×
В социальных сетях
В печатной версии

Фотоконкурс «Когда офицеры перестают быть курсантами»

02.07.2012

Огромная комната. Несколько колонн. Большие окна. Тумбочки разделены напополам. Почти в середине стоят две кровати, совсем рядом, впрочем, как и пятьдесят пар таких же вокруг. На них стандартные синие одеяла, выровненные по краям. На этих «двуспальных» кроватях спят парни. Сотни парней. Все пять лет в одном составе. И все это время плечом к плечу не только в строю.

Михаил Филюшин и Вадим Сегеда -- курсанты Тюменского военного института инженерных войск, точнее сказать, уже выпускники. Шестнадцатого числа их фуражки взлетят в небо. А через месяц они должны будут приступить к службе по месту распределения. Миша едет в Краснодар. Вадим в Хабаровск. Вероятность того, что они продолжат свою дружбу зависит от телефонной связи. Но все-таки пять лет они провели рядом и выучились на военных, если этому можно научиться.
Миша (рост около 170, рыжие волосы и зеленые глаза, широкие плечи): Военный кружок в школе был. Ребята в форме ходили и мне тоже хотелось. Но я был из другого поселка, поэтому посещать занятия не получалось. После, от знакомых, которые уже учились в военном училище, узнал про ТВИИВ.
Вадим (рост около 180, черные волосы с сединой, карие глаза, очень широкие плечи): Я с самого детства хотел стать военным. Среди родных один троюродный дядька был военный, но мы с ним мало общаемся, так что сам решил. Вообще, сюда со всей России курсанты едут, потому что этот институт остался единственным в стране инженерным. Когда мы подавали документы, нас было восемьсот абитуриентов, а поступило только двести.
Миша: Жизнь совсем другая у нас здесь, не такая как у вас. За два-три года очень хорошо узнаешь человека. Мы же на одной кровати проспали, из одной тарелки ели, за пять лет понимаешь – кто есть кто.
Вадим: Здесь вообще авторитет зарабатывается силой, спортом. Это дает свои плюсы. Вон Миха КМС имеет по рукопашному бою и чемпион института по метанию гранаты. Дальше него никто не бросает. Я бегаю на короткие дистанции, кафедру свою защищал на конкурсе научных работ.
Миша: Я, например, никому ничего не доказывал. Спортом, конечно, армейским рукопашным занимался, может именно поэтому... Я сам по себе добрый человек (переглядываются и смеются). Этот тоже добряк... Мы вообще хорошо провели время в институте.
Вадим: Ага, «отдохнули». Некоторые считают, что в войсках труднее служить, чем в военном институте, но сюда мы идем целенаправленно, мы сами согласились, никто нас не заставлял. У нас другое отношение.
Миша: В войсках и подготовка совершенно другая. Но здесь нас офицер «гоняет», но за нас он и «глотку порвет».
Вадим (перебивает): Если в армии командир нормальный, то нормальному парню и за год можно чего-то добиться. Если молодого парня после школы взять в армию, дать автомат и пустить воевать, конечно, он ничего не сделает, но если подготовить... Не всех, конечно.
Миша: Есть просто те, кто совсем ничего не хотят делать. Я, например, командир. Если на мои приказы все время «забивают», не выполняют распоряжения, то зачем я буду «прикрывать» потом этого человека?
Вадим: Что если будет какая-то ситуация, с которой я буду внутренне не согласен, но поступит приказ? Мы же люди военные, мы должны выполнять приказы. Кто-то будет выполнять наши. Но если будет тупой приказ, я не буду выполнять его или поступлю так же, как большинство (смеется).
Миша: Трудный вопрос... Я выполню приказ. А если военные действия с противником? Убивать. Извините, я учился на военного.
Вадим: Вот мы шли в военный институт, чтобы стать ВОЕННЫМИ. Мне кажется, сейчас из-за денег стали поступать в военные институты. Стали платить нормальные зарплаты. Мы не стремились к этому.
Миша: Да этого и не было.
Вадим: Сейчас с первого, ну со второго курса сделали курсантам «свободный выход» на ночь. У нас такого не было, хорошо было, если раз в месяц выйдешь в увольнительное.
Миша: Зато на первом курсе, если у тебя есть десять минут свободных перед сном, и ты уже подшился и умылся, то можно посмотреть телевизор.
Вадим: Помнишь, когда еще маленький «телик» стоял в казарме, как все на стулья залазили посмотреть (смеются).
Миша: Есть что вспомнить.
Вадим: Да, например стажировка или проживание в палатке, когда утром встаешь, холодно, идешь умываться, а тебя комары сгрызают, а после ты еще час бегаешь.
Вадим: Нас на первом курсе вообще гоняли. Мы думали, какие мы бедные, но мы же просто не понимали, что это все для нас делается. Устаешь, но становишься выносливее, сильнее.
Миша: На первом курсе не задумываешься об этом. Но вообще, разные люди бывают...
Вадим: Но это не значит, что я бы на «гражданке» не стал бы человеком. Конечно, после окончания военного института у тебя будет работа. Никто не стремится отчисляться отсюда, потому что еще нужно будет возместить стоимость обучения.
Миша: Я хотел отчислиться на первом курсе. Маленький был. Просто я старался, но меня не очень любили. А потом спортом начал заниматься (смеется).
Вадим: А я отдал бы своего сына в военный институт. Он посмотрит на отца и тоже захочет. Но о будущей семье сейчас не думаешь, потому что не знаешь, что с тобой через неделю будет, через месяц.
Миша: Мы же приедем на места и снова будем «духами» среди офицерского состава.
Вадим: Как говорят, младший офицерский состав – это кличка (смеются).
Вадим: Конечно, мы бы хотели дальше служить и получить звания, до которых сможем дослужиться. Все это зависит от наших возможностей.
Миша: Мы скоро уедем...

Что можно узнать о двух парнях из полуторачасового ночного разговора, из напряженной беседы и «у вас будут еще вопросы»? Что могут сказать о своей службе два курсанта? Они могут посмотреть немного презрительно, и тогда становится понятно, что они уже не курсанты, хотя выпускной у них только через сорок восемь часов. Что впереди их ждет неизвестность, которую, как бы они не называли, остается неизвестностью. Что они в полной людей казарме остаются один на один с собой. Но, несмотря на все это, им неимоверно хочется быть военными, какие бы трудности ни были с этим связаны.

На конкурс принимались материалы, рассказывающие о молодых людях, занимающихся самореализацией. Эти два парня невыдающиеся спортсмены, они не получали статуэток и не покоряли «Олимпа», но поступив «мальчишками» в институт, через пять лет они стали мужчинами. Для двадцати двух лет, по-моему, достаточно, на остальное у них вся жизнь. 

Участники конкурса
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи