×
В социальных сетях
В печатной версии

Пятак в протянутую руку

Несмотря на разного рода кризисы и спады уровня жизни, качество последней все же повышается. И пробки стоят на дорогах, и полки магазинов ломятся от товаров, и мы становимся все более разборчивыми. Тем не менее то тут, то там встречается горожанам человек с протянутой рукой или стоящей у ног миской с мелочью.


Но речь не о социальном положении в стране, а о наших с вами чувствах и сомнениях по поводу милостыни: подавать или не подавать? Не всех эти сомнения посещают: кто-то решительно проходит мимо попрошаек. Другие отворачиваются или прячут глаза, немало и тех, кто подает мелочь. Правда, мало кто спрашивает, почему человек вышел на улицу с протянутой рукой? Да и что спрашивать, если вряд ли возьмешься помогать по-настоящему.

И все же: подавать или не подавать? Казалось бы, вроде мелочь отдаешь, не жалко, но когда одного и того же человека видишь каждый день на одном и том же месте и понимаешь, что он ходит сюда, как на работу, то уже невольно становишься плательщиком его «зарплаты».

С другой стороны, милостыня из наших рук — проявление милосердия. Но опять возникает вопрос: а может, мы развращаем человека, давая незаработанные им деньги, поощряем попрошайничество? Однако, по логике вещей, наше дело дать, а как он распорядится подаянием — это уже его проблемы. Ведь это его жизнь, его выбор, и он имеет право жить так, как сам считает нужным.

Так как же быть эгоистом и альтруистом одновременно?

Психологи считают, что, подавая милостыню, мы руководствуемся беспричинным страхом, что можем оказаться на месте нищего. Страх этот живет в коллективном бессознательном, поскольку история человечества хорошо знает, что такое нищета, обездоленность, кто-то даже из наших недалеких предков испытал это на себе в 20—30-е годы прошлого столетия. Да и народная мудрость не велит от сумы зарекаться.

В древние времена, как известно, было принято совершать ритуалы жертвоприношений, которые призваны умилостивить богов, чтобы те отвели от людей разного рода несчастья. Возможно, милостыня до сих пор неосознанно воспринимается подобной жертвой в надежде, что если отдать маленько, то не потеряешь много. Этакий архетипический жест, компенсирующий вышеупомянутый страх.

Вместе с тем возможность помочь ближнему и делает человека человеком. Если мы только берем (в широком смысле) и не имеем привычки отдавать бескорыстно, не ожидая ничего взамен, даже благодарности, то искажаются энергетические потоки. Рано или поздно накопленная энергия начнет «кваситься», последуют разного рода недомогания: то тут давит, то там спазм. Так что по большому счету отдавать — полезно. Тем самым освобождается место для «свежего» поступления.

А вот ум с его логикой и сомнениями создает «препоны и рогатки цензуры», которые порой заслоняют зов сердца. Лишь когда мы чаще прислушиваемся к нему, начинаем лучше понимать свои чувства. И тогда со спокойной душой рука сама нащупает в кармане пятак для одного просящего и даже не потянется в карман для другого. И не потребуется прятать глаза, и не будет неоправданного чувства вины.

По некоторым данным, почти 90 процентов попрошаек сами выбирают себе жизнь с протянутой рукой. Она устраивает их и они не видят для себя другого образа существования.

Чтобы разобраться, что движет людьми, когда они решаются просить милостыню, подсаживаюсь к двум женщинам, что сидят недалеко от церкви. Увидев диктофон в руке, одна ушла во двор дома, сказав «напарнице»: «Я потом приду».

Раиса, так назвалась оставшаяся женщина, не сразу, но согласилась рассказать свою историю. Она инвалид второй группы с 19 лет (сейчас уже на пенсии), стаж работы — два года. Окончила в свое время вечернюю школу, Омский автодорожный техникум, но по специальности поработать не довелось. О том, как получила инвалидность, Раиса говорить отказалась. Пенсия, по ее словам, 4600 рублей — надо и за жилье заплатить, и продукты купить, на все не хватает. Люди маленько подают, и с этим еще жить можно. Хотя «малолетки» ходят, деньги отбирают.

К Раисе подсел молодой человек, как оказалось, тоже ее «коллега». Борису, назовем его так, 28 лет. Тоже инвалид второй группы. На работу не берут, заняться нечем, пенсии не хватает. В юности занимался в кружках для инвалидов. Сейчас здесь, у храма. Интересно то, что по-своему анализирует ситуацию, складывающуюся в сообществе: просят и просто жадные, и пенсионеры, которым приходится своих детей кормить, вместо того чтобы те их поддерживали. Приходят и бичи, которым надо денег на выпивку.

— Когда я пришел первый раз, было очень обидно выслушивать замечания и поучения прихожан, — вспоминает Борис. — А потом начал сам прихожан учить: нельзя у стен храма осуждать и ругать бедных людей, это большой грех. Некоторые потом выходили и извинялись за свои слова. Понемножку привык. Сейчас подавать стали меньше, кризис — наверное, поэтому. Кто-то извиняется, что не может подать, мы им говорим: да вы и не обязаны — кто может, тот и подает.

Целый мир, о котором мы в общем-то ничего не знаем. Самое интересное, что он, этот неказистый мир, по-видимому, уравновешивает в обществе другую крайность — мир олигархов и иже с ними. Это по закону плюса и минуса. И вовсе не значит, что кто-то из них плох, а кто-то хорош, это просто противоположности. Между ними — мы: что-то требуем от олигархов и подаем нищим. А подавать или нет — решать каждому за себя.

А что думаете вы, дорогие читатели? Поделитесь своими размышлениями по этому вопросу. Будем рады вашим письмам.

Фото из архива редакции

172Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
На юбилейном фестивале «Поволжские сезоны Александра Васильева» тюменский дизайнер получила признание
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Организации профессионального образования приглашают работодателей к сотрудничеству