×
В социальных сетях
В печатной версии

За тридевять земель, в царстве Усть-Малые Чирки

В стороне от больших дорог, среди лесов да полей стоит деревенька, прислонившись бочком к малой речке с веселым названием Чирок. Речка эта -- приток Емца, который подпитывает Вагай, а тот несет воды в Иртыш. У берегов по осени, как белый снег, лежал на воде гусиный пух. А сейчас вьется сизый дым над каждой избой, в огородах огромные скирды сена. Навстречу женщина с двумя полными воды ведрами на коромысле. К удаче!

Здесь гостям всегда рады


«Седьмой десяток доживаю, а сидеть-то некогда, -- с улыбкой, как старых знакомых, приветствует нас Тамара Майорова. – Завсегда гостям рады, нечасто какой человек наведывается в нашу деревню. Раньше она большая была – на нашей улице дома вплоть стояли, соединялись с теми, что по ту сторону озера. Да вы проходите, чаек поставим». После подъема по крутому берегу реки с ведрами она удивительно легко перевела дух, сбросив коромысло. Сразу ясно: дело привычное.

В деревню Казакову Голышмановского района родители приехали в 1940 году из Горьковской области. Отец грамотным был, вычитал, что в Сибири места богатые, луга хорошие, и привез семью. Его Тамара не помнит, не видела. Только родилась, забрали отца на фронт -- в 1941 году. «Не успели родители обжиться на новом месте, обустроиться, ни дома, ни скотины не завели. Травой питались, ребятишки норки на пашне копали. Горсточку зерна найдешь – радость! Выжили», -- с грустью вспоминает она детство. Война для нее – это голод. В школе Тамара, шестой ребенок в семье, ни дня не была – не в чем было ходить. Читать сама училась, расписаться в деловых бумагах может. Даже письма иногда писала. Сейчас газету почитывает на досуге, не пользуясь, как многие пенсионеры, очками. Неведомо, в каком краю похоронен ее старший брат, мать получила на него похоронку с фронта. Отец до сих пор числится без вести пропавшим.

Тамаре не было и шестнадцати, когда она вышла замуж. «Пришла в огромную семью родителей мужа, несколько поколений родных людей в одной избе жили. При этом никогда ругани не слышала!» -- сейчас она сама этому удивляется и ставит в пример прежний уклад крестьянской жизни. Еще раньше, тринадцатилетней, Тамара пришла на животноводческую ферму и проработала дояркой 43 года, но звания ветерана труда не получила. «Три раза в день коров доили. Летом, считай, с машины не слазили – на выпаса ездили, и все с песнями. Не жаловались на судьбу. У каждой семьи вдобавок еще свое личное хозяйство. Так уж сложилось, что частное стадо в дерене всегда по очереди пасли. И на луг мы с мужем Иваном, бывало, выходили с гармошкой да с песнями», -- улыбнулась хозяйка, вспоминая. С Иваном вдвоем они построили дом. Теперь Тамара одна в нем живет.

Недавно сын сделал систему водяного отопления от «железянки», но русскую печь мать отстояла. В ней хозяйка буханок по пять за раз печет, снохе на гостинцы: домашний хлеб все любят! А закончится, дети опять приедут в деревню и мать навестят. Для сына и поросята в хлевах растут. Нет деда Ивана, а ей одной много ли надо? Но жить без хозяйства Тамара не привыкла. Как без работы остаться?!

Вдоль забора тянется ровная поленница дров. «Всю жизнь дрова сама колю. Для зарядки! – голос Тамары становится все бодрее. – А в подполье только варенья не одна сотня банок, все из лесных ягод. Клюква, брусника водится в наших болотах. Земляничка, клубничка -- первые ягодки мои. Без груздей из леса не возвращаюсь. «Заповедник» выручает -- так я небольшой лесочек зову, в котором море обабков-подберезовиков…» И всюду она пешком успевает. «А кто меня на такси-то повезет?» -- смеется моя собеседница. На огонек заглянула соседка, Анна Брагина, ей 85 лет. «Запевай!» – подмигнула она хозяйке. Летом, бывало, выйдут подруги на улицу, присядут на лавочку и поют на два голоса, далеко слыхать.

Семь «я» Усольцевых


«Ой, думала, это за гусями приехали, -- выбежала встречать нас у калитки Татьяна Усольцева. – В ту зиму оставляли трех гусынь, тридцать пять гусят вырастили, вот и продаем. Речка у нас рядом, для них летом раздолье». И уж после рассказа хозяйка поинтересовалась, с чем мы пожаловали.

В наши дни молодые редко решаются завести большую семью. У Виктора и Татьяны пятеро детей. Старшему, Михаилу, 12 лет, Оля учится в пятом классе, Катя во втором, Даше пять лет, Любаше два годика. Виктор сам из большой семьи, в которой было десять детей. Увы, родители рано ушли в мир иной, мальчик рос в семье старшей сестры. Она и сейчас живет рядом. А Виктор с Татьяной перебрались в родительский дом из райцентра, когда оба попали под сокращение на предприятии, где работали. В деревне легче выжить, решили они. Приехали с небогатым скарбом, тремя детьми и кроликами. Младшие дочки родились уже здесь.

Поголовье кроликов летом достигло полусотни. В любое время мясо свеженькое – это хорошо. Но на кроликах далеко не уедешь!

«Обратилась к главе Среднечирковской сельской администрации и мне помогли стать участницей областной программы «Самообеспечение», -- рассказывает Татьяна. – На полученные 35 тысяч рублей купили корову, свинью супоросную и корма. Две коровы у нас уже были, от трех стали сдавать больше молока. Денег подкопили – трактор купили, потом грабли, косилку, не новое все, конечно, но для хозяйства в самый раз. А тут еще маленький трактор с тележкой подвернулся по дешевке, топлива «ест» немного. Корма для скота сами заготавливаем. Подрастают дети – наша радость. Чем старше они, тем больше денег требуется. Но мы не унываем, работаем сами и детям прививаем любовь к труду, чтобы и они могли обеспечивать себя в будущем. Недаром говорят: труд кормит, а лень портит. Подметут в доме, кроликов накормят, поросят. Миша у отца в помощниках, сегодня в лес уехали. Картошку все вместе копаем, вместе дрова складываем».

Радует глаз свежим деревом стайка для коров. Для ее постройки Татьяна взяла заем в кредитном кооперативе «Развитие» в райцентре. Виктор купил брус, гвозди, шифер, строил с зятем да другом. От первой свиноматки, купленной на средства по программе «Самообеспечение», оставили четырех свиней на племя. Продавали поросят, часть выращивали на мясо для себя. «Сейчас тяжело с зерном, дорогое, стало невыгодно свиней выращивать, -- считает Татьяна. – Легче овец разводить. Баранов продали, три овцы держим, Маша ягнят уже принесла. Кур не считала, а яйца у нас свои, петушки идут на мясо».

Зимними вечерами Татьяна находит время для рукоделия – вяжет крючком дорожки. А как напрядет ее бабушка, Варвара Половникова, шерсти, поставит в избе станок, и примутся они вместе ткать ковер – чистошерстяной, теперь нечасто можно такой увидеть. В минувшем году семья Усольцевых стала финалистом районного конкурса молодых семей «Мой дом – мое подворье» в номинации «Наша дружная семья».

Усть-Малые Чирки или Казакова?


Административное название этой деревни – Усть-Малые Чирки (кстати, Средние Чирки – центральная усадьба сельской территории, в трех километрах от них – Большие Чирки, на деле уже совсем малые). Понятно, названия с речкой связаны. Но пассажиры рейсового автобуса берут билет до Казаковой. Бывшие школа и ферма были Казаковские. Первым поселенцем здесь был казак, который бежал и скрывался от властей в этих глухих местах после подавления бунта под предводительством Емельяна Пугачева, сказывают старожилы. «Отец мой родился в Усть-Малых Чирках, а я в детстве ездила к бабушке в Казакову, но деревня одна и та же», -- не развеяла мое замешательство сотрудница районного музея Татьяна Алехина. Вместе с ней выяснили, что в конце XIX века оба названия деревни значились через запятую, а в конце прошлого века официально осталось одно. Однако на повороте в деревню с основной трассы нет указателя, нет названия и при въезде в населенный пункт. В паспортах ее жителей и свидетельствах о рождении разнобой. Но никто не печалится о том.

«На нашей сельской территории семь населенных пунктов. Но в Казакова, то есть в Усть-Малых Чирках, люди самые дружные. Вместе, например, провожают ребят в армию и встречают. Помогают друг другу кто чем может, -- рассказывает глава Среднечирковской администрации Антонина.

– Здесь больше молодежи, больше школьников, дети активные, спортивные». В деревне 45 дворов, 133 жителя, из них 19 -- пенсионеры. Четыре многодетные семьи, семья Усольцевых – самая большая. 17 семей сдает молоко из личных подворий круглый год, это приносит им постоянный доход. Светлана Коновалова работает учительницей начальных классов, дает уроки в соседней деревне Лапушиной, держат с мужем шесть коров. Столько же буренок-кормилиц в хозяйстве у Ольги и Петра Майоровых, не считая молодняка и прочей живности. Да и у Валерия Усольцева, Ивана Попова, Виктора Брагина, Виктора Половникова скота полон двор. Так что живут здесь люди трудолюбивые. И хоть в деревне нет работы, то есть некуда устроиться, крестьяне научились рассчитывать на себя, жить своим трудом. И в страдную пору помогать друг другу. Начала появляться новая техника, уже четыре пресса для заготовки сена, и отпала нужда метать стога, которые потом вывозить надо с поля, ждать, когда снег выпадет. А прошлой осенью выросла на пустыре современная мини-ферма -- это рискнули увеличить и без того большое хозяйство Светлана и Александр Гусельниковы. Переманили из города сына со снохой, чтобы не отвыкали молодые от крестьянского труда.

Под Новый год в деревне обязательно ставят на улице елку и наряжают. Ребятня катается с горки. Хоть и два названия у деревни, люди живут в ней одной большой семьей.

Фото автора
На снимках: Татьяна Усольцева: «Мои дети – как пять пальцев на руке»; Тамара Майорова: «У приготовленной в русской печи пищи особый вкус и аромат!»; Александр Гусельников: «Лучше нашей деревеньки нет места на земле!»

725Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Бизнесмены представили инвестиционный потенциал своего региона.
Обновление оборудования – основа наращивания объемов производства.
Сегодня, 14 ноября, в областной столице подвели итоги конкурса среди городских предпринимателей «Тюменская марка».
Регион в этом секторе занимает четвертое место по стране.
Главное предназначение материала – гидроизоляция наружных поверхностей.
Два производства на территории индустриального парка «Боровский», который находится в 20 километрах от Тюмени, уже работают, еще два будут запущены в ближайшие месяцы. Производственные площадки восьми других предприятий находятся в разных стадиях строительства.
Строительство первой очереди индустриального парка «Богандинский» намерены завершить в 2022 году. Если индустриальный парк «Боровский» рассчитан на малые предприятия, то в «Богандинском» будут представлены средние и крупные компании, и не только из Тюменской области. Об этом рассказали во время пресс-тура по индустриальным паркам региона, организованного во вторник пресс-службой Агентства инфраструктурного развития Тюменской области.
Мероприятие открылось 12 ноября в Тюменском государственном университете. Его участники продолжат работу до 16 ноября.