×
В социальных сетях
В печатной версии

Кредитная система России в период Столыпинских реформ

Развитие народного кредита в Тобольской губернии


Продолжение. Начало в № 194


Продолжаем цикл публикаций «Результаты политики Столыпина на примере Тобольской губернии», посвященный 150-летию со дня рождения великого реформатора. Автор проекта – руководитель некоммерческого партнерства «Тюмень. Сквозь глубину веков», кандидат экономических наук Александр Вычугжанин.

В интересах кредитных кооперативов Совет Министров вменил в обязанность Государственному банку сооружение собственных зернохранилищ.

В зернохранилища Государственного банка принималось для хранения, а равно и для очистки зерно как  в обезличенном, так  и в необезличенном виде. Зернохранилища банка выдавали после приема зерна двойные складочные свидетельства, в которых указывался вес зерна и отмечалось на основании анализа, проводимого хлебными инспекторами банка, род зерна, его сорт, происхождение, цвет, влажность, сорность (общая и зерновая).

Зернохранилища Государственного банка являлись складами общего пользования. При наличии свободного места приему подлежала любая партия зерна размерами не менее 25 пудов для обезличенного хлеба и не менее одного вагона для необезличенного.

Держатели складочных свидетельств могли получать под их залог во всех конторах и отделениях банка, а также выдавших свидетельства зернохранилищах ссуды в размере 80 процентов стоимости
зерна.

Кроме зернохранилищ, воз-водимых Государственным банком, в этот период ведется активное строительство кооперативных зернохранилищ.

В Тобольской губернии именно такие зернохранилища получили распространение. Ссуды на строительство зернохранилищ кредитные кооперативы зачастую получали в Государственном банке.

Несмотря на проводимую государством протекционистскую политику в поддержке строительства кооперативных зерно-хранилищ, крестьяне Тобольской губернии на первых порах большого интереса к их строительству не проявляли. Ситуация резко изменилась после неурожая 1911 г. и последовавшего за ним голода. Именно тогда для местных крестьян материализовался один из главных лозунгов кооперации – «В единении – сила!».

Последствия неурожая 1911 года


Кооперативные зернохранилища естественным образом повышали кредитоспособность крестьян, устраняли их зависимость от перекупщиков, в конечном итоге – повышали качество жизни и меняли психологию. На одной из редких дошедших до нас фотографий столетней давности представлена группа крестьян Тюменского уезда на молебне по случаю закладки кооперативного зернохранилища.

О многом заставляет задуматься эта фотография. По команде фотографа все смотрят в объектив, а при внимательном изучении создается впечатление, что люди на снимке всматриваются в будущее. Не надо быть искушенным физиономистом, чтобы заметить общее на всех лицах тревожное ожидание и, несомненно, надежду. Основания для тревоги были весьма веские: неурожай 1911 г. и последующий за ним голод поставили многих на грань голодной смерти.

«Хлеб наш насущный даждь нам днесь…» не один раз звучало во время этого молебна, и печать этой заботы лежит на лицах всех молящихся.

Обращает внимание на фотографии то, что большинство участников – мужчины самого работоспособного возраста.  И опыт уже есть, и здоровье еще сохранилось, и на пьяниц не походят – надо бы только всю эту силу правильно использовать.

Помощь голодающим


Если посмотреть местные газеты того времени, то одна из центральных тем – оказание помощи голодающим. Известный тюменский журналист Рогозинский в апреле 1912 г. писал, в частности, следующее: «Воздух напоен чудным ароматом развертывающихся листьев тополей. Все ликует, все наполнено радостно трепещущейся жизнью.

В дни ликующего пробуждения природы, ужасающим кошмаром является мысль, что «царь природы», человек, недоедает, что человек может голодать.

Число обедающих в городской столовой доходило до 3 000, до 15 процентов всего населения! Правда, число обедающих уменьшилось, две трети голодных нашли уже работу, но осталась еще тысяча человек, это уже настоящие голодающие: дети, старики, немощные. На детей страшно смотреть: грязные, в рубищах, с истощенными личиками, с печатью страдания и горя, со слезами на глазах, они укор, живой, больно бьющий по неогрубевшему еще в жизненной борьбе и невзгодах сердцу.

Еще тяжелее, еще страшнее жизнь в переселенческих поселках Тюменского уезда. Там давно уже истощены все средства, давно уже население питается одним хлебом, да  и тот отпускается не по требованию желудка, а по мере и по весу.

Голодающих придется кормить до тех пор, пока истощенное население не окрепнет. И это хорошо понимает все наше общество, когда с самой сердечной отзывчивостью откликается на призыв сборщицы, предлагающей букетик:

– Помогите голодающим!

На городских улицах царит необычайное оживление, среди обычной деловой или гуляющей публики появляются сборщицы и сборщики, вооруженные кружками и щитами с колосом, с призывом:

– Помогите голодающим!

И призыв находит сочувственный отклик, отказа нет  и не может быть: дают охотно, кто что может, даже прежде чем сборщица предложит цветок, уже тянется рука и слышится просьба: «Дайте колос».

Может быть, еще впервые в нашем городе, без всякого различия, и богатые, и бедные, и взрослые, и дети, все проникнуты одним горячим желанием, одним стремлением придти на помощь голодающему брату».

Участвуем всем миром


С неменьшим сочувствием к попавшим в беду людям отнеслись жители Тобольска:
«Радужный, веселый обыватель движется по узким и неровным тротуарам улиц, не замечая совсем навозных куч вдоль дороги, и, удивленный возгласом «купите цветочек», недоумеваючи останавливается. Небывалое зрелище! Перед ним украшенная колосьями ржи барышня с плакатом на груди и голубою лентою через плечо, а у кавалера опечатанная кружка «в пользу голодающих». Пока рука обывателя опускала в кружку первую попавшуюся в кармане монету, проворные пальчики сборщицы уже прикололи к борту обывательского платья колосок ржи. Высокий подъем духа еще более усиливается при виде охотной отзывчивости гуляющих к призыву сборщиц; даже уличные мальчуганы, выпрашивающие копеечки на «Модерн» (кинотеатр в Тобольске. – А.В.), отдают эти копеечки за колоски ржи.

Вон подвыпивший мастеровой из опустевшего кошелька вы-тряхивает последний двугривенный и опускает его в кружку, получая на грудь колосок; там полуслепой нищий просит нарядную сборщицу не побрезговать и его лептою, а вот щеголеватый кавалер опускает серебряные рубли за себя и сопровождаемую даму; из купеческой руки скользнул золотой. Сборщицы на всех улицах и во всех людных местах. Расступившаяся под качелями толпа помогает барышне перейти через грязь и сыплет в кружку пятачки. Праздник получился на славу, а кружки наполнились и дали 1 743 рубля. Сколько на них накормят голодных!»

При всем участии многих тюменцев и тоболяков в оказании помощи голодающим для кардинального решения проблемы требовались другие методы.

Александр ВЫЧУГЖАНИН, кандидат экономических наук
Продолжение следует

511Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
На минувшей неделе в адрес редакции поступило 36 письменных и устных обращений читателей.
«Целины» в это лето было предостаточно: Якутия, Ямал, Тюмень, Урал, Крым, Краснодар и даже Бангладеш. Подвести итоги в мультицентре «Моя территория» собралось около двух десятков студентов.
Второй год подряд делегация Тюменской области из числа активистов регионального отделения Всероссийского движения «Юнармия» посещает Внешние острова Финского залива.
Трудиться Галина Бенке начала в 1946 году, продолжая учиться в школе, и сейчас, несмотря на преклонный возраст, не мыслит себя без дела. 
Грант в размере 230 тысяч рублей направят на организацию в областной столице школы электронной музыки для молодых людей старше 16 лет.
Благотворительный проект «Клубок надежды» объединил тюменских рукодельниц, готовых безвозмездно помогать детям из детских домов, больниц и неблагополучных семей.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи