×
В социальных сетях
В печатной версии

Вагит Алекперов: Честные сибирские годы

личность
Вагит Алекперов, пожалуй, главный нефтяной профессионал России. Лидер нефтяных профессионалов. Именно профессионалов. Новый, российский нефтепром начинала славная тюменская когорта. Виктор Городилов, Сергей Муравленко, Виктор Палий, Юрий Вершинин, Юрий Шафраник, Владимир Богданов, Борис Волков, Александр Сивак, Анатолий Кузьмин, Семен Вайншток.

------

По-разному сложилась и складывается судьба профессионалов этой генерации. На гребне крутой нефтяной волны Владимир Богданов, командир «Сургутнефтегаза». Но, пожалуй, масштаб лидера «ЛУКойла» остается недостижимым.

Крупнейшую в России частную, или негосударственную нефтяную компанию «ЛУКойл» возглавляет серьезный профессионал с богатым сибирским опытом Вагит Алекперов. Сибирский опыт, впрочем, не прошлый опыт.

«ЛУКойл» работает по всему миру – на четырех континентах, но главная его нефтегазодобывающая база – в Тюменской области. А Когалым, Урай, Лангепас, Салехард, Покачи, Тюмень – опорные города.

Так что Сибирь, скорее всего, для «ЛУКойла» не только место рождения, но и – навсегда. Как и для основателя и президента нефтяной компании Вагита Алекперова. На Сретенском бульваре в Москве в головном офисе «ЛУКойла» вечный сибиряк Алекперов, собирающийся в очередной раз в Югру, вспоминает сибирские годы.

– Вагит Юсуфович, практически ровно полвека назад, в апреле 1960 года, открыто первое крупное нефтяное месторождение Шаимское (Трехозерное). Это старт
«ЛУКойла»?

– «ЛУКойл» помоложе, но его основа, конечно, западно-сибирские месторождения в районе города Урая, в том числе и Трехозерка. Там работает наше крупное предприятие, это уникальное месторождение эксплуатируется до сих пор.

– В Западной Сибири бываете не реже раза в год?

– Гораздо чаще.

– Долг службы или зовет сердце?

– И сердце зовет. У нас крупные проекты не только в Среднем Приобье, но и в Ямало-Ненецком автономном округе. Стали крупным производителем газа, проекты требуют внимания, в том числе руководителя компании.

– Можно посчитать, сколько времени вы проработали непосредственно в Сибири?

– Начали работать в конце семидесятых. Это уже прошлый век. Двадцатый. В 1977-м, а уехал я из Западной Сибири (назначили заместителем министра) в 88-м. 11 лет.

– Честных?

– Честно сибирских. Но и до этого, когда учился в институте, приезжал в Сибирь на практику. Считаю, что и после 88-го продолжаю работать в Сибири.

– Сибиряк?

– Это наша крупнейшая неф-тяная провинция, крупнейшие проекты, они требуют большого внимания и с моей стороны. Мы работаем в 42-х странах. Но Сибирь – первая страна. В ближайшие десятилетия Западная Сибирь останется главной нефтяной провинцией Российской Федерации.

– По тем временам Западная Сибирь – ссылка или медаль «За отвагу»?

– Нас после института направили работать на месторождения Западной Сибири. Я прошел уникальный опыт на сургутских месторождениях. Работал в Сургуте, Лянторе, Ноябрьске, Когалыме. Как правило, через 2—3 года меня переводили в новый регион на другую должность с повышением. Это дало возможность увидеть города, узнать месторождения Западной Сибири. Это и заложило во мне основу нефтяника, руководителя нефтяных проектов. Я – сибирский нефтяник.

– Мама узнала: единственный сын Вагит едет в Сибирь...

– Реакция? Поначалу негативная! Но потом ко мне приезжала. Все родственники в конечном итоге одобрили мой выбор. Считаю, это был мой шанс и реализовать себя на уникальных месторождениях Сибири, и сделать хорошую карьеру.

– Первые шаги по Тюменской земле. Что ошеломило, ошарашило, неприятно поразило?

– После Баку я работал на морских месторождениях. необустроенность и масштабность месторождений Западной Сибири давали возможность по-другому посмотреть на процессы нефтедобычи, процессы обустройства. Многому в институте не учат, учит жизненный опыт, общение с уникальными людьми. Замечательный Александр Усольцев, в мое время генеральный директор «Сургутнефтегаза», Владимир Богданов, сегодняшний руководитель «Сургутнефтегаза». Сибирь дала мне возможность получить уникальный опыт, проникнуться ее жизнью, влюбиться в эту землю, полюбить свою работу.

– Дела и интересы иногда разводят старых друзей.

С Владимиром Богдановым какие отношения?

– Мы до сих пор друзья, думаю, эта дружба уже навсегда.

– Вагит Юсуфович, не было минутной паники: куда я попал?

– Конечно, неустроенность конца 70-х годов в Западной Сибири всегда слабых ломала, а сильных сохраняла. Я же остался, да еще и с семьей…

– Вы семейный уже приехали?

– Я только женился, год прошел.

– С молодой женой? Как она реагировала?

– Она до сих пор положительно реагирует. И у нее, и у меня это был шанс. Не знаю, сохранили ли бы семейные отношения, если не поехали в Сибирь.

– Правда?

– Не помешали бы нам родственники в Баку продолжить дружную жизнь? Мы ее уже больше 30 лет сохраняем.

– Иосиф Бродский написал такую, может быть, не совсем понятную вещь: «Север – честная вещь». Честная?

– Да. Север – честная вещь. Север проверяет человека не только на рабочем месте, но и в жизни. На Севере все как на ладони, человеку нельзя спрятаться, скрыться. В большом городе можно: на работе один, в быту другой. На Севере человек один: что в быту, что на работе.

– Сослагательного наклонения биография не понимает, но скажите, Сибирь, Север позволили вам проявить себя больше, нежели остался бы Алекперов
в родном Баку?

– Конечно. Самостоятельная жизнь, самостоятельная работа, умение ладить с людьми. Меня никогда не смущали трудности, постоянные переезды, новые поселки. Как правило, поселки необустроенные, но это никогда не пугало, ехал туда, куда посылали. Карьера получилась уникальная – за 11 лет от старшего инженера промысла до заместителя союзного министра! Через год я отвечал уже за всю нефтедобычу Советского Союза.

– Вы характера горячего, бурного. это мешало или помогало?

– Я здравый человек и достаточно сдержанный.

– А по молодости?

– Даже по молодости. Темперамент не проявлялся.

– В Когалыме на то время собралась хорошая компания?

– Очень хорошая. В этом году будем праздновать 25-летие городов Когалыма и Лангепаса. Конечно, соберутся все соратники, посвятившие жизнь этим городам. Празднества, как всегда, пройдут достойно, мы к ним готовимся.

Я горжусь, что мне и моим коллегам удалось из этих городов сделать лучшие города Западной Сибири и России. Они отвечают всем условиям комфортной жизни людей, воспитания детей и безопасности.

– Это алекперовское решение: строить Когалым сразу, не временный, а основательный и, самое главное, красивый северный город?

– Это не только мое решение. Как правило, города строятся коллективно, замысливаются коллегиально, но я многое сделал, чтобы не допустить временного строительства.

– Когда родился ваш деловой принцип: новое всегда должно быть на порядок, на шаг лучше предыдущего?

– Еще на сургутских месторождениях. Я стал заведующим промыслом в 1979 году, сделали промысел одним из самых комфортных, эстетически выразительных. Тогда и появился дух здоровой соревновательности, которая культивировалась среди нас, молодых людей Западной Сибири. Начальники промыслов гордились своей работой, преподносили ее с лучшей стороны. Соперничество – основа того, что не только работа должна быть хорошей, но и все, что с ней связано. Из Когалыма, из Лянтора получились прекрасные города. Ноябрьск стал красавцем. Это заслуга людей, которые прошли школу Западной Сибири.

– Когда кто-нибудь этого принципа не придерживался?..

– Он, как правило, не сохранялся как руководитель.

– Здесь Алекперов был беспощаден?

– Абсолютно.

– Урай, Когалым, Лангепас, Покачи, Нижневартовск – есть город, который сердцу ближе?

– Конечно, Когалым. Он для меня вторая родина. Считаю себя когалымчаном, горжусь этим, являюсь почетным гражданином этого города.

– Урай хирел, ветшал. Придать Ураю новую жизнь, новый современный облик – тоже ваша идея?

– Мы создали стандарты для себя во всем. В свое время в Когалыме первое, что сделали, поставили стелы на своих месторождениях. Первыми в Западной Сибири надели нагрудный значок, с гордостью носили эмблему объединения «ЛУКойл». Эти стандарты были утверждены в Когалыме, они распространились на все города. Теперь по ним живет и работает вся компания «ЛУКойл».

– Что за загадка: в каждом «лукойловском» городе обязательный паровозик на главной площади. Откуда эта идея?

– Это Семен Вайншток – он любитель ретро-машин, идею внедрил во всех городах: сделали парки для детей, кафе из старого паровозика. Они сегодня украшают города.

– Правда? Кстати, у вас по-прежнему дружеские отношения с Семеном Михайловичем?

– Да. Нормальные.

– Православная церковь в Когалыме и рядом мечеть – не случайно?

– Мы гордились, что в Сибири никогда не было различий между людьми по национальному и религиозному принципу. Был один критерий: достойный или недостойный человек, хорошо работает или плохо. Западно-сибирские города  многоконфессионные и многонациональные. Надо, чтобы каждая конфессия имела возможность проводить свои обряды.

– Вы дружили с Патриархом Алексием II?

– У нас были очень хорошие отношения. С сегодняшним Пат-риархом Кириллом тоже теплые отношения. Мы встречаемся, надеюсь, скоро произойдет пастырская поездка в Западную Сибирь, конечно, попрошу, чтобы он посетил Когалым, ту церковь, которую освящал в свое время Алексий.

– Неожиданный визит Алексия II в Когалым – пришлось уговаривать?

– Это не было неожиданным визитом, в Когалыме филиал Пюхтинского монастыря, который расположен в Эстонии, мы его поддерживаем. Святейший Патриарх Алексий Второй в свое время там воспитывался.

– Скажите, ваши дети ваше дело продолжают?

– Сын учится на третьем курсе нефтепромыслового факультета Губкинского института. Учится на том же факультете, что и его отец.

– А отец заканчивал...

– Азербайджанский нефтепромысловый, факультет нефтепромысловый.

– Скажите, Вагит Юсуфович, в Западной Сибири все известно, понятно, стабильно, или возможны варианты развития?

– Западная Сибирь вступила в позднюю стадию разработки месторождений. Идет плановое снижение добычи нефти, наша задача – мобилизовать научный и кадровый потенциал, финансовые ресурсы, чтобы стабилизировать добычу нефти путем внедрений и новаций, поиска небольших структур, которые поддерживали бы добычу нефти. Все нефтяные компании Западной Сибири нацелены именно на это. Это дает возможность через внедрение гидроразрыва, горизонтальных скважин, инновационных технологий продлить жизнь месторождений. И это главная задача. Уверены, что в ближайшие десятилетия месторождения будут жить, города процветать. У людей будет стабильная, хорошо оплачиваемая работа.

– С Ямалом получается сложно или системно – и никаких особых проблем?

– Ведем геологоразведку на перспективных месторождениях. Запустили наше первое газовое месторождение, проложили газопровод через Тазовскую губу. Все сделано по самым высоким технологическим и экологическим стандартам. Прекрасные отношения с руководством округа, с муниципальными органами власти.

– Трудно профессиональному нефтянику менять профиль и переходить на газодобычу?

– Труднее было переходить на нефтепереработку, на нефтехимию, на продажу нефтепродуктов. Кстати, в Тюмени наша сеть заправок активно расширяется. Хотим создать центр в Тюмени, развивая заправочные комплексы восточнее Тюменской области.

– Насколько оправданы прогнозы невероятной нефтеносности Арктики? Вы верите в Самотлоры в российской Арктике?

– Я практичный нефтяник, всегда считаю, как говаривал великий геолог Салманов: нефть на конце долота. Надо вести геологоразведку, вкладывать деньги, вести поиск и тогда придет успех. К сожалению, сегодняшнее законодательство Российской Федерации не стимулирует геологоразведку, законы не дают гарантии первооткрывателю на обладание этими месторождениями. Конечно, Баренцево море требует колоссальных инвестиций, нефтеносность его доказана Штокмановским месторождением.

– А тюменское Карское море?

– Оно тоже перспективно. К сожалению, недостаточно инвестиций в геологоразведочные работы. Главная ценность любой нефтяной компании – запасы нефти и газа. Для нас первоочередная задача – наращивание запасов, выход на новые рубежи. Работаем в 42-х странах мира, вышли на глубины 2000 м. После внесения поправок и изменений в законодательство активно выйдем в Карское море.

– Вагит Юсуфович, я правильно понимаю, «ЛУКойл» – главная нефтяная компания России?

– Одна из главных. Нет, мы не номер один, первый номер «Роснефть» —  по объемам производства, по масштабам деятельности. «ЛУКойл» – единственная в России транснацио-

нальная частная компания, активно работающая по реализации всех проектов. Но я бы не делал различия между частными компаниями и государственными. В России существуют и национальные компании. «ЛУКойл» является национальной компанией Российской Федерации и преследует национальные интересы родной страны.

– Ваше ощущение: российские нефтяники прочно вписались в нефтяную мировую элиту или отторгаются старыми нефтяными грандами?

– Не отторжение. Сохранились стереотипы. Всегда нефть делилась на западные и восточные компании. Но сегодня мы своими действиями и технологиями стали вровень с крупнейшими грандами нефтяной промышленности мира. Активно конкурируем. Наша победа на проекте в Ираке «Западная Курна – 2» — лишнее доказательство этому, смогли в равной борьбе выиграть право работать на одном из крупнейших неосвоенных месторождений мира. Курна будет давать 90 миллионов тонн нефти в год. Мы уже готовы работать в непростых условиях на этом уникальном месторождении.

– Можно считать, ваши рабочие на промыслах – мировая рабочая элита?

– Да. И наши инженерно-технические работники – тоже мировая элита. Они востребованы. «ЛУКойл» является кадровым потенциалом российского нефтепрома, и не только российского. Многие специалисты работают в других российских компаниях, но получили опыт у нас. Мы гордимся этим, не сдерживаем кадровый переток, потому что уровень профессионалов должен расти. Большую группу готовим в Соединенных Штатах — проходят стажировки, берут лучшее, новые технологии, успешно внедряют здесь.

– В «ЛУКойле» работать выгодно?

– Почетно и экономически оправданно.

– Мировой уровень зарплат?

– Для нашей страны выше среднего.

– Принципиальная политика Алекперова?

– Чтобы люди получали достойную заработную плату.

– Каждый сотрудник «ЛУКойла» знает и свою тактическую задачу, и стратегические намерения своей родной компании?

– Предпринимаем все усилия, чтобы работники не просто как лозунг понимали: «ЛУКойл» — единая семья, а чтобы достойно и равноправно жили в этой семье.

– Вагит Юсуфович, как-то довелось побывать на нефтяном промысле в Техасе, а потом на нефтяном промысле под Когалымом. Должен сказать: у американцев погрязнее, на нашем куда опрятнее. Экологическая политика: у кого учились? Уже можете учить других?

– Мы внедряем внутренние экологические стандарты, которые выше тех, что действуют на территории страны. Наш девиз: «Экология — наша технология». Он внедрен на Балтике (Евросоюз очень жестко подходит к нашей деятельности и до сих пор контролирует обстановку). На Каспии первыми использовали технологию «нулевого сброса» – ни одна капля ни бытовых, ни технологических отходов не попадает в море. Наши коллеги вынуждены тоже применять эти технологии. В Баренцевом море работает самый северный в мире терминал, круглогодично отгружает нефть, за ним ведется международный мониторинг. Гордимся технологиями, которые дают возможность работать чисто и эффективно.

– Я заметил, что апрель у «ЛУКойла» не случайный месяц – 50 лет назад открыто Трехозерное месторождение – первое в Сибири, а в апреле 2010 года получена первая нефть на российском Каспии?

– Это так.

– Может быть, действительно, апрель счастливый месяц?

– Буду иметь в виду и все будущие проекты ориентировать на то, чтобы они реализовывались в апреле.

– У такого занятого человека, как вы, бывает свободное время?

– Конечно. Чтобы эффективно работать, надо нормально отдыхать.

– Чему посвящаете?

– Конечно, семье. Часто бываю в разъездах, родных вижу чрезвычайно редко. Сыну 19 лет, им надо заниматься. Ну и спорт, я играю в большой теннис, в настольный теннис. Общение с друзьями — это праздник.

– В том числе со старыми?

– Конечно. Это правило нашей компании.

– Компания старых друзей?

– Да.

– Как лидер «ЛУКойла» оценивает перспективы «ЛУКойла»?

– Компания имеет стабильную ресурсную базу, каждый год прирастает, увеличивается, очень динамично развивается. Видим перспективу на ближайшее десятилетие. У компании прекрасные новые проекты, еще не вовлечены в разработку новые месторождения. Мы мощно присутствуем в нефтепереработке, в нефтехимии и на территории России, и за рубежом. «ЛУКойл» уже не просто нефтяная и газовая, а энергетическая транснациональная компания России. С учетом приобретений энергетических активов, которые сделали на юге России, мы один из крупнейших производителей электроэнергии в стране и за рубежом. И будем развиваться дальше.

– Стоите на четырех ногах?

– Достаточно устойчиво.

– Что больше всего цените в жизни?

– Ответственность перед людьми. Перед обществом. Перед страной.

Анатолий ОМЕЛЬЧУК, специально для газеты «Тюменская область сегодня»

1119Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Уже разработан план взаимодействия и проведены первые занятия.
Обряд провел митрополит Тобольский и Тюменский Димитрий.
Победительница будет бороться за титул «Мисс Россия».
В большом стеклянном кубе инсталлированы инструменты разных профессий.
Все, чем по праву гордится православная культура, можно найти в выставочном зале.
Штаб-квартира «Серебряных волонтеров» открылась в областной столице сегодня, 16 ноября.
Во Всемирный день памяти жертв дорожно-транспортных происшествий в Тюмени почтили память жертв дорожно-транспортных происшествий.