутся жилые «отростки» – люди находят в болотистой местности другие возвышенности и начинают их обус­траивать. Даже несмотря на то, что  в летнее время пробираться к ним приходится по утопа­ющим в грязи дорогам. Заболотцы, впрочем, научились превосходно справляться с тотальным бездорожьем, но об этом будет сказано дальше.

Один подобный участок даже получил неофициальное название – микрорайон Молодежный. Нужно ли уточнять, какого возраста семьи в нем преобладают? В текущем году при всей скудости финансирования местные власти нашли возможность построить здесь типовую детскую площадку. Первую в поселении!

Меж дебрей лесных и юридических


Расширению населенных пунк­тов, появлению индивидуального жилья можно было бы только радоваться, но, увы, юридическая казуистика делает все частные новостройки в Заболотье незаконными.

– Строю дом, но никак не могу решить проблему оформления в собственность земельного участка, – говорит молодой житель Вершинской Насибулла Баширов. – Чтобы это сделать, нужно много раз побывать в райцентре, а для нас это, сами понимаете, недешево. Оказывается, все земли на Большом Увате в свое время были оформлены на действовавший здесь леспромхоз. Его давно нет, а мы оказались заложниками ситуации. Предки жили здесь испокон веков, никогда разрешения на строительство не приходилось выхаживать где-то за тридевять земель.

Глава администрации поселения Раис Баширов поясняет, что земля отнесена к лесному фонду и теперь, чтобы узаконить участок под строительство, нужно пройти несколько инстанций. Проблема эта не районного и не областного уровня – федерального. И в Вагае, и в Тюмени о ней знают, но сделать ничего нельзя. Отдельный закон для Большого Увата в Москве, разумеется, принимать не будут.
Недоумение полных сил молодых людей можно понять, ведь это только кажется, что  в таком медвежьем (в прямом смысле слова, между прочим) углу можно жить, закрывая порой глаза на законы. Из дома же, мол, не выселяют, и ладно. Не ладно: без юридически точно оформленных документов жилье нельзя ни  к электричеству подключить, ни застраховать. А это, извините, для современного человека основополагающие вещи, где бы он ни вершил свою судьбу.

В разговоре с местным главой Раисом Башировым всплывают и другие вопросы, требующие решения. Например, на территории почти невозможно выйти на самообеспечение в соответствии с известной областной программой. Ее смысл в том, чтобы приобрести корову, производить молоко и сдавать его на переработку. Но  в таком изолированном от транспортных путей месте ни один
переработчик пункт приема молока не разместит. В результате произведенный продукт идет на собственное потребление, заработать на этом нельзя.

Нуждается Вагайское Заболотье в ремонте электролиний. Поставленные в прошлом веке столбы валятся, того и гляди, Вершинская останется без света. Зато там есть свои ФАП  и фельд­шер. А три другие деревни обслуживает один медработник без транспорта, плюс медикаменты завозятся кустарно – их по старинке берут в райцентре «на реализацию».

Что-то надо делать и с бездорожьем. Средства выделяются только на текущее содержание дорог, о строительстве речь не заходит. А устойчивое сообщение остро необходимо хотя бы между Осиновской и Одинарской, чтобы в распутицу не возникало проблемы с подвозом в школу учеников. Деревни-то – перечитайте начало материала – соседние.

Вместо эпилога


Считанного числа дней на берегах Большого Увата участникам редакционной экспедиции хватило, чтобы убедиться в том, что тут живут широкие душой и сильные духом люди. Перефразируя известного деятеля прошлого, хочется воскликнуть: Заболотье далеко, но край-то это нашенский!

Пусть об этом не забывают люди, ответственные в Тюменской области за принятие решений. Не только о чиновниках или депутатах речь, но  и о земле- и лесоустроителях, инвентаризаторах, рыбозаводчиках. Не давайте нас в обиду!

[gallery link="file" columns="7"]

Справка

Вершинское сельское поселение входит в состав Вагайского муниципального района Тюменской области, является самой отдаленной и труднодоступной Заболотной территорией, занимая площадь 169303 гектара. На территории сельского поселения находится четыре деревни: Осиновская, Вершинская, Веселинская и Одинарская. По состоянию на 1 января 2012 года, в 365 хозяйствах проживает 1 437 человек, в том числе:
– несовершеннолетних – 523;
– детей дошкольного возраста – 199;
– детей школьного возраста – 256;
– учащихся высших и средних специальных учебных заведений – 48;
– проходят службу в Вооруженных силах – 21;
– трудоспособного населения – 687;
– из них трудоустроенных – 146;
– работающих вахтовым методом – 38;
– пенсионеров по возрасту – 132;
– пенсионеров по инвалидности – 70;
– не занятых – 435 (на учете в центре занятости никто не состоит);
– ветеранов Великой Отечественной войны (труженики тыла) – 14;
– ветеранов труда – 80;
– участников вооруженных конфликтов – 14.
Всего семей – 386, в том числе многодетных – 71.
С начала 2012 года родилось 13 малышей.
По данным администрации Вершинского сельского поселения. 2012 год
1810Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи