×
В социальных сетях
В печатной версии

Наказание за преступление на чаше весов Фемиды

Председатель Тюменского областного суда Анатолий Сушинских встретился с журналистами и читателями газеты «Тюменская область сегодня»


Современную жизнь невозможно представить без государственного института, осуществляющего правосудие. Его символ богиню Фемиду всегда изображают с повязкой на глазах – гарантом беспристрастия, и с весами в руках – символом меры и справедливости. Как удается добиться соответствия этим критериям на практике, насколько трудно поставить запятую во фразе «казнить нельзя помиловать», а также многие другие вопросы корреспонденты издания обсудили на заседании клуба «От первого лица» с председателем Тюменского областного суда Анатолием Сушинских.

Курс на гуманизацию


Александр Скорбенко:
– Давайте начнем разговор с темы гуманизации судебных органов. Она вызывает отклик у наших читателей, во многом обсуждаема, спорна и актуальна...
Анатолий Сушинских:

– Ваш вопрос в полной мере отражает реалии современной жизни. Согласитесь, что в России испокон веков было так: если обвиняемого в преступлении не посадили в тюрьму, значит, он не понес наказания. Попавший на скамью подсудимых должен сесть в тюрьму.

За последние годы принято много изменений, направленных на гуманизацию законодательства. Законодатель, в том числе по инициативе органов судейского сообщества, начал смягчать санкции статей, нарушение которых не представляет большой общественной опасности. Представим ситуацию: в ходе банальной ссоры между двумя соседями один оскорбляет другого. Раньше за это могли лишить свободы. Неужели вина столь велика и стоит начинать судопроизводство? Ведь один судо-день по разным подсчетам оценивается в сумму от 15 до 40 тысяч рублей.

Поэтому послабления для нарушителей, не приносящих большого вреда обществу, вполне обоснованны. В то же время за убийства, изнасилования и другие тяжкие преступления в большинстве случаев осуждают на длительные сроки.

Наталья Худорожкова:
– Как вы относитесь к отмене смертной казни?
Анатолий Сушинских:

– Вопрос очень сложный. Один из последних приговоров о смертной казни приведен в исполнение в конце 90-х годов, когда президент Борис Ельцин отказал в праве на помилование осужденному из нашей области, который изнасиловал и убил нескольких детей. На их родителей, бабушек и дедушек просто страшно было смотреть. В совещательной комнате у народных заседателей не появилось ни малейшего сомнения в том, что необходимо вынести смертный приговор. И сам преступник, вполне вменяемый, не отрицал содеянного. Какая может быть компенсация людям за утрату дорогих и совершенно беззащитных детей?

Мне довелось вынести восемь таких приговоров, половина из них приведена в исполнение. Испытываешь сложные, тяжелые чувства, когда провозглашаешь  приговор об исключительной мере наказания: «Именем Российской Федерации...» (ранее – Советского Союза), уж не говорю о потерпевших.

Теперь самой строгой мерой является пожизненное наказание. Приведу  еще один пример. В начале 90-х годов бурно обсуждались пути становления государ­ства, в том числе направления развития судебной системы. Основная часть ученых, юристов-правоведов категорически высказывалась против смертной казни. По одному из дел, подобному тому, о котором речь шла выше, мы пригласили кандидата наук народным заседателем, который искренне выступал против смертной казни.

Вторым заседателем был рабочий 50 лет. Было интересно наблюдать, как они принимали решение. Так вот, оба сказали, что человека, совершившего данное преступление, нельзя оставлять на земле. Кстати, в соответствии с прежним законодательством альтернативой смертной казни являлось лишение свободы на 15 лет – максимальная мера наказания. Да, в этом случае всегда вспоминают о судебных ошибках. К счастью, в Тюменском областном суде таких ошибок не было. Так что однозначно ответить на этот вопрос не могу. Скажу лишь то, что мы обязаны исполнять закон.

Суд становится «прозрачным»


Александр Скорбенко:
– Вопрос кадров. Он актуален для сферы правосудия. Важна и личность судьи, и роль судьи в разборе и формулировке судебных разбирательств... Кого принимать на работу: тех, кто живет сердцем или следует холодному рассудку?
Анатолий Сушинских:

– Судить без эмоций нельзя. С другой стороны, некоторые судьи ежедневно рассматривают до десяти дел. Если каждое пропускать через себя, то специалист, наверное, не проработает и нескольких лет.

Александр Скорбенко:
– Происходит выгорание человека?
Анатолий Сушинских:

– Происходит «выгорание» и своего рода деформация. Судья стремится поставить эмоциональный барьер и порой не слышит боль, которая кроется за обращением в суд. Приведу пример. Совсем недавно в президиум областного суда (высшую судебную инстанцию в регионе) обратилась женщина с жалобой на решение районного суда.

30 лет она проработала учителем в железнодорожной школе одного из поселков и жила в комнате при школе. Недавно это образовательное учреждение закрыли и преподаватель осталась без жилья. Формально отказ в предоставлении жилья  соответствовал закону, но, по моему мнению, противоречил его духу. Эта жалоба была вынесена на заседание президиума, который отменил это решение и отправил дело на новое рассмотрение.

Галина Сентемова, п. Голышманово:
– Бывают нарекания от граждан на работу ваших коллег? И второй вопрос: часто ли судей благодарят?
Анатолий Сушинских:

– Отмечу, что значительное количество принятых решений обжалуется гражданами. Таким образом, люди высказывают недовольство теми или иными судебными актами. Порой человеку кажется, что его недостаточно внимательно выслушали или не приняли к рассмотрению представленные документы. Таких претензий много, но это нормальный рабочий процесс.

А вот жалоб на поведение судей, например хамство или грубость, мало, но они, к сожалению есть. Как председатель областного суда не имею полномочий единолично наказать кого-то. Однако есть органы судейского сообщества, например, квалификационная коллегия судей, куда я могу направить представление и которая рассматривает подобные материалы. В соответствии с принятым решением судьи иног­да привлекаются к дисциплинарной ответственности вплоть до отрешения от должности.

Бывают и благодарности. Порой человек, получив судебное решение, принятое в его пользу, обращается с просьбой вынести благодарность судье и его помощникам. Я могу направить просьбу в совет судей или председателю суда, где служит работник, чтобы как-то отметить, поощрить человека.

Максим Хацкевич, г. Тюмень:
– Кто и за что может уволить судью?
Анатолий Сушинских:

– Уволить или, правильнее, лишить полномочий судью может квалификационная коллегия судей Тюменской области или Высшая квалификационная коллегия судей РФ. Надо сказать, такие решения принимаются. Судьи отправляются в отставку, в том числе и за нарушения, допущенные ими при рассмотрении дел. Какие? За неэтичное поведение или, например, когда дело долго не рассматривается либо нарушаются процессуальные сроки. Иногда судья принимает решения, явно противоречащие обстоятельствам и доказательствам по делу. Такое бывает крайне редко. Тогда проводятся проверки. Наверное, помните случай, когда заместитель председателя Ленинского суда была привлечена к ответственности и осуждена к лишению свободы? Принятые ею решения были обжалованы и отменены областным судом как незаконные.

Александр Скорбенко:
– Каков порядок обращения гражданина в суд? Можно ли прийти на личный прием, позвонить по телефону прямой линии, куда можно обратиться за разъяснением?
Анатолий Сушинских:

– В соответствии с Федеральным законом «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» разработаны и действуют интернет-сайты всех районных судов области. Есть сайт и у Тюменского областного суда, где можно ознакомиться со всей необходимой информацией: порядком обращения в суд, образцами необходимых документов, графиком заседаний суда, принятыми судебными решениями и так далее.

Предвидя увеличившийся после публикации поток письменных обращений, хочу предупредить, что самостоятельно, без помощи грамотного юриста, составить заявление крайне трудно.

Существуют нормативные требования, указывающие на то, что должно быть указано в заявлении, какие документы приложены. В противном случае
заявление вернут заявителю или вообще будет отказано в его принятии. Таково требование закона.

Светлана Клименко:
– Осложнило ли деятельность судов или, наоборот, облегчило то, что законодательно суды обязали стать открытыми и прозрачными?
Анатолий Сушинских:

– Действительно, то обстоятельство, что суды обязали пуб­ликовать все законодательные акты, значительно осложнило нашу работу, но не в том плане, что приходится публиковать закрытые сведения, сложность в другом. Если арбитражные суды вынесенные решения могут без особых изменений выставить для прочтения, то судам общей юрисдикции приходится из всех принятых решений убирать информацию, касающуюся персональных данных граждан, либо сведения материального характера. То есть аппаратам судей приходится проделывать двойную работу.

Число работников судов осталось прежним, но мы стараемся исполнять закон, чтобы граждане получали всю необходимую информацию.

Доверие к суду возрастает


Владимир Полищук:
– Год назад вы участвовали в открытии первого в регионе музея судебной системы. Как сотрудники областного суда и вы лично помогли музейщикам в создании этой уникальной экспозиции?
Анатолий Сушинских:

– Музей воссоздан в том же здании, где раньше в городе Тобольске находился окружной суд.  Трудности заключались в том, что это историческое здание и там ничего нельзя переделывать без согласования со службами архитектуры. Здание было частично разрушено и подтапливалось грунтовыми водами.

Кроме того,  было сложно восстанавливать экспонаты, это делали по фотографиям. Некоторые вещи, относящиеся к судебным процессам, сохранились с дореволюционных времен.  Вложен большой труд реставраторов, строителей и музейных работников.

И, конечно, это невозможно было бы сделать без активной поддержки губернатора Тюменской области.

Сейчас на первом этаже музея работают мировые судьи. То есть это действующий судебный участок. Если говорить об оригинальности, то в Российской Федерации таких зданий, как дом Корнилова, – единицы, а может быть, наш музей и единственный. Приглашаю всех его посетить.

Нина Свяженина, г. Ишим:
– Какое наказание несут работодатели, не выплачивающие зарплату сотрудникам своего предприятия?
Анатолий Сушинских:

– Существует ответственность руководителей как в гражданском, так и в уголовном порядке. Однако помимо заявления гражданина нужны  веские аргументы. В суд принимаются любые реальные доказательства, которые можно проверить.

В обществе почему-то сложилось мнение, что если обратишься в суд, тебе там обязательно откажут. Между тем до 70–80 процентов жалоб граждан удовлетворяются. То есть две трети получают защиту своих прав и интересов. Эти цифры малоизвестны, но это реальность.

Александр Скорбенко:
– Если сравнить российскую судебную систему с американской или европейской, где качество работы выше?
Анатолий Сушинских:

– У них совершенно другие критерии оценки деятельности суда. Не так давно в Англии государственный обвинитель (прокурор) не явился на судебное заседание. Все 12 уголовных дел (в том числе тяжкие), назначенные для рассмотрения, были прекращены. Суд посчитал, что прокурор не выполнил свою функцию и отказался от обвинения. Представляете, если бы вы узнали, что суд в России без разбирательства прекратил дело по убийству? Какова была реакция нашего общества?!

Мы наблюдаем за некоторыми зарубежными судебными процессами, встречаемся с заграничными коллегами. У них иные традиции взаимоотношений судебной власти, общества и прочих институтов государственной власти.

Раиса Ковденко:
– Почему за рубежом обычное дело: если тебя обидели, идешь в суд. А у нас не так?
Анатолий Сушинских:

– Думаю, в стране меняется отношение людей к системе правосудия – у них появляется больше возможностей  защищать свои права. За последние годы количество обращений в суд по гражданским делам увеличилось в десятки раз. В России ежегодно рассматривается более 14 миллионов гражданских дел, больше 5 миллионов административных и где-то 1 миллион 100 тысяч уголовных дел. Эта цифра несколько лет назад была в десятки раз меньше. Сейчас же через городские и районные суды Тюменской области проходит  не менее 300 тысяч граждан в год.

Значит, растет доверие к  судебной власти. Люди все больше и больше обращаются в суд, чтобы защитить свои интересы и восстановить свои права. Вспомним 90-е годы. Кто решал споры между гражданами? Братки, авторитеты и так далее. Теперь даже они вынуждены обращаться в суд, потому что другого органа в Российской Федерации, который бы разрешил спор в рамках правового поля, нет.

Недовольство судом как органом власти есть и будет. Когда человек приходит в суд и получает решение, то как минимум одна сторона бывает недовольна,  а часто и обе. А ведь есть еще и третья сторона – родственники.

Это объективный фактор, от которого никуда не денешься. Другое дело, что люди, будучи недовольными, соглашаются с судейским решением, понимая, что оно справедливое. Если нет, то обжалуют его  вплоть до Европейского суда по правам человека.

Денис Фатеев:
– Как определить, сколько нужно судей для того, чтобы они эффективно работали?
Анатолий Сушинских:

– Такие нормативы есть. Допустим, на  каждое дело выделяется условно два часа. Например, мировой судья иногда рассматривает по десять-двенадцать дел в день. Сказывается ли это на качестве рассмотрения дел? Безусловно.

Если основываться на научно разработанных нормативах нагрузки на судей, то надо увеличить количество судей раза в три. В Российской Федерации сейчас около 32 тысяч всех судей – военных, арбитражных, мировых, общей юрисдикции. Для сравнения: в Советском Союзе было всего около 17 тысяч. А ведь это касается не только судей. Каждый судья, для того, чтобы организовать работу продуктивно, должен иметь секретаря и помощника. Поскольку в силу разных причин такое увеличение штатов сейчас невозможно, предлагаются другие варианты снижения нагрузки на судебную систему.

Наталья Худорожкова:
– Если судебное решение принято, а не исполняется..?
Анатолий Сушинских:

– Существует служба судебных приставов, призванная исполнять судебные решения. Но на нее возложена обязанность исполнять постановления и других органов власти и структур (налоговой, пожарной и т. д.). Приставы-исполнители не успевают выполнить большой объем работы.  Поскольку это вылилось в проблему, принят закон, да­ющий право гражданам и организациям обращаться в суд за компенсацией, связанной с длительным неисполнением судебного решения. Такие заявления наши суды уже рассматривают.

Суд присяжных: плюсы и минусы


Раиса Ковденко:
– По каким параметрам определяете итоги работы? В газете это тираж, количество читателей... А у вас?
Анатолий Сушинских:

– У нас объективные оценки судебной деятельности, которые основываются  на статистических показателях. К ним можно отнести качество рассмотрения дел – количество оставленных без изменений решений и приговоров, количество отмененных и сроки их разрешения. Но самый главный критерий –  законность и обоснованность судебного решения. Могу сказать, что до 97 процентов решений тюменских судов отвечает этим требованиям.

Маргарита Шаманенко:
– Хотелось узнать ваше отношение к суду присяжных. В чем его плюсы и минусы?
Анатолий Сушинских:

– В десяти регионах Российской Федерации институт присяжных существует  с 90-х годов, а в Тюменской области – с 1 января 2003 года. Плюсы в том, что при некотором недоверии части населения к судебной системе вердикт «виновен-невиновен» выносят обычные граждане – присяжные. В этом случае профессиональный судья на них повлиять не может и обязан вынести  приговор в соответствии с вердиктом.

Судопроизводство с участием присяжных отличается от так называемого судопроизводства в общем порядке. В организации ведения судебного процесса, предоставления доказательств действует настоящий состязательный процесс.

Рассматривает дела с участием присяжных заседателей только областной суд по наиболее тяжким преступлениям. Действительно, количество оправдательных приговоров по делам с участием присяжных в несколько  раз выше, чем при обычном судопроизводстве. Чем это вызвано? Если профессиональный суд исследует в общем порядке все дело в совокупности – данные о личности подсудимого, характеристику, поведение, наличие судимости, то в суде присяжных эти данные категорически запрещено оглашать. Перед ними сидит как будто «новорожденный» человек. Предоставляются  только те доказательства, которые имеют отношение к самому факту преступления. Потому присяжных часто называют  судьями  «факта».

Адвокаты всеми силами стараются убедить присяжных в невиновности подзащитного, воспользоваться ошибками следствия и так далее. В случае оправдательного решения к суду предъявить претензии нельзя, потому что выносят вердикт  граждане. Стоит при этом отметить, что судопроизводство с участием присяжных обходится государству в шесть раз дороже, чем обычное  судебное заседание.

Мое личное мнение – суд присяжных нужен. Он дисциплинирует всех  – следствие, органы государственного обвинения и суд. Нацеливает на то, чтобы они  прорабатывали и расследовали каждую деталь, обращали внимание на все обстоятельства дела.

Вероника Белоусова:
– Почему затягиваются судебные процессы?
Анатолий Сушинских:

– К сожалению, а может быть, и к счастью, судебный процесс – очень заформализованная процедура. В нем предусмотрены не только права потерпевшего, но и права подсудимого. Последний может не свидетельствовать против себя, ничего не говорить, может заявлять ходатайства по любому поводу и защищать себя любыми способами. Очень большие возможности и права у сторон в гражданском процессе, нередко они злоупотребляют этими правами.

Александр Скорбенко:
– Пользуясь случаем, хотелось бы поговорить о взаимодействии органов власти и судов в отношении работы по профилактике правонарушений.
Анатолий Сушинских:

– Пять-шесть лет назад в Тюменской области регистрировалось около 55 тысяч преступлений. В настоящее время  цифра снизилась  почти до 30 тысяч. Из них судом рассматривается только 10–12 тысяч уголовных дел в год. Это свидетельствует о том, что меры, принимаемые органами власти и правоохранительными структурами, дают положительный
результат. Для судов основной  прирост – гражданские и административные дела.

Так, за 2009 и 2010 годы количество гражданских дел увеличилось более чем на 50 процентов, в том числе за счет роста дел по семейным правоотношениям, налоговым, о праве собственности, исков вкладчиков и банков, дольщиков и так далее. Отмечу, что до 2009 года росло число административных дел, в первую очередь касающихся нарушений правил дорожного движения.

Считаю, что увеличение гражданских и административных дел – положительная тенденция в становлении правового государства. Люди идут в суд и решают проб­лемы в установленном законом порядке. И это правильно. Кроме того, эти данные позволяют другим органам государственного и муниципального уровня делать выводы о напряжении в тех или иных областях общественной и социальной жизни.

Хочу отметить, что взаимодействие между ветвями власти в Тюменской области налажено достаточно конструктивно, что  благоприятно сказывается на положении дел в нашем субъекте. Да, у каждой структуры своя сфера деятельности, но в целом мы единая государственная власть. Гражданам, в принципе, безразлично, кто решит их вопрос: федеральные органы, правительство области или суд.

Новые технологии на службе Фемиды


Александр Скорбенко:
– Есть ли аспекты в деятельности судебной системы, где Тюменский регион впереди планеты всей? Знаю, что областной суд первый в стране использовал видеоконференц-связь для ведения судебных процессов.
Анатолий Сушинских:

– Действительно, мы одними из первых в России внедрили систему рассмотрения дел и жалоб в режиме видеоконференц-связи. Применить ее заставил тот факт, что Тюменская область является сложносоставным субъектом РФ. Ни в Салехарде, ни в Ханты-Мансийске не было изоляторов временного содержания.  Подсудимых в Тюмень приходилось доставлять окружным путем через Екатеринбург и другие города. Мы обратились к тогдашнему главе области Сергею Собянину, и на Совете  губернаторов был решен вопрос о создании системы видеоконференц-связи между областным центром и округами. Кроме того, установили такую же связь с Верховным судом РФ. Это позволило значительно сократить средства и время на разрешение судебных дел. Теперь эта система  введена практически во всей России, а ее применение закреплено законодательно.

Кроме того, в нашем регионе при поддержке правительства области был создан и действует до настоящего времени центр учебно-методической работы управления деятельности мировых судей в Тюменской области. Пожалуй, это единственный в России центр, где повышают квалификацию мировые судьи, их помощники, секретари судебных заседаний
и архивариусы.

Сергей Васильев, г. Тюмень:
– В детстве несколько лет провел в фашистском концлагере. Германия давала нам компенсацию в размере 300 евро, положил деньги в Тюменьэнергобанк, но он обанкротился. Вклад перевели в другой банк в руб­лях по низкому курсу. Как добиться справедливости?
Анатолий Сушинских:

– Не один вы оказались в такой ситуации. Рассматривались несколько сотен исков вкладчиков этого банка. Возмещение ущерба идет в установленном законом порядке. В основном решения принимались в пользу обратившихся граждан. Но были и случаи, когда вкладчики хотели воспользоваться ситуацией и получить не принадлежавшие им деньги. Вам нужно обратиться в первую очередь в тот орган, который занимается ликвидацией банка. Самое главное, чтобы не прошли сроки обращения за защитой.

Александр Скорбенко:
– Что могли бы вы – профессионал с 30-летним стажем пожелать Фемиде и тем, кто с ней сталкивается?
Анатолий Сушинских:

– Не буду говорить высокие слова, скажу просто – терпения и еще раз терпения. В истории становления нашего государства, по крайней мере в судебной системе, практически никогда не было простых периодов, но в любом случае следует надеяться на лучшее.

---

[gallery columns="8"]

888Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи