×
В социальных сетях
В печатной версии

Скорее жив, чем безнадежен…

гастроли
К какому жанру близка история, вокруг которой все завертелось, определить затрудняюсь. Но ее начинка и послевкусие намекнули об одном и том же: в век, когда возможно все, актеры и зрители, которые тянутся друг к другу, могут и не встретиться. Вот так банально.

------

Спешивших на открытие в Тюмени проекта «Лучшие спектакли России» в рамках театрального фестиваля «Золотая маска» Георгия Тараторкина, Каму Гинкаса, Валерия Баринова и Игоря Ясуловича в Тюмень не пустили… Из-за тумана самолет поздно вечером посадили в Екатеринбурге. Дальше команда добиралась на авто. Большую часть ночи. По трассе, многие километры которой водители со всех регионов, как из шланга, «поливают» бранными словечками.

К пресс-конференции, ясно, никто не выспался. Кофе, снова кофе и еще раз кофе помогло мало. Поначалу гости клевали носом и даже ухитрялись дремать с открытыми глазами. Потом растормошились. Но, бац, вопросам конец – актерам пора репетировать и на боковую. На следующий день афиша обещает «Скрипку Ротшильда» от Московского ТЮЗа – детище живой легенды отечественной театральной режиссуры Камы Гинкаса.

• «Настоящий театр – вторжение в частную жизнь»


У «Золотой маски» множество попутных проектов. «Лучшие спектакли России», по словам президента фестиваля Тараторкина, который занимает этот пост 17 лет, – самый важный и дорогой. Дорогой сердцу. По причине необходимости. Когда в стране почти на нет сошли театральные гастроли, нужно было что-то придумать. Придумались такие путешествия.

Каждый год достойный материал смотрят жители четырех-пяти российских городов. Вот уже как пятилетку свои лучшие спектакли россияне привозят в Прибалтику. Завязываются отношения с Израилем.

«Маска» – фестиваль, работа-ющий в режиме нон-стоп. Пока обладатели самой престижной театральной премии прошлого года колесят по стране и ее окраинам, в столице объявляют номинантов очередной награды. Бедное-счастливое жюри. За год оно просматривает более 500 работ, поскольку фестиваль охватывает все театры родины и все театральные жанры. Актеры Московского ТЮЗа Валерий Баринов и Игорь Ясулович иногда попадаются на зазывные афиши. Больше расстраиваются, чем восхищаются. «Театр жив вынашиванием и рождением настоящего спектакля, а не проектами-однодневками», – вторит им Гинкас.

– Мне не нравится тенденция последних лет, когда зрителя запугивают матом. Нецензурщина – недостаток мастерства. Согласен, иногда без крепкого слова не обойтись. Искусство – это когда ты не произносишь плохого, но зритель чувствует, что именно в этот момент ты материшься про себя. Если на поле футболист начинает ругаться, его сразу удаляют. Так почему на провинциальных и столичных подмостках это становится нормой?! Идеальный театр для меня – когда два человека разговаривают на сцене, а в зале стоит мертвая тишина. Иногда подхихикивание, – таков был монолог Баринова.

Человек, угрюмый с виду, на самом деле очень трепетно относится к семье, профессии и поклонникам.

– Театр – это общение. В театре актеры общаются с публикой молчащей. Для нас важно, чем живет зрительный зал, важны его импульсы. Мы очень хорошо различаем аплодисменты. Вежливые, восторженные, живым звездам, в благодарность за то, что приехали, потрясенные, растроганные, счастливые, куцые... Мне дороги последние. Они значат, что народ еще долго будет отходить от спектакля, – поделился Гинкас.

• От вечера жизни одни убытки


«Скрипку Ротшильда» тюменцы проводили разными аплодисментами. Ими же вызвали на сцену драматического театра режиссера спектакля. «Скрипка» – серьезное полотно.

Странно, что ее поставили в ТЮЗе. Кама Гинкас парирует: «Юные зрители – это вы и я, люди которые увлечены. Искусством, политикой, спортом, чем-то другим. А если пятнадцатилетнему ничего не интересно, тогда он не молодой, а старый. ТЮЗ не конкретное понятие. ТЮЗ – состояние души». Премьера спектакля состоялась в Штатах. Целый месяц в Йельском репертуарном театре звучание скрипки-пилы слушали коренные американцы и эмигранты, отвергнувшие бывший Союз и отвергнутые им. После шли за автографами. Чем-то взяла публику третья часть чеховской трилогии «Жизнь прекрасна». Характерами? Нефальшивостью? Постановочными приемами?

Когда декорации из натуральных материалов, это подкупает. Во всяком случае, меня. Украшение «Скрипки» – необработанное дерево, много дерева. Семидесятилетний, вечно в дурном расположении духа Яков Бронза – гробовщик. В его избе от настоящей жизни только печь и двуспальная кровать. Остальное – одной плашкой в могиле. Готовые и недоделанные гробы. Издалека как лодки, готовые принять «пассажиров». Будет сигнал, отправятся в плаванье по реке забвения. Да только работы у Бронзы нема – не торопятся старики помирать. Вот и выходит: польза для Якова – от смертей, от жизни же – одни убытки. Последних больше.

Бранится, подсчитывает минусы, гоняет соседа – рыжего, тощего жида Ротшильда, когда свободен, играет на городских свадьбах. Играет так, что лицо багровеет. Но когда в мир иной отходит верная супруга, чей недолгий век сопровождался каждодневными мужниными скандалами, человек с сильным прозвищем превращается в беспомощного старикашку. Он и фельдшеру-алкоголику Максиму Николаичу возразить-то не может, и на Ротшильда рука боле не поднимается. Забрала Марфа силу и дерзость. Пора за ней. Свадебную скрипку по завещанию – еврею, которого Яков до поры считал самым ничтожнейшим существом.

Четыре героя: Бронза, Марфа, Ротшильд, Максим Николаич. Четыре повествователя: крепкий, словной фляга, Валерий Баринов, тонкий, словно флейта, Игорь Ясулович, хрупкая, как тростиночка, Арина Нестерова, кровь с молоком – Алексей Дубровский. Каждый рассказывает про себя в третьем лице. Взгляд со стороны. Оценка поступков. «Яков, я умираю…» – слова Марфы-Нестеровой. «Он оглянулся на жену», – реплика Якова-Баринова. Там, где лаконичных слов недостаточно – комариный писк пилы и грохот дерева. Гробы Бронза пинает и швыряет. Зритель вздрагивает. Зритель в недоумении. От надрыва, с которым играют актеры. От мата, который наэлектризовал воздух, но не сорвался с губ. От прозы бытия – убытки не от жизни, а от бездарно прожитых дней. Финал. Несколько минут тишины. Аплодисменты. Сначала куцые, потом потрясенные. Этим и ценен тот ноябрьский вечер, ради которого актеры так долго добирались до Тюмени.

Фото Валерия БЫЧКОВА

438Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
На сцене концертного зала имени Юрия Гуляева состоялся концерт солистов Академии молодых певцов Мариинского театра - сопрано Анжелики Минасовой и тенора Александра Трофимова.
В филармонии прошел концерт, состоящий из произведений французских композиторов XIX-XX вв. В нем принял участие российский виолончелист, заслуженный артист России Борис Андрианов.
В концертном зале имени Юрия Гуляева Тюменской филармонии группа «Денис Мажуков & band» и американский пианист Артур Миглиацца дали грандиозный концерт стильной музыки — настоящего буги-вуги.
Страничку ведет новая заведующая Нэля Файзуллина.
Торжественное мероприятие состоится 21 февраля во Дворце культуры им. В. И. Муравленко (ул. Осипенко, 1). Начало в 15 часов.
Он играл в сопровождении оркестра «Камерата Сибири» под управлением заслуженного деятеля искусств России и Украины Антона Шароева.
Команда импровизаторов BreakFastBand готовит первое в этом году шоу.
На предпоказ приехали актеры, режиссер монтажа и продюсеры.
Опрос
Нужно ли юношам готовиться к военной службе?
Обязательно, иначе в армии будет трудно
На военной службе всему быстро научат
Да, если они намерены выбрать военную профессию
Подготовка нужна, ведь каждый мужчина обязан отслужить в армии
Считаю, что военная служба должна быть добровольной