×
В социальных сетях
В печатной версии

«Эта война мне снится до сих

Приятный баритон, в котором слышится сила и энергия, ярко-голубые глаза, загорелые кисти рук, лежащие на рукоятке трости... В кресле напротив меня сидит Дмитрий Быков, ветеран Великой Отечественной войны. Дмитрию Павловичу есть что вспомнить, война оставила не стираемый годами след в памяти и в сердце.

Прерванная мирная жизнь


«Я коренной тюменец, родился в деревне Зареке. Сейчас она  в черте города, а тогда располагалась в пяти километ­рах от него. Жители деревни и приезжие горожане в выходные гуляли в Гилевской роще. Там играла музыка, торговали сладостями, люди отдыхали.

Освободившись от учебы, мы с ребятами 22 июня наслаждались каникулами и играли в этой роще в футбол. Где-то около часа дня по громкоговорителю объявили, что  в два часа состоится митинг, на котором прозвучит важное сообщение. В указанное время все собрались, грузовую машину приспособили под трибуну и с нее выступил представитель городского комитета партии. Он объявил, что в четыре часа утра немцы напали на Советский Союз. Началась война, которую впоследствии назвали Великой Отечественной.

Этот день стал переломным для всего советского народа. Ребята, которые были постарше, сразу пошли записываться в военкоматы, проситься на фронт, а мне тогда еще  и семнадцати лет не исполнилось. Через год нас, родившихся в 1924 году, тоже стали призывать. Около сотни тюменских ребят 14 августа отправили в Таллинское военно-пехотное училище, которое дислоцировалось в нашем городе. Программу, которую в мирное время проходили за два года, мы освоили за шесть месяцев и вышли из училища командирами взвода с кубиками лейтенанта. В марте 1943 года прибыли на Курскую дугу.

В атаку, несмотря ни на что!


Протяженность Курской дуги – 550 км, в нее входило шесть фронтов. В общей сложности на территории находилось 3600 советских солдат и офицеров. Немцев в этом направлении было значительно меньше – около двух милли­онов. У них был «танковый кулак» – новые танки «Тигры», самоходная артиллерия – «Фердинанды». Немцы рассчитывали ударить в выступ Курской дуги, прорвать оборону и пойти в наступление на Москву. Огромную роль в событиях на Орловско-Курской дуге сыграли сообщения Николая Кузнецова. Именно он сообщил командованию, что готовится немецкое наступление, чем оказал неоценимую услугу всему советскому народу.

Мы только прибыли – и сразу в оборону. Активные военные действия не велись, но частенько вспыхивали так называ­емые «бои местного значения». Немецкое командование несколько раз откладывало наступление на Курский выступ, менялись даты с мая на июнь. Наконец 5 июля 1943 года состоялось грандиозное сражение, вошедшее в историю как Орловско-Курская битва.

На 10 июля запланировали разведку боем: мы должны были захватить немецкие траншеи и взять «языка». Однако саперы не успели разминировать проходы и выступили мы одиннадцатого числа. Но на вражеской стороне уже поняли: что-то готовится. Стоило подняться в атаку, как противники открыли огонь. Атака захлебнулась. Пытались подняться еще несколько раз, но безрезультатно. Только вечером смогли занять траншеи и взять нескольких «языков». Еще одним значимым достижением стало выявление огневых средств противника: расположение их пушек, минометов.

На следующий день, 12 ию­ля, Брянский фронт пошел в наступление на Орел. Немцы к тому времени уже продвинулись на 30 км  в глубину обороны Воронежского фронта, на Центральном фронте – до 10–12 км. На этом и выдох­лись. Наша артиллерия била два часа по вражеским позициям, немцы подбросили свежие дивизии и начались тяжелые бои. Вечером этого дня  я был ранен в траншейных боях в левое плечо, в голову и в лицо. После полутора месяцев в госпитале снова отправился на фронт.

На войне легко не бывает


Принято считать, что Белоруссию начали освобождать 27 июня 1944 года, но на самом деле все началось в октябре 1943-го. Я оказался в Сибирской пятой гвардейской стрелковой дивизии. Наши войска стояли под г. Невелем Псковской области. Была перерезана железная дорога Витебск – Невель, служившая основным путем снабжения фашистских войск продовольствием и оружием. Взяли Невель, но немцы не собирались так просто отдавать один из важнейших своих пунктов и прислали подкрепление. Образовался так называемый «невельский мешок».

Нам пришлось очень сложно: осень, грязь, болота. Машины не ходят, лошади вязнут до живота. Снаряды таскали на себе, патроны тоже сами себе подносили, еда – в последнюю очередь. Оголодали страшно, обовшивели. Месяца четыре спали только под открытым небом, в лесу. Мне это до сих пор снится.

Две недели в «смертниках»


Тем не менее уже  в ноябре взяли г. Городок Витебской области, несколько других населенных пунктов и продвигались в сторону Витебска. За два с половиной месяца прошли всего-навсего 60 км, очень сложно было. Я командовал ротой отдельного лыжного батальона. В боях за населенный пункт Короли был повторно ранен. Получил сразу три пули: в руку, в грудь и в ногу. Одна пуля прямо в сердце метила, но  в нагрудном кармане лежали блокнот, комсомольский билет и она застряла в ребре.

Еще полтора месяца в госпитале – и снова на фронт. Попал в Латышскую стрелковую дивизию, освобождал Прибалтику. На границе с Прибалтикой 27 июня 1944 года мы перешли в наступление. Продвигались с боями, там была сосредоточена сильная немецкая группировка. 22 августа в третий раз был тяжело ранен. Сидел за пулеметом, когда рядом упал снаряд. Меня отбросило вместе с орудием. Итог – перебитая правая рука и три осколка в грудь.

Пытался подняться, но не мог. Думал, ноги перебиты, подвигал ими – нет, на месте. Смотрю – чья-то рука. Потрогал – моя, только не чувствую ей ничего. Жара была страшная, а я мерзну, потому что потерял много крови. Меня доставили в медсанбат. Там две недели находился в «смертниках» (тяжело раненные, о которых врачи не могли сказать, выживут они или нет, и которых не эвакуировали в тыл). Лежали в палатках на носилках.

В жару у раненых часто появлялась гангрена. Началась она  и у меня, медики приняли решение ампутировать мне руку. На операцию меня принесли два молодых врача. Я был в сознании, но периодически терял его, потому что в груди накапливался гной и поднималась температура. Шприцом гной откачают – приду в себя. Просил врачей: «Оставьте мне руку. Мне всего двадцать лет  и она у меня правая».

Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Как только врачи подготовились к операции, началась бомбежка, налетели немцы. Медики разбежались и залегли в траншеях, я остался лежать на столе. Повезло, не задело меня. После окончания обстрела меня унесли в палатку и занялись теми, кто был только что ранен. Через три дня снова на операцию понесли, опять умолял оставить мне руку. Разбинтовали, один врач отметил: «Распад вроде меньше стал». Положили на лицо маску с хлороформом, досчитал я до четырнадцати и провалился в небытие... Очнулся в палатке, ничего не помню. Сосед спрашивает: «Ну что, отрезали?» Смотрю – нет, на месте рука.

Война закончилась!


Через некоторое время нас эвакуировали. Около четырех месяцев я находился на лечении в г. Ирбите Свердловской области. На фронт больше не отправили, так как был ограниченно годен. До конца 1945 года служил в г. Нижние Серги, здесь и встретил окончание войны. Жил на квартире у одной бабки. Как-то раз стучат в окно, кричат: «Пелагея! Вой­на закончилась». Был городской митинг, народ радовался. Так  и завершилась для меня война. Закончил я ее в звании старшего лейтенанта.

После войны отслужил 40 лет в КГБ, получил звание полковника и награду «Почетный сотрудник госбезопасности СССР», которую мне вручил Юрий Андропов. Сейчас у меня дочь, внуки, правнуки – крепкая, дружная семья. Искренне надеюсь и верю, что таких ужасных событий история России больше не узнает».

Дмитрий Павлович наде­вает свой китель, сетуя, что уж больно он тяжел. Но это приятная тяжесть: на нем звенит металл медалей и орденов. Здесь орден Ленина, орден Отечественной войны I степени, орден Красной Звезды и больше 20 медалей. Благодаря таким людям мы сейчас живем. Они, как никто более, достойны этих наград.

434Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Благотворительный проект «Клубок надежды» объединил тюменских рукодельниц, готовых безвозмездно помогать детям из детских домов, больниц и неблагополучных семей.
Международный проект обучения с применением дуального метода в течение нескольких лет успешно реализовывался в ялуторовском колледже.
Школьник не совсем верно понял задание по уроку технологии.
Ими оказались четырнадцать жителей муниципалитета.
За выход в финал сезона поборются 12 молодых команд УрФО и Поволжья.
В областной столице продолжает работу международный проект «CreativeMornings».
В течение трех дней волонтеры будут получать необходимые знания для работы в сфере инклюзивного образования и разрабатывать собственные социально-полезные проекты.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде