×
В социальных сетях
В печатной версии

Почему шхуна «Ермак» оказалась на Ямале

О малоизвестной странице экспедиции Павла Крузенштерна в 1862 году рассказывает исследователь Геннадий Зайцев


Приближается важная веха российской истории – 400-летие дома Романовых, которое будет отмечаться в 2013 году. Редакция газеты продолжает проект «Народный туристический маршрут», в котором открыла новую главу, посвященную знаменательной дате. Приглашаем принять участие в проекте ученых, преподавателей, исследователей, краеведов  и всех, кому дорога история нашей Родины. Сегодня публикуем один из материалов внештатного автора по данной теме.

В этом году исполнится 150 лет со дня трагической и в то же время героической экспедиции Павла Крузенштерна к Ямалу в 1862 году. Вниманию читателей предлагается рассказ о малоизвестной странице похода.

В фондах Ямальского районного музея хранятся уникальные документы, которые относятся к экспедиции Павла Крузенштерна на шхуне «Ермак» к берегам Ямала в 1862 году, в том числе и личный документ Крузенштерна о его чинопроизводстве.
Что представляла собой экспедиция, почему команда шхуны «Ермак» оказалась на Ямале, а личный документ морского офицера – у ямальских оленеводов? Проведенные автором исследования позволили отметить несколько важных моментов.

В поход


Подготовка экспедиции началась в 1861 году, в эпоху Александра II, при котором страна успешно переходила на капиталистические отношения и стремительно догоняла европейские страны.

Экспедицию снарядил промышленник Михаил Сидоров. Малоизвестный эпизод из жизни предпринимателя: в 1864 году в Тобольске он издал работу  «О заселении Сибири путем промышленности и торговли и о развитии внешней торговли Сибири». Возможно, поселок Сидоровск в Красноселькупском районе назван его именем.

Михаил Сидоров оснастил два судна: шхуну «Ермак» и яхту «Эмбрио», которые вышли в плавание 1 августа 1862 года.
Начальником экспедиции стал Павел Крузенштерн – внук первого русского мореплавателя Ивана Крузенштерна, совершившего кругосветное путешествие, и сын Павла Крузенштерна, который на собственной шхуне «Ермак» дважды пробовал пройти из Онежской губы Белого моря в Карское и найти путь из Европы к устью Енисея.

Такая же цель стояла и перед Павлом Павловичем Крузенштерном в 1862 году. Это был смелый и сильный человек, всегда готовый прийти на помощь, даже рискуя жизнью. Мало кто знает, что  в 1855 году он командовал российской экспериментальной подводной лодкой и спас жизнь изобретателю Вильгельму Бауэру.

Итак, осенью 1862 года они вышли в поход, но «Ермак» был затерт среди льдов в Карском море, а после того, как выпал густой туман, исчез в неизвестном направлении. Команда яхты напрасно две недели ждала шхуну у Югорского шара – «Ермак», зажатый в ледовых тисках, тем временем двигался к Ямалу. Экипаж оставил шхуну, которая дала сильную течь – 16 сентября команда достигла земли. В книге «История открытия морского пути из Европы в Сибирские реки и до Берингова пролива» (СПб, 1883) автор Студитский пишет: «Около места выхода на берег находилась самоедская стоянка, и обитатели чумов ласково приняли потерпевших кораблекрушение, оттуда они  в нартах на оленях переехали в Обдорск».

Спасение


Экспедиция потерпела не-удачу. Из проведенных исследований выяснилось, что команду спас богатый оленевод Сейч Сэротэтто. Его потомки хранили уникальные документы об этой экспедиции более 130 лет. В их числе – документ (пергамент), подтверждающий, что мичману Павлу Крузенштерну присвоено звание лейтенанта флота Его Императорского Величества Александра II. Документ изготовлен из кожи, на которую нанесен красивый текст. По-видимому, Крузенштерн оставил его  в знак благодарности. Возможно, для того, чтобы обдорские чиновники поверили человеку, который спас команду.

Второй документ свидетельствует о награждении Сэротэтто серебряной медалью «За усердие» для ношения в петлице на ленте ордена Святого Станислава и почетным кафтаном из Кабинета Его Императорского Величества. По нашим данным, это единственный случай среди ненцев, когда представитель коренных малочисленных народов Севера получил столь высокую награду Российской империи. В шкатулке хранились портреты императора Александра II и его супруги, переданные в качестве награды за доброе дело.

По рассказам потомков Сэротэтто вырисовывается следующая картина. Чужие люди появились с западной стороны. Старший спросил, знают ли они, где Обдорск, и смогут ли проводить их. Сейч ответил, что знают и по крепкому льду их проводят  туда. Гости жили больше трех месяцев. По архивным данным, экипаж оставил шхуну 7 сентября, а 16 сентября достиг земли.

Память


Легенда оленеводов, на наш взгляд, правдоподобна. Прямой потомок оленевода Владимир Сэротэтто рассказал, что команда шхуны «Ермак» вышла на остров Литке (земли рода Сэротэтто), через два-три месяца по крепкому льду в Обдорск их повел брат Сейча – молодой Паднана Сэротэтто. Паднана долго не возвращался, все думали, что он умер. Но через три года его привезли прямо к стойбищу. Паднана рассказал, что был в самом большом городе Луце (русских). Скорее всего, это был Санкт-Петербург. Он привез Сейчу медаль и кафтан, документ о награждении, что давало ему право собирать ясак, разбирать жалобы и т. д. Ненцы говорили про него, что он тундровой царь. О том, что Сейч стал одним из главных, говорит документ – прошение, поданное Обдорскому участковому заседателю. Вместо подписи стоит родовое клеймо (тамга) Сейча.

Позднее Сейчу были переданы портреты императора Александра II, его жены Марии Александровны. В то время портреты были большой редкостью, их дарили ограниченному кругу и в небольшом количестве. Может быть, доброе дело этих людей помнили и решили еще раз подтвердить хорошее отношение к ним.

А Павел Павлович подорвал здоровье. Его направили на реку Сыр-Дарья, где он командовал пароходом «Арал». Он сильно болел и взял отпуск. В это время затонул пароход «Самарканд», и Павел Павлович в течение месяца проводил операцию по подъему парохода, иногда стоя по пояс в ледяной воде. «Самарканд» подняли, но Крузенштерн застудил легкие. В ноябре 1870 года он вернулся в Петербург и слег. Скончался после неудачной операции в возрасте 37 лет, не успев увидеть присланный ему орден за поднятие «Самарканда». Незадолго до смерти его произвели в чин капитан-лейтенанта.

1108Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
На минувшей неделе в адрес редакции поступило 36 письменных и устных обращений читателей.
«Целины» в это лето было предостаточно: Якутия, Ямал, Тюмень, Урал, Крым, Краснодар и даже Бангладеш. Подвести итоги в мультицентре «Моя территория» собралось около двух десятков студентов.
Второй год подряд делегация Тюменской области из числа активистов регионального отделения Всероссийского движения «Юнармия» посещает Внешние острова Финского залива.
Трудиться Галина Бенке начала в 1946 году, продолжая учиться в школе, и сейчас, несмотря на преклонный возраст, не мыслит себя без дела. 
Грант в размере 230 тысяч рублей направят на организацию в областной столице школы электронной музыки для молодых людей старше 16 лет.
Благотворительный проект «Клубок надежды» объединил тюменских рукодельниц, готовых безвозмездно помогать детям из детских домов, больниц и неблагополучных семей.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи