×
В социальных сетях
В печатной версии

«Сибирский Лейпциг»

Жировая ярмарка в Тюмени была единственной в России


Изучая материалы о ярмарках в России в дореволюционный период, мне всегда хотелось определить в них роль Тюмени. Прежде всего интересовала история торгов, а не сам механизм и экономическая составляющая. Но  в процессе работы над статьей все поменялось местами. Именно экономический вектор оказался увлекательным.

------

• От ярмарки до ярмарки


Каждый из нас, если его спросить о крупных ярмарках в царской России, непременно отметит Нижегородскую и Ирбитскую. Как простой обыватель, и я тоже до некоторого времени так бы ответил и считал ответ исключительно правильным – именно на эти ярмарки и  возили товары богатые тюменские купцы.

А теперь немного истории. Нижегородская ярмарка берет начало в 1524 году. Наиболее ранние поездки тюменских купцов на эту ярмарку отмечаются началом XIX века.

Нижегородская была крупнейшей в России ярмаркой, где устанавливались мировые цены на главнейшую продукцию: хлеб, хлопок, мануфактуру, чай, меха, соль и рыбу. Здесь же решался вопрос ценообразования таких товаров, как железо, вино и  прочие. Максимальный товарооборот отмечен в 1851 году – 60 млн. рублей. И даже в 1918 году он составил около половины названной суммы, при этом непроданного товара осталось на 40 млн. рублей. Ассортимент насчитывал тысячи наименований. Ярмарка, где встречался запад с востоком, работала с 15 июля по 15 августа.

Датой рождения Ирбитской ярмарки, что находилась в Пермской губернии, является 1643 год. Ирбит считался непревзойденным ярмарочным центром на Урале и в Зауралье. Он был одним из 12-ти крупнейших в России, но по объему торговли уступал только Нижегородской ярмарке. В Ирбитской ярмарке торговый люд из Тюмени стал участвовать в XVIII веке.

Везли ткани, пушнину, кожу, шелк, чай, рыбу, фарфор и продукцию местных ремесел. В 1851 году товарооборот составил 35,5 млн. рублей, а в 1895 году – 48,3 млн. рублей (самый большой). В разные годы цифры незначительно менялись. Ярмарка работала с 1 февраля по 1 марта.

Нужно отметить и Никольскую ярмарку в Ишиме. Она была крупнейшей в Сибири и действовала с XVII века, но объемы продаж были скромнее. На Никольской ярмарке устанавливались зимние цены на сало и домашний скот от Заволжья до Дальнего Востока.

В Тюмени же  с 1 января по 1 февраля проводилась Васильевская ярмарка, учрежденная в 1845 году. Ее товарооборот был невелик и она не пользовалась у местных купцов авторитетом. Созданная в противовес Ирбитской, Тюменская ярмарка, так  и не набрав обороты, угасла в начале ХХ века.

Как правило, ярмарки собирали большое количество народа. Города, где проходили торги, наводнялись десятками тысяч приезжих торговцев и тысячами конных повозок. Ярмарка напоминала пчелиный улей, шум многотысячной толпы витал над городом. Толчея торговых рядов манила толпы городских жителей и народ валом валил в этот водоворот в надежде оказаться в эпицентре торгового бума. Смех, острые словечки и прибаутки торговцев были слышны на каждом шагу. Здесь же выступали акробаты, скоморохи, ходили попрошайки.

Завороженные чувством толпы и пребывая в экстазе торговой лихорадки, многие становились легкой добычей карманных воришек и мошенников, которые всучивали простому обывателю никчемный, а порой ненужный товар.

• Центр торговли жировыми товарами


С 1810 года в Тюмени работала международная оптовая жировая ярмарка, но почему-то она не получила большой огласки у историков. О ярмарке, которую знали во всем мире и которая позволяла назвать Тюмень «сибирским Лейпцигом», практически забыли. А ведь это еще один повод для гордости за наш город. Об этом напомнил купец Андрей Текутьев еще  в начале ХХ века.

Андрей Иванович в своей статье в газету «Сибирский листок» в № 84 от 25 октября 1907 года писал: «Я, как человек, знающий край основательно и близко стоящий к делу сырьевого производства и торга, считаю своим долгом заявить, что Тюмень в этом деле для Сибири, как  и для России и заграничных рынков, стоит в самом центре. И всегда будет центром для торговли жировыми товарами, потому что это жировое дело в Тюмени на месте и существует около ста лет».

Здесь осуществлялись крупные оптовые сделки на товар, который уходил в центральные регионы России и за границу. Продукцию высокого качества закупали торгово-промышленные заведения Ялуторовска, Камышлова, Екатеринбурга, Кунгура, Перми, Казани и Вятской губернии.

Весь товар в летнее время поставлялся в Тюмень водным путем. Вывоз в Тюмень жировых товаров по Оби осуществлялся из городов Сибири, Алтая, Бийска, Барнаула, Кузнецка и Ново-Николаевска. В ярмарке также участвовали купцы из Томска, Омска, Кяхты. По Иртышу в Тюмень везли товар из Семипалатинска, Павлодара, Петропавловска и Акмолинска.

Зимой его переправляли по железной дороге и на лошадях в санных упряжках.

Ярмарка работала с 11 июня по 11 июля и с 15 декабря по 15 января. Здесь не было шума и большого количества народа: только продавцы и оптовые покупатели, купцы или доверенные лица. Предположительно ярмарка располагалась на речной пристани, где имелись склады для хранения товаров и куда приплывали пароходы со всех частей Западной и Восточной Сибири, Алтая и Казахстана. Важной особенностью ее являлось то обстоятельство, что непроданный товар оставался на месте и по мере спроса вновь реализовывался местным или приезжим оптовым покупателям.

• Сибирским кожемякам


и чеботарям не было равных Тюменские кожевенные товары были очень доброкачественными и пользовались большим спросом. В редких случаях непроданный товар малыми партиями отправлялся на Ирбитскую или Нижегородскую ярмарку с целью дальнейшей продажи.

Николай Чукмалдин, уроженец села Кулаково, позднее проживавший в Москве, отмечал в газете «Екатеринбургская неделя» в 1896 году, что наследники завода Колмагоровых не ведут сами торговлю с Китаем и Средней Азией и при этом теряют в цене товара. Григорий и Федор Колмагоровы вынуждены продавать товар посредникам, которые, по словам московского купца Чукмалдина, «собирали с чужого молока густые сливки». Николай Чукмалдин уже  в те годы был озабочен, что так Тюмень может потерять рынки сбыта и подорвать престиж жировой ярмарки.

В 1907 году Тюменская городская управа пошла навстречу торговцам ярмарки и выполнила их пожелание не поднимать плату за аренду торговых мест. На этом настаивал и градоначальник Тюмени Андрей Текутьев. Поэтому плата за аренду осталась прежней – по одному рублю за квадратную сажень в год за пустопорожние места и по два  с половиной рубля за занятые постройками, на что составили условие сроком на 12 лет. Городская управа выдала в тот год 90 свидетельств на право торговли и покупки, из которых 30 являлись крупными покупателями из разных городов России. Управа пошла на этот шаг, чтобы поддержать торговцев, купцов, а главное, чтобы поднять выше престиж ярмарки и крепко держать мировую планку Тюмени, которую она  с гордостью несла до 1917 года.

В 1907 году на летнюю ярмарку поступили следующие товары: 702 600 штук яловых кониных кож, 2 502 686 штук овчин и козлины, 250 000 штук опоек жеребятины, 12 650 штук мерлушки, 200 005 пудов шерсти и волоса, всего на 15–20 млн. рублей. А в зимнюю ярмарку товаров привозилось больше. Поэтому ежегодный товарооборот жировой ярмарки составлял порядка 30–40 млн. рублей. Нужно сделать пояснение, что опоек – это шкура, снятая с жеребенка, не перешедшего на растительную пищу. Эта кожа очень ценная и прочная, с гладкой лицевой поверхностью, использовалась в кожевенном и меховом производстве. Мерлушка – шкурка, снятая с ягненка грубошерстной породы овец в возрасте до двух недель, идет на пошив воротников, шапок и шуб.

Невыделанные кожи продавались на ярмарке в сыром и сухом виде. Шкуры осеннего забоя сушить было некогда, и во избежание порчи их просаливали. На ярмарке преобладали сырые кожи, употреблявшиеся на внутреннем рынке страны, тогда как сухие экспортировались за рубеж. Не было тогда равных в Сибири тюменским кожемякам и чеботарям (изготовителям обуви), но на Запад они пробивались с трудом.

• Тюменские купцы


Многое сделали для этой отрасли в Тюмени торговец скотом и владелец кожевенного завода, основанного в 1810 году, купец первой гильдии Иван Решетников и купец первой гильдии и заводчик по выделке кож Филимон Колмагоров. Иван Егорович сбывал свой товар на Тюменской жировой ярмарке, Никольской в Ишиме, а также отправлял партии товара в Среднюю Азию, Китай. Он выполнял заказы и военного ведомства – интендантства царской армии.

В Тюмени в 1879 году насчитывалось 57 заводов по выделке шкур домашних животных и первым в списке по объемам производства стоял Филимон Колмагоров, завод которого вырабатывал в год сто тысяч яловых, конских, верблюжьих и бараньих кож. В Тобольской губернии Колмагоров первым в кожевенной отрасли внедрил машинную обработку сырья.

Филимон Степанович часто ездил в Санкт-Петербург, где знакомился с нужными людьми и получал казенные подряды на поставку сырья для военного ведомства России, заключал сделки на поставку тюменского сырья в европейские страны. Ему даже удалось осуществить выгодную сделку по поставке местного товара в США. Возможно, что сырье с тюменской маркой поставлялось и для нужд кожевенных мастерских императорского двора. Филимон Колмагоров на таких торговых сделках и скопил свой капитал, который составлял более миллиона рублей. После смерти Филимона Колмагорова в 1893 году его дело продолжили сыновья Григорий и Федор, которым принадлежала овчинно-меховая фабрика в Тюмени.

Также необходимо отметить купца первой гильдии Антона Колмакова, одного из крупнейших торговцев кожевенными и меховыми товарами. Антон Васильевич вел крупную торговлю на Нижегородской ярмарке, а также сбывал большие партии товара в Монголию, Китай и США. Весь товар (шкуры различной выделки) он закупал на Тюменской жировой ярмарке. В Тюмени он имел самый большой капитал (4,5 млн. рублей золотом).

Нужно сказать, что многие купцы и торговые люди из России охотно покупали тюменский товар и везли его  в Европу, где за него давали хорошую цену. Товары с клеймом Тюменской жировой ярмарки очень ценились в мире – это был эталон и стандарт по тем временам. Тюменцы гордились признанием, потому что без клейма Тюменской ярмарки аналогичный товар из других регионов России для продажи за границей не признавался или объявлялся несортовым и продавался по бросовым ценам.

Однажды летом 1911 года в Тюмень на ярмарку жировых товаров прибыли представители заграничных фирм для покупки сырья. Но на границе они не оформили какие-то документы и полицейскому управлению города было дано распоряжение выдворить торговцев из Тюмени в 24 часа. В итоге срывалась крупнейшая торговая сделка не только для Тюмени, но  и для России. Цена этой сумасшедшей по тем временам сделки составляла 5 млн. рублей. Тогда для решения вопроса задействовали Тюменскую городскую управу, губернатора Тобольска, управляющего Тобольской казенной палатой, Московскую транспортную компанию и Совет министров России. Результатом телеграфных переговоров между ведомствами стало разрешение торговцам из Европы все-таки заключить торговую сделку и в течение трех дней покинуть Тюмень. Так об этом событии сообщала газета «Сибирский листок» в № 72 от 19 июня 1911 года.

В 1907 году предприниматели Омска попытались поставить вопрос о переносе жировой ярмарки в свой город и даже размещали статьи через подставных лиц  в «Торгово-промышленной газете». Но городской голова Андрей Текутьев, который немало благих дел сделал для Тюмени во имя ее процветания, вовремя вмешался: через газету «Сибирский листок» от 25 октября 1907 года он попросил господ не вводить в заблуждение жителей Тюмени и не тратить напрасно время. Как истинный патриот Тюмени, он стал на защиту ярмарки и не позволил разрушить столетний опыт торгового дела. В том, что его любимая Тюмень в течение более ста лет держала мировой уровень по продажам жировых товаров, есть заслуга в первую очередь тюменских купцов Ивана Решетникова, Филимона Колмагорова и Антона Колмакова. Честь и хвала этим купцам и патриотам родного города, которые своим коммерческим делом славили Тюмень и Россию! Они первыми из тюменцев в конце XIX – начале XX века наладили торговые отношения с Европой, Азией и даже Америкой.

Фото из архива автора

1101Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Волонтеры будут раздавать праздничный символ на наиболее популярных площадках города.
Во время весеннего паводка может быть подтоплено водой от 10 до 12 низководных мостов и 15-18 километров автодорог.
Несоблюдение установленных правил будет караться штрафом либо лишением свободы.
Семья полуторагодовалой Дарины молит о помощи.
Во Дворце культуры «Нефтяник» состоялся гала-концерт из лучших номеров всех направлений и награждение главных победителей. 
В Тюмени будет тепло, но облачно, мокро и очень ветрено.
Проверку прошли пять школ, и каждая из них сейчас занята активным устранением своих недочетов.
На минувшей неделе в адрес редакции поступило 38 письменных и устных обращений читателей. Читателей беспокоит тема вымирания деревень и одиночества.