×
В социальных сетях
В печатной версии

Историческая и культурная значимость археологических исследований неоценима

газетная версия материала >>>


В редакции газеты «Тюменская область сегодня» состоялся пресс-ланч c известными тюменскими учеными-археологами супругами Натальей и Александром Матвеевыми. Они давно исследуют просторы Тюменского края. В год 425-летия Тюмени Наталья Петровна руководила раскопками в историческом районе Городище. В давние времена здесь существовало поселение Чимги-Тура – столица Тюменского ханства. В преддверии такой же знаменательной даты Тобольска в нем работает коллектив исследователей, возглавляемый Александром Васильевичем. Предлагаем читателям с помощью наших сведущих гостей оглянуться на историю развития начальных городов Сибири, перекинуть «мостик» от одного к другому.
– Некоторые жители предлагают считать предшественницей Тюмени Чимги-Туру. Имеются ли достоверные исторические письменные сведения о существовании последней?
Наталья Матвеева:

– Да, в основном это арабские источники, материалы по истории тюркско-монгольских государств. Возникновение Тюмени они относят к XIII веку. Упоминание о ней есть в одном испанском источнике, который, если не ошибаюсь, называется Каталонская карта.

Доказательства того, что Тюмень была городом, начинаем получать по крупицам. Город – не только населенный пункт. Это целая система отношений. Административный центр. Военная структура. Торговля, желательно международная. Классовое общество, деление на богатых и бедных.

Но когда она стала городом? Многое в прояснении этого вопроса дали бы археологические раскопки на улицах Коммуны, Энгельса. Здесь находилась цитадель Чимги-Туры, ядро, место, где проживала знать.

– Каково значение артефактов, найденных в Тобольске, для формирования здесь историко-туристического центра?
Александр Матвеев:

– Институт гуманитарных исследований в течение пяти лет ведет археологические работы в Тобольске, трудится целая команда исследователей. За этот период выполнена большая работа: проведены раскопки пяти объектов общей площадью полторы тысячи квадратных метров. Оценивая глубину и насыщенность найденных предметов, говорю со всей ответственностью: это много. В первый раз экспедиция приехала в Тобольск с заданием областного комитета по охране и использованию объектов историко-культурного наследия вскрыть пятьсот квадратных метров площади, где планировалось устроить городской фонтан. В результате сделали даже сверх ожидаемого. Работы ведутся одновременно на нескольких объектах, включая и базарную площадь в нижней ее части, где только в последние годы найдено около тысячи монет.

В Чукманском раскопе на мысу, где стоит памятник Ермаку, обнаружены остатки оборонительной стены, датируемые ранним периодом. Имеется перечень объектов, которые можно восстановить или реконструировать, а в дальнейшем открыть для посещения туристов. По найденным нашей экспедицией материалам архитекторы уже делают отдельные проекты. Не сомневаюсь, город на Иртыше ждет блестящая туристическая судьба. Таких мест, как Тобольск, в Сибири больше нет.

Пока до настоящего времени археологическое наследие Тобольска в туристическом потенциале практически не задействовано. Те, кто приедет посмотреть Тобольский кремль, пройдут и другими маршрутами, получат некий объем информации, приобретут сувенирную продукцию, принеся доход местному бюджету.

– Что из найденного вами можно считать сокровищем?
Наталья Матвеева:

– Находить драгоценности для археолога очень хлопотно. Возникает необходимость организовывать охрану и хранение. ТюмГУ не располагает такими возможностями. В восьмидесятые годы мы  с супругом исследовали большие курганы, где  в числе прочего обнаружили драгоценные камни (сапфиры) и золотые украшения, которые передали в Государственный Эрмитаж.
Отмечу, что значимость находок не  в материальной ценности, а в исторической и культурной. По-настоящему ценной вещь становится не  в момент обнаружения, а после того, как  в нее вложен большой труд многих специалистов. Необходимо извлечь из находки как можно больше информации.

– Как вы отчитываетесь о проделанной работе: по количеству найденных археологических артефактов или по количеству научных открытий?
Александр Матвеев:

– Это вечная проблема. Всегда ищут критерий, которым можно оценить: работает наука или бьет баклуши? Результат исследований – это научные труды. Наши сотрудники, конечно, их пишут.

Однажды представитель СМИ сказал мне, что наука существует на деньги налогоплательщиков, поэтому я должен встречаться с журналистами и рассказывать о своей работе. С тех пор готов держать отчет перед читателями.

Наталья Матвеева:

– Находки вызывают целый поток рабочих гипотез и довольно длительных исследований. Чтобы описать сотни, тысячи найденных предметов, приходится просматривать огромное количество чертежей и книг, работать в архивах. Сначала необходимо понять, что собой представляет найденный предмет, для чего предназначается, а потом уже включить в контекст исторической жизни. История не может иметь оценочных суждений: одно хорошо – другое плохо. Ничего не переписать. Это надо знать и извлекать уроки.

---------------------------------------------


[gallery columns="7"]

---------------------------------------------


полная версия материала >>>


В редакции газеты «Тюменская область сегодня» состоялся пресс-ланч, на который журналисты пригласили известных тюменских ученых-археологов Наталью и Александра Матвеевых. Они давно исследуют просторы Тюменского края. В нынешнем сезоне – 425-летия Тюмени – Наталья Петровна руководила раскопками в историческом районе Городище, где в давние времена существовало поселение Чимги-Тура -- столица Тюменского ханства. На следующий год знаменательную дату отметит Тобольск. Здесь коллектив, ведущий раскопки, возглавляет Александр Васильевич. С высоты лет этих городов Сибири можно оглянуться на пройденный путь развития, оценить достигнутое представителями археологической отрасли знаний в исследовании истории края.


-- Журналисты и читатели газеты надеются узнать больше о вашей серьезной работе. У нас много вопросов, поступают звонки по телефону: есть интерес к тому, чем вы занимаетесь. Как принято говорить в археологии, будем снимать культурный слой. Как нашли себя в творческом союзе?


Наталья Матвеева:


-- Это было еще в студенчестве. Мы учились в разных городах и познакомились на региональной студенческой археологической научной конференции.


-- Получается новосибирская школа усилила тюменскую?


Александр Матвеев:


-- Тюменской археологической школы тогда еще не было. Она только начала зарождаться, приобретать разные корни. Сейчас она, видимо, есть.


Наталья Матвеева:


-- В Тюмени не было специалистов археологов вообще. Тюменские студенты ездили на раскопки с уральскими археологами. Я училась археологии в Уральском университете. Несколько человек, которые сейчас в Тюмени работают в этой области, – из уральской научной школы. Александр Васильевич, приехав сюда, привез с собой новосибирцев. И кончилось это присоединением к Сибирскому отделению Академии наук и созданием в Тюменском научном центре института.


-- Трудно абстрагироваться и не проявлять эмоции к находкам, фактам? Сложно археологу быть непредвзятым?


Наталья Матвеева:


-- Есть место необъективности в деятельности всех людей и археологов тоже. Многие увлечены какой-то одной эпохой. Я, кстати, двадцать лет изучала ранний железный век. И складывалось впечатление, что все население Сибири было в золоте и серебре, ездило за границу и закупало шелка и ковры. Очень высокий уровень развития. Но это потому, что я вела раскопки больших курганов -- курганы знати, а рядовому населению не уделялось внимания. Почему выбирают богатые курганы? Раскопали богатый курган – нашли сокровищницу: все хотят найти что-то богатое. В культуре знати, в культуре царей, как в капле воды, отражается весь материальный мир народа, этой общности. На примере одного памятника можно изучить экономику, ремесло, жилище целого народа. А если изучать много поселений, рядовых домов, то надо затратить много лет жизни.


-- Были ли у вас какие-то особенно памятные находки?


Наталья Матвеева:


-- Для меня такой вехой, пробудившей интерес к раннему железному веку, послужил уже упомянутый мысовской могильник. Там была совершенно простая могила – обычные вещи – горшки, пряслица. Лежал мужчина на спине в правильной позе и женщина, скорченная, связанная. Ее коленки и кисти рук были у подбородка. Ее, видимо, завязали в мешок. Такое впечатление, что женщина была рабыней, наложницей, которую убили рядом с могилой и закопали, связанной в такой позе. Сразу возникает вопрос о явлениях в жизни людей. Вообще археология изучает культуру: горшки, узоры, вещи, технологии производства. А здесь сразу всплывают проблемы древней жизни.


-- Как же так получилось, что Ханты-Мансийск, основанный в 1933 году, оказался старше Тюмени, заложенной в 1586 году?


Александр Матвеев:


-- Однажды к нам обратилась администрация города Ханты-Мансийска с вопросом: «Не хотели бы вы заняться изучением возраста нашего города?». На этой встрече у меня, что называется «ушки навострились». Это интересная тема. Почему никто никогда об этом не задумывался? Никому же не приходит идея, допустим, в Средней Азии летоисчисление всех городов начинать с момента завоевания русским оружием. Мы же знаем, что там города и поселения были испокон веку... И вот тогда я коллегам предложил: «Давайте подумаем!» Никакой, естественно, ангажированности. Ведь для исследователя, историка, который дорожит своим именем, этот момент очень щекотливый. Внимательно изучив историю Ханты-Мансийска, мы доказали этот факт преемственности. Мы знаем, что этот город вырос из села Самарово. Оно выросло из Самаровского яма – поселения ямщиков. Если мне не изменяет память, то это 1633 год. Когда мы подошли к началу XVII века, задумались: «А что эти ямские охотники, как тогда говорили, были высажены на дикий угрюмый берег и там никого не было?» Нет, их высадили в юртах аборигенного населения. Сохранились документы, где приводятся воспоминания отдельных остяков, как эти ямщики высаживались, обустраивались. Опять же это синкретичное население сформировалось. Значит, надо идти еще глубже... А что там раньше было? Выясняется: городок князя Самара. Одного из местных лидеров того периода. Причем это было культовое место при слиянии Иртыша с Обью, где хранились все святыни остяков. И вот так углубляясь, мы шли, пока нащупывали дорогу. И решили, что в том месте, где эта дорога оборвется, там поставим точку, потому что дальше идти нельзя. И так дошли до 1582 года, когда согласно Кунгурской летописи туда пришел атаман Богдан Брязга — один из сподвижников Ермака. На указанной дате остановились, поскольку она подтверждается письменными источниками, в частности упомянутой летописью.


-- Александр Васильевич, вы занимались обнаружением и исследованием места последней битвы Ермака. Можете ли ее кратко характеризовать – реконструировать?


Александр Матвеев:


-- Вкратце об этом знают все, ведь о Ермаке написано много. Несколько лет и мы с коллегами занимались этим вопросом, и все это время у меня из головы не шла одна мысль: сегодня приходится восстанавливать знания, когда-то утраченные и людьми, и исследователями.


Суть в чем? Все летописи говорят об одном: Ермак погиб на Перекопи. Что это за Перекопь, ныне точно никто не знает. Кто-то связывает ее расположение с Вагаем, кто-то с Иртышом. Если непредвзято проанализировать весь корпус источников, то становится ясно, что Перекопь – это место на Иртыше рядом с устьем Вагая. Туда и отправилась первая экспедиция, которая продолжалась всего два дня. Нашли Перекопь. Примечательно, что после Словцова, который ее посетил в XIX веке, там не было ни одного историка, а из географов – только один.


Итак, место найдено. Весь следующий год продолжалась вторая экспедиция, во время которой искали следы Ермака. Можно сказать, что мы обозначили место как историческое. Последняя битва Ермака произошла в Вагайском районе Тюменской области, на реке Иртыш, на большой луке Иртыша, которую пересекает определенный водоток. Рядом устье Вагая, холм Кысым-Тура, впадение речки Малаховки, село Старый Погост.


Дело в том, что за годы это место сильно изменилось. Недаром Иртыш зовут «роющим землю». Дуга реки вытянулась, съехала по течению, поэтому точного места гибели Ермака, как я уверен, уже нет. Выходит двоякая ситуация: вроде и нашли Перекопь, и не нашли.


Когда это стало ясно, попросил одного участника экспедиции встать на берег Иртыша и сделать вид, что он прыгает вниз. Как Ермак. Теперь, если меня спросят, с какой высоты он прыгал в реку, скажу: «Восемь метров». И даже покажу фотографию наиболее точного места, где это случилось. Глубоко убежден, что раньше люди знали о Перекопи, но со временем забыли.


Наталья Матвеева:


-- Александр Васильевич, поясните читателям, что такое Перекопь?


Александр Матвеев:


-- Ремезов в свое время, да и не он первый, высказал идею, что отряд Ермака прокопал канал через большую луку Иртыша для того, чтобы сократить себе путь. Эта идея живет в исторической литературе до сих пор. Некоторые историки на полном серьезе спорят: мог ли Ермак такую Перекопь выкопать или не мог? Сами подумайте: как Ермак в условиях голода, во враждебном окружении мог копать этот канал? Вряд ли ему было до этого. Когда экспедиция нашла Перекопь, оказалось, что она в ширину – сорок, в глубину – около трех метров. И сегодня техники не хватит, чтобы вырыть такой ров. На самом деле водоток есть, но не искусственный, а естественный. В прошлом он был очень важен для населения. Это прекрасные рыболовные угодья. Летом из реки туда заходила рыба, и озеро, и старицы зарыблялись. Ставили ловушки и целый год были с уловом.


-- Какими исследованиями занимается ваш институт?


Александр Матвеев:


-- Многими гуманитарными проблемами, над которыми работают филологи, археологи, историки. Издаем энциклопедии Тюменской области, Ямала, Югории. Если сузиться до историко-археологического сектора, то в последнее время отмечу раскопки и изучение Ингальской долины, Тюмени, Тобольска.


Филологи активно изучают творчество Ершова и готовят по этой теме книгу. Ведь в последнее время многие специалисты стали говорить, что «Конька-Горбунка» написал вовсе не Ершов, а Пушкин. Аргументируют тем, что после написания сказки Ершов не создал больше ни одного произведения. Но мы-то, тюменцы, чувствуем, что это не так.


-- Расскажите, какая цивилизация реконструируется в челябинском Тургояке, известном мегалитическом памятнике, раскопки которого продолжаются несколько лет. Он постепенно превращается в место паломничества, где побывали, наверное, уже многие челябинцы и жители близлежащих городов.


Наталья Матвеева:


-- На Тургояке нет никакой цивилизации. Там имеются памятники жизнедеятельности, обычной охоты и рыбной ловли людей каменного века, присутствуют нагромождения камней природного характера того же периода, которые с течением времени видоизменялись. Место, избранное для совершения различных ритуальных обрядов богам. Успехи Челябинской области на туристическом поприще обусловлены в первую очередь красотами местной природы: великолепные озера, живописные горные ландшафты, сопровождаемые рассказами о древней культуре людей, обеспечивают приток желающих отдохнуть.


В условиях Тюменской области должны быть выбраны оригинальные природные участки, обладающие историей, которые также можно выгодно преподнести. Но при этом важно учесть организацию туристического сервиса. На мой взгляд, район Тобольска такие возможности предоставляет: великолепные ландшафты и развитая инфраструктура. Уже потом с течением времени вокруг таких мест складываются легенды, которые также являются необходимым компонентом туризма. В итоге прославленное место заживет своей жизнью, станет считаться особенным.


-- Хочу поблагодарить Наталью Петровну и Александра Васильевича за многолетний интерес к территории Приисетья и экспонаты, переданные для здешнего музея. Есть ли у вас в планах дальнейшее исследование курганов Исетского района?


Наталья Матвеева:


-- С народным краеведческим музеем имени Емельянова села Исетского сотрудничаем много лет. Школьники Исетского района принимали участие в университетских экспедициях. При совместных раскопках найдено огромное количество древних скульптурок и других интересных вещей среднеазиатской торговли.


В ближайшее время намерена продолжить изучение средневековой тематики, поэтому в Исетский район не собираюсь. Но с точки зрения развития туризма Исетский район -- богатейший, один из благодатнейших, имеющий красивейшие виды, высокие холмы, знаменитое Марьино ущелье, которое, несмотря на легенды о партизанке Марье, на самом деле является древним городищем раннего железного века, датируемым примерно V--IV веками до н. э.


Все древние ландшафты освоены людьми с давних времен, наши предки во все времена ценили красоту. Красота -- совокупность сложных рельефов, которые обеспечивают максимальный жизненный комфорт: обзорность, безопасность проживания, защита от внезапных нападений и набегов, доступность воды, наличие рыбы, дичи, разнотравья, пастбищных угодий. Чем больше ресурсов, тем красивее и обитаемее место. Все лучшие места уже когда-то были заселены и являются потенциальными туристическими объектами.


Александр Матвеев:


-- В Исетском районе проработали много лет, туда невозможно не вернуться. Иногда кажется, что там знаешь каждую сосну, приезжаешь как домой.


-- Скажите, в каких экспедициях, кроме Ингальской долины, принимали участие школьники? Ведется ли профессиональная ориентация будущих студентов-историков?


Наталья Матвеева:


-- Школьники всегда привлекались для участия в экспедициях, они благодарные помощники. Интерес к науке, к изучению прошлого формируется в детском и подростковом возрасте. Самые лучшие помощники -- ученики четвертых, пятых классов, радостно совершающие первые находки, с удовольствием и гордостью работающие. Они обходятся без родительского присмотра, самостоятельно справляются с трудностями. В экспедициях университета принимали участие и заводоуковские дети, и школьники других районов.


Коллеги из Института проблем освоения Севера также в течение нескольких лет работают со школьниками, проводя раскопки в Нижнетавдинском районе. А вот продолжат ли добровольные помощники образование в данном направлении, станут ли абитуриентами? Некоторые ездят на раскопки годами, а повзрослев, идут получать образование по специальностям сельскохозяйственного или экономического направления.


-- Есть ли способ определить месторасположение археологической находки со спутника?


Наталья Матвеева:


-- Нет. Определить таким образом можно только рельеф памятника (сглаженные временем стены, ямы, возвышенности). Кроме того, этот способ возможно применить исключительно на открытой местности и стоит он очень дорого, а нас никто не спонсирует. Единственный заказчик – комитет по охране памятников правительства Тюменской области.


Александр Матвеев:


-- Про сотрудничество с комитетом нужно сказать отдельно. Археологи, как правило, не поспевают за строителями. Однако благодаря целевой программе сохранения и использования историко-культурного наследия финансирование исследований проводится за несколько лет до начала строительства какого-либо объекта.


-- Возвращаясь к Тобольску, расскажите, какие находки чаще всего встречаются?


Александр Матвеев:


-- Раскопки в Тобольске начались в 2007 году. Имея некоторый опыт, не будучи новичками, исследователи, работая в Тобольске, поразились огромному количеству находок и тем, как они хорошо сохранились. В первое время работы казалось, что в Тобольске, где ни начни копать -- всюду найдешь культурный слой. В последствии оказалось, что это далеко не так.


Найдены изделия из бересты, отличные образцы тканей, одежды, собрана коллекция кожаной обуви, фарфора, фаянса, изразцов, множество интересных вещей. Есть блестящие находки. Например, при раскопках базарной площади, экспедиция (на глубине более двух метров, когда закончился слой базарной площади) обнаружила остатки усадьбы. При ее исследовании нашли совершенно необычный предмет, предназначение которого определить смогли значительно позже. Им, как выяснилось, оказалась старинная вислая печать миниатюрных размеров. Она изготовлена в виде медальона, с тщательно выполненными изображениями герба, животного-хищника и города, а также надписью, полностью расшифровать которую пока не удалось.


Наталья Матвеева:


-- Все находки вызывают поток рабочих гипотез и довольно длительных исследований. Чтобы описать сотни, тысячи найденных предметов, приходится просматривать огромное количество чертежей и книг, работать в архивах. Сначала необходимо понять, что собой представляет найденный предмет, для чего предназначается, а потом уже включить в контекст исторической жизни. Этим в основном и занимается Александр Васильевич.


Александр Матвеев:


-- Ведя раскопки, археологи по мере продвижения вглубь могут определить, в каком культурном слое находятся – по монетам. Найденные монеты середины XIX века сменяют монеты середины XVIII века, начала XVIII, потом XVII.


В этом году найдены остатки сгоревшей лавки, в которой торговали посудой из фарфора.


В Тобольске в 2008 году найдена панагия (знак архиерейского отличия). Второй такой в Сибири нет. Обнаружили ее между двумя нижними бревнами постройки, расположенной недалеко от гостиного двора. Кто и для чего спрятал реликвию -- неизвестно. Когда это произошло, можно сказать весьма приблизительно -- до середины XVIII века.


Пришли к мнению, что панагия принадлежала одному из первых епископов Тобольской епархии, которая была образована в 1620-е годы. Предполагаем, что произведена в Московском регионе. Выстроили древо развития панагий и выяснили, что наша одна из самых древних. Сейчас хранится в музее, в скором времени передадим Тобольско-Тюменской епархии. Боюсь, что можем никогда не узнать, каким образом эта вещь попала в руки явно не церковному человеку и как ушла из церкви. Всегда есть вопросы, на которые уже невозможно дать ответы. Но мы выяснили самое главное -- когда и где панагия произведена и как попала в наш регион.


Наталья Матвеева:


-- Находка вызвала длительное расследование. Для того чтобы узнать информацию о панагии, списывались со специалистами по русской культуре и православной религии. Сокровищем панагия стала после длительной работы. Практика позволяет планировать работу и сформировать представление о том, что ищешь.


1091Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
25 ноября в 10:00 пройдет восемнадцатая международная лекция-завтрак CreativeMornings. Тюменцы вместе со спикером поговорят на тему «Рестарт» и узнают, как изменить взгляды на привычные вещи. Место уточняется.
23 и 30 ноября в молодежном театральном центре «Космос» пройдут открытые воркшопы по владению голосом и речью. Их участники освоят техники речевой импровизации и узнают, как отвечать на некорректные вопросы.
В Тюмени почти безветренно и пасмурно.
В большом стеклянном кубе инсталлированы инструменты разных профессий.
В сети появились фотографии пропажи букв с надписи «Тобольск» при въезде в город. Недавно в городских сообществах Вконтакте появились новости о демонтаже знаменитого указателя. На фото остались только три буквы, которые формировали надпись «ТОК».
Тюменские студенты устроили серию перформансов в городе: собрали сто улыбок, рассказывали анекдоты в автобусах в костюмах клоунов, устроили турнир по мусорболу среди прохожих, провели живые выставки в березовой роще в костюмах сказочных персонажей.
Уже разработан план взаимодействия и проведены первые занятия.