×
В социальных сетях
В печатной версии

Тянется строка как судьба...

Редко встречаю такое, чтобы человек в годах с гордостью говорил о годах. Вернее, не с гордостью - со смаком, удовольствием, будто потягивая «настроенческий аперитив». Борис Терехов - нынешний директор Тюменского областного Дома журналистов, «Легенда» нашей неуспокоенной профессии - именно так и вещает: «65 лет - да, это возраст... А знаете, мне нравится, что мне 65! Глупости творить сейчас, конечно, не хочется. Хочется открывать жизнь - я ведь столько о ней не знаю...» Зато когда он пришел в печать, зеленый да кудрявый выпускник школы, было совсем противоположное ощущение: «Как расскажу всем о мироустройстве! Уж я-то в этом знаю толк». Все мы в юности - великие максималисты.


От стихов до заметок - один шаг

Борис родился в Тюмени. Деревянная улица Сакко - вот его «городская родина». Рос как все тогда мальчишки: наблюдал за пленными немцами, что после войны строили центральный квартал, сломя голову несся за редкой машиной - о технике мечтал. А ночами пописывал стихи - их в журнал «Костер» аккуратно отправляла мама (несколько штук опубликовали). Бориса она воспитывала одна. Потом вышла замуж, и вслед за главой семьи, прихватив сына, переехала в райцентр Казанcкое.

Отсюда, с местной газеты «Заря коммунизма», мальчишка и начал творческий путь. Борис Николаевич помнит дату, когда пришел в печать. «Потому что 28 января 1966 года, зимой, стало быть, на улице шел дождь!» - рассказывает он. Не забыл и первый материал. Та заметка о прибытии в сельский храм знаний бывших учеников называлась «Встреча с юностью». Конечно, с благодарностью отзывается о наставниках - Кирилле Рябкове, редакторе, фронтовике, Евдокии Медведевой и Юрии Кононове. Очень важно в то время, когда делаешь в профессии первые шаги, встретить нужных людей - чтобы направили, а не отбили охотку, чтобы мудро посоветовали, а не достали нудными нравоучениями, так сказать.

В ноябре Терехова призвали в армию. Служил под Ленинградом в танковых вой-сках. Обратно в Казанку вернулся на прежнее место работы. Крутился и в газете (отдел писем, отдел сельского хозяйства), и на местном радио. И даже шесть месяцев просидел в должности заведующего районным отделом культуры.

- Ко мне приходили бывшие коллеги-журналисты и просили посодействовать с транспортом, чтобы добраться до места интервью. Я давал им автоклуб... Через полгода взмолился: «Отпустите меня обратно!» - со смешком рассказывает Борис Николаевич.

В то время он встретил еще одного наставника, с которым дружит до сих пор - Ивана Кнапика.

Иван Великий, как его величали в округе, учил, как правильно найти себя в творческой системе координат, как общаться с коллективом. Иван Филиппович приучил молодых к графической модели в газете (это когда материалы распределяются по значимости, оперативности и так далее), а они потом уехали с этим опытом в разные концы света.

- Чем еще вам запомнилась сельская журналистика?

- У нас неприлично было не знать, что происходит в отечественной и мировой литературе. Все поголовно выписывали «Литературную газету», «Литературное обозрение», «Вопросы литературы». Одно время увлекались Шукшиным, потом подсели на Баратынского. Читали, обсуждали, спорили... При Кнапике стали писать рецензии на фильмы и спортивные мероприятия мирового масштаба - не стеснялись выражать собственные ощущения. Как-то на чемпионате по хоккею в Вене наши победили канадцев. Победа русских вдохновила на материал под заголовком «На венский лед роняют листья клены».

- Какими статьями особенно гордитесь?

- Жил в Казанском районе, в деревне Песчаной, бригадир Геннадий Гурьянович Барнев. Собрал он вокруг себя парней, что выпить да друг другу носы расквасить любили, сколотил из них бригаду, всему научил, образование помог получить. Когда парни в армию уходили, наставника не забывали - исправно письма отправляли и за все благодарили. Я читал те письма - слезу вышибают. Так родился очерк «Гурьянычева академия».

Север не осудит, да и Тюмень поймет

В 1979 году Терехов уехал на Тюменский Север - так сложились обстоятельства. Сначала работал собкором в Урайской газете, потом переехал в Сургут. «Сургуттрансгаз», «Сургутгазпром»... Многообещающие названия корпораций. Чтобы закрепиться, нужно быть и кремнем, и пламенем одновременно. Задора Борису Николаевичу хватило аж до 2001 года.

- Там было неприлично не иметь образования, не уметь пить водку и деликатно себя вести. На Севере никогда не осудят. Люди там чище - в этом уверен до сих пор, - таков вердикт Терехова.

На изломе тысячелетий он стал руководителем штаба по избранию Сергея Собянина в губернаторы Тюменской области. Понравился и словом, и делом - спустя какое-то время получил приглашение в департамент информационной политики, а значит, переезд в Тюмень, на первую родину. Все пришлось начинать с нуля, но это и интересно! На госслужбе трудился до 60 лет.

В шестьдесят возглавил региональный Дом журналистов - хозяйство беспокойное, но стоящее. Домжур отвечает за мероприятия от районного до федерального масштаба, развивает институт наставничества, контролирует продвижение так называемого медиа-инкубатора - все эти «Школы молодого журналиста» проходят в зале на втором этаже по улице Осипенко, 81. Терехов с коллегами поддерживает «Легенд» (скоро собираются сделать для них отличительные нагрудные знаки), а также журналистские династии.

Увы, своей собственной династии он пока не создал. Супруга Нина Васильевна, двое детей и две внучки заняты в других сферах. И все же мечтается: а вдруг?!

- Мне хочется, чтобы из массы профессий молодежь выбирала боевую журналистику. Всякое дело кует из человека лидера. Но именно журналистика каждую минуту заставляет быть в тонусе, внимательно относиться к окружающим, понимать их. С очередным интервью ты проживаешь жизнь другого - это же здорово! Ошибаются здесь тоже часто (что и говорить, если саперы этим грешат). Но, не набив шишек, лучшим не стать! Я, например, извинялся много раз - все на пользу. И в журналистике встречается много достойных друзей, единомышленников. Когда-то я давал Тимуру Волкову рекомендацию в Союз журналистов России, а на днях его утвердили главным редактором «Тобольской правды». Вот такие перипетии.

Про «профессиональный тонус» небольшая ремарка.

Проходные вещи Борис Николаевич быстренько делал в редакциях, а стоящие материалы писал только дома. По ночам.

Да что писал?! Настукивал на машинке. От звука-бряка содрогался весь дом, но соседи понимали: здесь живет журналист!

...В 65 лет Борис Терехов живет интересной жизнью. Есть любимая работа. Есть семья. Есть миллион удовольствий. Прежде всего, книжное. Обожает Лермонтова, Чехова, Пришвина. Из современных авторов Веллера. В музыке - битломан. На кухне - кулинар. Конек мужа, отца и деда - солянка по-грузински и лакомство: жаренные в яичном белке яблоки. А в голове, в памяти: кружева из строк. Даже если журналист перестает писать, так просто он от них не избавится. И на здоровье.

713Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
В поселке Боровском планируют отремонтировать стадион.
Глава региона считает, что аэропорт Рощино должен носить имя Дмитрия Менделеева.
Ее лично возглавил губернатор Александр Моор.
Контрмеры обсудили на заседании профильной комиссии.
Доверительная беседа за чашкой чая состоялась вечером 7 ноября в правительстве Тюменской области.