×
В социальных сетях
В печатной версии

Капитан, улыбнитесь! или «Индус» навсегда

Личность
Охотник. Рыбак. Автомобилист. Женат. Два сына. Внук. Работа. Когда дела терпят, дача. Все как у всех? Ан нет… Работа у этого человека далеко не простая. С недавних пор Владимир Новоселов стоит на мостике огромного корабля под названием Тюменский «нефтегаз». Штурвал столь серьезного судна ему передал бывший ректор ТюмГНГУ, соратник Николай Карнаухов. О деревенском детстве, становлении характера, профессиональном росте, высшей школе вообще и нефтегазовой в частности накануне личного большого юбилея обозревателю газеты «Тюменская область сегодня» рассказал новый руководитель вуза, «капитан» Новоселов.

------

• Городищенский мальчишка


– Владимир Васильевич, ваша родина?
– Село Городище Тавдинского района Свердловской области.

– Оно до сих пор стоит?
– Да! И даже дом, в котором жил, еще цел.

– Бываете там?
– В последнее время редко. Но иногда приезжаю на рыбалку на озеро Карабашево.

– Из династии рыбаков?
– Приблизительно. Для дедов рыбалка являлась одним из способов выживания. Отец тоже какое-то время ловил рыбу и сдавал ее на перерабатывающий завод. Жить возле озера и не уметь удочку закидывать – так не бывает.

– Ваш самый удачный улов? Вспоминается анекдот, где рыба в-о-о-т с такими глазами!
– В прошлом году под Салымом, это рядом с Нефтеюганском, подряд две щуки по 9,5 килограмма вытянул. Та, что покрупнее, – чуть больше метра!

– Уха, наверное, получилась отменная?!
– Котлеты!

– Ваша семья?
– Рабочая. Отец окончил три с половиной класса. Прожил он почти до 93-х лет! Мама получила образование в виде ликбеза. Она ушла из жизни на 92-м году. Мои родители – долгожители. Детей у них было шестеро… Я самый младший. Сейчас нас осталось четверо. Мы рождались с разницей в четыре года.

– Как в простой семье вырастили будущего профессора, доктора технических наук, проректора и ректора нефтегазового университета?
– Наверное, сам вырос… Хотя кое-что мне действительно передалось от родителей: отличная память и коммуникабельность, которая начала заметно проявляться где-то с  седьмого класса школы.

– Наверняка подговаривали друзей в соседнем саду яблоки воровать?!
– Не-е-т. (Смеется. – Прим. авт.) Дело в другом. Коммуникабельность заключалась в том, что с 9 класса меня посадили перед столом учителя. Одного. Потому что до этого товарищи по парте часто смеялись на уроках… Сам я учился неплохо, но и успевал их веселить. Медаль не получил. Была одна проблема. Я не боялся ни контрольных по физике, ни срезов по химии, но вот сочинений…

• «Индус» раз и навсегда!


– После школы куда?
– Сестра вместе с мужем собралась в Тюмень и меня позвала. Мол, там открылся индустриальный институт, давай с нами! В школе меня всегда тянуло к станкам. Сначала освоил деревообрабатывающий – всю родню скалками да пестиками обеспечил. Потом познакомился с металлорежущим и токарным.

И когда накануне поступления в «индус» увидел специальность «Технология машиностроения, металлорежущие станки и инструменты», раздумывать не стал. Экзамены сдавал на «пятерки». Даже по сочинению «отлично» получил! Во время последнего испытания – по химии – экзаменатор удивился: «С такими замечательными оценками и на такую непрестижную специальность?..» Но решение я менять не стал.

– Получается, любовь с университетом у вас давняя?
– Да. Так вышло, что я стал начальником над своими учителями.

– Предполагали ли вы в юношестве, что дорастете до руководителя?
– Нет. Мечтал быть шофером! Забирался на столбик палисадника и воображал, что еду на автомобиле, «скорости переключаю». Ох, как же мама ругалась: «Ты опять штакетину сломал!» Профессиональным водителем не стал. Стал водителем-любителем.

– После учебы остались в аспирантуре?
– Мой путь сложен. Пришел ассистентом на кафедру теоретической механики. Сразу загрузили. Покрутился немного и решил пойти зарабатывать реальные деньги. Так попал в строительное управление треста «Тюменьгазстрой» главным механиком. Через несколько месяцев понял: снова не мое. В это самое время Дмитрий Тихонович Бабичев из треста искал ребят с математическим складом ума, которые бы помогли претворить в жизнь его работу по зубчатым сцеплениям. Заинтересовал он меня. Но по воле судьбы я получил предложения поступать в целевую аспирантуру Уральского политехнического института имени Кирова и Ленинградского военно-механического института имени Кудрявцева. Свердловск ближе и родней – поехал в УПИ. Сдал вступительные экзамены. Пошел на беседу с руководителем. Он и говорит: «Я занимаюсь обработкой металлов давлением и не хочу руководить научной работой по теме, в которой не являюсь специалистом высокого класса. Поэтому, дорогой, будешь заниматься моей темой – волочением — и через два года станешь асом!» Он оказался прав. За три года я написал кандидатскую, там же ее защитил и вернулся в Тюмень кандидатом наук. Кстати, первый ректор Тюменского индустриального института Анатолий Косухин – выходец из УПИ.

– Личные изобретения?
– Их шестнадцать. Касаются в основном способа ремонта нефтяных и газовых трубопроводов. Сегодня при ремонте любого зарытого трубопровода земляные работы составляют порядка семидесяти процентов затрат. В своих разработках мы стараемся их избежать. Представьте, на берегах реки вырыто по котловану. По ее дну пущено два трубопровода: один в другом. Первый выступает в качестве «оболочки». Второй – основной, рабочий. Когда он изнашивается, его можно вытянуть и заменить новым.

• По камушку, по капельке…


– Доктора наук получили?
– В 2000 году.

– Профессора?
– Если не ошибаюсь, через год. Работу как раз посвятил системе «труба в трубе».

– Всегда ли ваши разработки находят реальное применение?
– Конечно. Сегодня для предприятий топливно-энергетиче-ского комплекса, например, «Транснефти» и ТНК-ВР, проводим работы по исследованию состояния объектов путем неразрушающих методов контроля.

– Пока не стали проректором, чем еще в «индусе» занимались?
– Был доцентом кафедры деталей машин. В проректоры попал случайно. В 1992 году молодой ректор Николай Карнаухов собирал команду единомышленников. Сначала пригласил меня проректором по безотрывным формам обучения, то бишь заочной и вечерней (была такая интересная формулировка). Утром я спешил к студентам. Столкнулся с Карнауховым в холле. Он попросил зайти после лекции. Зашел. Услышал следующее: «Будешь проректором!» – «Николай Николаевич, вы делаете большую ошибку. Желательно по карьерной лестнице идти ступень в ступень, а не перепрыгивать.

Я не был ни заведующим кафед-рой, ни замом декана, ни деканом…  Не вижу способностей. Единственный мой плюс – общительность и хорошая память».

– Не отказались?
– Ректора переубедить достаточно трудно. Когда поработал проректором по безотрывным формам обучения, вновь столкнулся с Карнауховым в холле… Говорит: «Знаешь, я тут решил ввести должность первого проректора по учебной работе и предлагаю ее тебе». Потом вот ректорство…

– Большую ношу на плечи взвалили!
– Главное – сохранить преемственность в обсуждении проб-лем и поиске решений. Если в университет придет человек со стороны, ему может понадобиться много времени, чтобы разобраться, вникнуть в детали.

• «Нефтегазовое братство»


– Предлагаете новую стратегию развития вуза или…
– Стратегия – преемственность плюс перемены. Казалось бы, два разных полюса. Но жизнь меняется и требует от нас того же. Мы жили припеваючи благодаря договорному набору, а потом р-а-а-з и попали в демографическую яму. Нужно принимать соответствующее решение: переходить на уровневую подготовку специалистов – бакалавров, магистров.

Преемственность заключается в построении мощного университетского комплекса, который реализует все уровни профобразования. В научном плане мы пошли по пути исследований. Исследовательский университет – сильный конкурент.

– Знаю, что входите в оргкомитет по созданию Российского института нефти и газа.
– Время гениев-одиночек прошло. Нужно создавать гениальные команды, которые способны решать масштабные задачи. Энергоемкость добычи нефти в России во много раз превышает энергоемкость добычи нефти на Западе. В стране сжигается 20 миллиардов кубов попутного газа. В деньгах это два годовых бюджета отечественной высшей школы. Как сэкономить средства? Задача огромная! В России есть Уфимский нефтяной технический университет, Ухтинский технический университет, Тюменский неф-тегазовый университет, Санкт-Петербургский горный институт имени Плеханова. По большому счету это разрозненные коллективы, которым в одиночестве решать проблемы не по силам. Вот и возникла идея объединить основных игроков нефтегазовой науки в виде некоммерческого партнерства. Так сказать, консолидировать усилия. Не секрет, что кроме людей важно иметь соответствующее оборудование. Какое-то есть в Тюмени, каким-то владеет Уфа. Главное – решить общие проблемы, а уж поделиться славой не забудем!

– У вас много партнеров и на Тюменском Севере, и за рубежом...
– Сотрудничаем с университетом города Клаусталь (Германия). Работаем с Китайским нефтяным университетом. Азия заинтересована в подготовке специалистов именно в нашем вузе, причем не только в высшей, но и средней профессиональной школе. В настоящее время группа китайских ребят обучается в «нефтегазе» русскому языку как иностранному, чтобы продолжить образование в нашем колледже. Есть партнерские связи по европейским программам «ТEMPUS», «ТACIS». Входим в ассоциацию полярных университетов. Семь из восьми нефтегазовых провинций России находятся в зоне низких температур. И все считают, что холод – это плохо. Любое явление – совокупность достоинств и недостатков. Поэтому во все образовательные программы решено ввести курс по криологии. Пытаемся научить ребят извлекать из холода достоинства при строительстве нефте- и газопроводов, дорог, добыче полезных ископаемых. Не зря говорят: если человек вооружен знаниями, он уже непобедим!

– А врачи говорят, самое главное как раз – холод, голод и покой!
– Наверное. (Смеется. – Прим. авт.) Еще хотим научить студентов применять полученные знания на практике. С этой целью ввели курс по инновационному менеджменту. Будет здорово, если в России появится новый класс предпринимателей! Они не просят рабочие места, а сами обеспечивают ими соотечественников.

• Позиционер


– Ваши наставники и ученики, которым хотите сказать спасибо?
– В числе моих учеников в Тюменском высшем военно-инженерном командном училище (я и там поработал) был Николай Логинов, который впоследствии стал начальником ТВВИКУ. Это очень благодарный ученик. Спасибо наставникам Тюменского индустриального института. Вместе с первым ректором Косухиным они сделали вуз очень даже конкурентноспособным по российским меркам.

– Вы одиночка или человек команды?
– Человек команды. И других ректоров нефтегазовых вузов призываю сотрудничать.

– Рецепт счастья руководителя и семейного человека.
– Чувствовать локоть и состояние партнера на работе и близкого человека в семье. Быть полезным.

– Вы по натуре мягкий или человек-скала?
– Я человек позиции.

– Грядущий шестидесятилетний юбилей – повод задуматься над чем?
– Каждому из нас дан определенный ресурс. Кто-то уже к пятидесяти годам растратил все здоровье и стал стариком. Кто-то в восемьдесят лет полон сил и энергии. Когда мне было семнадцать, я не верил, что можно дожить до шестидесяти. А сейчас считаю, что шестьдесят – это мало. В душе остаюсь городищенским мальчишкой.

Фото из архива управления информационной политики ТюмГНГУ

443Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Напомним вам о главных событиях уходящего дня.
О проекте журналистов и ветеранов обозреватель Сергей Кузнецов беседует с депутатом Тюменской областной Думы, координатором проекта партии «Единая Россия» «Оружие Победы» Алексеем Салминым.
Рейсы между городами будет выполнять авиакомпания «Ижавиа».
Депутаты областной Думы вместе с общественниками и медработниками задумались о здоровье школьников.
Согласно новому закону выплаты начнутся не в 2020-м году, как планировалось, а уже этой зимой.
Этот и другие капустные конкурсы прошли на народном гулянии «Капуста барыня», который состоялся в Остроге. 
Собственные названия получили объекты в КАО и ЦАО.
Его участниками станут более 500 человек.
Популярные статьи