×
В социальных сетях
В печатной версии

Волков бояться – через болото не ходить

Тяга к дому заставляет Рамиля Давлетшина без страха преодолевать опасности


Жизнь заставила муллу деревни Кускургуль Рамиля Давлетшина работать вахтовым методом. Хозяйство большое. Семья: жена, три дочери. До пенсии далеко, а рабочих мест в селе всего 16 на 221 человека. Такая работа – вполне привычная для многих мест необъятной России – в деревне Кускургуль, окруженной труднопроходимыми болотами, становится для человека настоящим испытанием на прочность. Испытанием, которое он  с честью выдерживает...

После рассказа участников экспедиции о трудностях пути в Кускуругль – о том, что даже вездеходы «Петрович» больше десятка раз застревали в болотной жиже и помощнику водителя Дмитрию Козлову приходилось выпрыгивать из кабины и в облаке из оводов крепить лебедку, о том, с каким риском мы переезжали по полуразрушенному мосту через реку Лайму, Рамиль Давлетшин скромно сказал:

– Вчера только этот путь пешком прошел.

– Откуда пешком? – не поверили мы.

– Половину дороги, от меcта, где асфальт заканчивается. Где стоит столбик «17 километр». До него довезли, а дальше пешком. На дорогу ушло три часа.

– И часто такой путь проделывать приходится?

– Часто. Я в Магнитогорске работаю. В прошлом году на этой дороге с медведем встретился, а нынче с волками, – невозмутимо ответил мулла. – С волками легче было: повстречал их уже под утро, в половине четвертого.

– Про вас рассказывали, что вы развели костер у моста, чтобы отпугнуть волков, – оживился Александр Ярков. – Сказали, что человек, который добирался домой с вахты, пел песни, ругался. Мы еще удивились, что мулла, и вдруг ругается...

– В прошлом году я на медведя орал, – начал рассказ Рамиль. – Он  с дороги не хотел уходить, а мне удирать было неохота. Ветер с его

стороны дул, иначе бы он меня сразу почувствовал. Я ору, а он стоит и ни с места. Я не знаю, что делать.
Потом посмотрел на него – он спустился и я прошел.

Отважный человек Рамиль Давлетшин живет в большом и красивом доме. Содержать немалое хозяйство ему помогает жена Гульнур, замечательная женщина, которая в редкие от работы свободные минуты успевает еще  и рисовать картины, и сочинять стихи.

Рамиль как мусульманин скрывает свои чувства, но на кузове старого «Москвича», стоящего во дворе, краской выведено ее имя – «Гуля».

Что еще дает Рамилю, чье имя с татарского переводится как «святой», веру в себя и в свои силы? Это Коран. Читать молитвы селянам он предложил сам. Самостоятельно учился и готовился к проведению обрядов. Теперь, спустя много лет, жители деревни привыкли и признали его муллой. Тяга к исламу у местных есть, убежден Рамиль Давлетшин: без веры человеку жить нельзя.

– Вот  и тогда, когда ночью у моста оборонялся от волков, то читал молитву, – признался Рамиль. – Хотя я всегда, когда иду по дороге, ее читаю.

Тогда сильно устал – шел всю ночь. До Вершины подвезли, а оттуда пешком. Легкий дождь, морось. В семь вечера вышел и часа в два ночи на болоте оказался. Сухую траву увижу – подожгу. Огонь метров пятнадцать освещает, и я прохожу. Дальше точно так же. А на том участке, на котором я встретил волков, трава оказалась уже выжженной. Фонарика не было, телефон разрядился. На мосту появилось чувство, что кто-то меня ведет.

В карманах у Рамиля оказался только перочинный ножичек и спички. Хотел разжечь костер, но дрова, сложенные у моста, оказались сырыми. За мостом нашел другие дрова и все-таки смог раздуть пламя.

Лег спать у костра. От усталости уснул сразу, но когда проснулся, увидел, что кто-то на него смотрит. Со стороны ямы за рекой, среди несгоревшей травы, блестели глаза.

По признанию Рамиля, он вроде бы  и не испугался, но было неприятно. Вскочил, а глаза исчезли. Нашел колючую проволоку
и бросил ее вокруг себя. Начал читать молитву.

– Ветер такой сильный поднялся, что  у меня уже зуб на зуб не попадал, хотя и у костра стоял, – продолжил рассказ мулла. – Когда начало светать, костер потушил и пошел дальше. При входе в лес волки встали стеной и завыли. Трава вся мокрая и не горит, потому что дождь идет. Пытаюсь паклей ее поджечь, а волки совсем не боятся, стоят. Жуткое ощущение. Взял телефон. Первый звонок сделал свояку, но он не взял трубку. Телефон выключился – аккумулятор разрядился. Через минуту-две вторая попытка. Секунд десять телефон работал на резервном питании. Успел позвонить младшему брату. Он сказал: все, выбегаю. Когда звуки со стороны деревни услышал, на душе как-то веселей стало. Минут за десять брат добежал. Он был с шумовыми хлопушками.

– Что заставило вас ночью идти через болото? – спросили участники экспедиции.

– Тяга к дому, наверное, – признался Рамиль Давлетшин, скромно потупив глаза. – Главное – не бояться и видеть дорогу.

[gallery link="file" columns="8"]

437Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.