×
В социальных сетях
В печатной версии

Геннадии Богомяков: XX век — время великих дел

Пожалуй, прошлый век не знал оттенков, нюансов и золотой середины, не признавал колебаний и сомнений. Картина минувшего столетия написана художником-творцом яркими, резкими и контрастными мазками. Ответом на вызовы эпохи стала плеяда личностей, лидеров – дерзновенных, цельных, увлекающих, уверенных и бесстрашных.

Это они совершили подвиг, завоевывая суровые Западно-Сибирские пространства, открывая сокровища тюменских недр. Они создавали уникальный топливно-энергетический комплекс. Их мужество, самоотверженность и преданность делу стали легендарными.

Геннадий Богомяков – из той когорты. Крупный общественный деятель, хозяйственник, он возглавлял Тюменскую область в 1973–1990 годах. Накануне своего 80-летнего юбилея Геннадий Павлович принял участие в работе 30-го заседания редакционного клуба «От первого лица».

Геннадий Богомяков внес огромный вклад в социально-экономическое развитие Тюменской области, являясь одним из создателей крупнейшего в стране нефтегазового комплекса в Западной Сибири. При его участии в регионе заработали промыслы, дававшие в год более 400 миллионов тонн нефти и более 600 миллиардов кубометров газа, построены мощные тепловые электростанции, развивалась производственная и социальная инфраструктура, устойчиво работало сельскохозяйственное производство. Геннадий Богомяков занимался научным обоснованием геологоразведочных работ – он является автором более ста научных трудов.

Его профессиональная деятельность отмечена многими государственными наградами. Несмотря на солидный возраст, Геннадий Павлович и по сей день живет интересами области, по-прежнему деятелен, бодр, активен. Его можно встретить в областной Думе и на заседаниях Гражданского форума Тюменской области, его опыт и мнение ученого и руководителя востребованы. А еще это прекрасный собеседник, поражающий цельностью натуры, широтой души, общительностью, энергией, чувством юмора.

Предлагаем читателям газетную версию заседания клуба «От первого лица».

Дороги, ведущие в Тюмень


Александр Скорбенко:
– Геннадий Павлович, в вашей жизни есть определенный большой этап, о котором мы хотели бы побеседовать. Вы являлись лидером региона, возглавляя его с 1973 по 1990 годы, с вами связаны многие решения, оказавшие существенное влияние на его развитие. Какие из них вам наиболее памятны и близки?
Геннадий Богомяков:

– Таких решений много. Проб-лема освоения нефтяных и газовых местонахождений возникла значительно раньше, чем я стал первым руководителем области. Надо сказать, что геологическими работами занялись с конца сороковых годов, после Великой Отечественной войны, когда тогдашний министр нефтяной промышленности «переселил» сюда ряд предпри-ятий по бурению скважин. В частности, скважины бурили в Тюмени, Викулово, Сазоново. Поскольку это были доступные места, с них и начали.

Западно-Сибирское геологическое управление находилось в Новосибирске, в Тюмени же  располагался буровой трест, который вскоре возглавил Юрий Эрвье.

Считаю, мне повезло, что после окончания института помотался по экспедициям, побывал на Дальнем Востоке, в местах, где потом пошла Байкало-Амурская магистраль (БАМ), работал в Кузбассе в экспедиции.

Окончив заочно аспирантуру, преподавал в Томском политехническом институте, но недолго – вскоре перешел в Сибирский филиал Всесоюзного нефтяного геологоразведочного института (ВНИГРИ) в Новосибирске. При Никите Хрущеве было немало проблем. Хотя разорили централизованное управление и взамен создали совнархозы, геологию все-таки оставили под руководством государства. Тогда министерство геологии решило создать в Новосибирске Сибирский научно-исследовательский институт геологии, геофизики и минерального сырья (СНИИГГИМС), соединив сибирские филиалы двух НИИ – геофизики и нефтяного геологоразведочного.

Богатства Западной Сибири


Поскольку я уже поработал в нескольких сибирских регионах, мне, тогда 27-летнему, предложили должность ученого секретаря. По армейским понятиям это примерно то же, что начальник штаба – не командующий, конечно, тем не менее, планирование всех работ шло через секретаря. Мы сотрудничали с крупными учеными. В итоге стало ясно, что все-таки основные неф-тяные и газовые месторождения будут именно в Тюменской области. Тогда встал вопрос об организации в регионе научных учреждений.

В апреле 1960 года решили создать в Тюмени филиал СНИИГГИМСа, а меня, молодого начальника штаба, направили сюда его директором. Филиал занялся обоснованием развития области и ее потенциальных ресурсов. Заместителем по науке стал знаменитый Николай Ростовцев, который в свое время приехал в Новосибирск из Ленинграда, из Всесоюзного геологического института.

Какими могли быть потенциальные ресурсы Западной Сибири? Наш филиал подсчитал: 120 миллиардов тонн углеводородов! Заметьте, что в конце 50-х годов Министерство геологии утвердило весь западносибирский потенциал в объеме около пяти миллиардов тонн. Подсчитали запасы и другие институты. Один институт насчитал 12 миллиардов тонн, второй – в два раза больше, третий – в три раза больше. Тогда министр геологии Петр Антропов собрал у себя коллегию. Приехали и мы. Он выслушал всех и спрашивает:

– Среди кого я нахожусь? Вы геологи или не геологи? Почему приводите разные цифры? Разве не ясно, что истинный, непредвзятый анализ геологического строения показывает, что в Западной Сибири будет не менее 200 миллиардов?

Это был июль 1962 года. Вскоре ЦК (Центральный Комитет партии) принял решение  об усилении геологоразведочных работ в Тюменской области.

Борьба с «Гидропроектом»


Однако нас выбивал из колеи мощный в то время институт «Гид-ропроект»: он построил на Волге ряд гидроэлектростанций (ГЭС), приступил к проектированию ГЭС в Красноярске...

Установка – каждая следующая станция должна быть дальше всех и мощнее всех. Потому институт активно стал проталкивать проект строительства крупнейшей в стране Нижнеобской ГЭС.

Для этого у Ангальского мыса под Салехардом планировали возвести в направлении Лабытнаног дамбу на 12 километров и поднять уровень воды примерно на 40 метров.

В результате под водой оказалось бы почти 150 тысяч квадратных километров территории, при этом уровень подтопления мог доходить до Тюмени (для сравнения: площадь юга области составляет примерно 160 тысяч квадратных километров).

Поскольку строительство Нижнеобской ГЭС находилось на стадии подготовки проектного задания, естественно, нам чинились препятствия с   постановлением ЦК о добыче нефти.

Борьба шла очень жесткая.

Секретарь промышленного обкома партии Александр Протазанов возил нас с Юрием Эрвье в Москву и говорил:

– Я открыл вам двери в министерствах и ведомствах – теперь ходите сами.

Мы и ходили, доказывая, что строить ГЭС ни в коем случае нельзя. В итоге было решено создать экспертную комиссию Госплана СССР. При Госплане действовал совет по изучению производительных сил, который возглавлял профессор Николай Некрасов. Он решил изучить ситуацию на месте. Члены совета прилетели сюда. Я взял катер у начальника управления рыбной промышленности Петра Николаевича Загваздина (тогда очень дружил с ним), обустроенный для начальства, посадил в Тобольске профессоров и повез их в Сургут, Нижневартовск, Ханты-Мансийск, Салехард. Ездили мы с неделю. На всем пути нас кормили хорошей рыбой – рыбаки знали, где остановиться.

Конечно, не обошлось без накладок. В Мужах Шурышкарского района зашли к секретарю райкома партии и спрашиваем, как он относится к строительству Нижнеобской станции.

– Станцию надо делать, будем жить по-человечески, а то все в мире бреются электробритвами, а мы по старинке лезвиями скоблимся, – отвечает не ожидавший таких высоких гостей руководитель.

– Тогда ответь, пожалуйста, – говорю ему, – на какой абсолютной отметке расположен твой райком партии?

Молчит, не знает.

– Так вот, райком находится на высоте 18 метров над уровнем моря, – объясняю. – Если вода поднимется на запланированные 40 с лишним метров, тебе придется бриться электробритвой где-нибудь на Урале.

Победа


В конце января 1963 года в Москве состоялось заседание экспертной комиссии. В столицу прилетели Эрвье, я, начальники управлений лесной  и рыбной промышленности, второй секретарь промышленного обкома. На подобных совещаниях существовало негласное правило (прошу прощения за длинноты): если кого хотели высечь, тому предоставляли слово первому. Нам и дали его после основного доклада. Выступили. И убедились, как много в стране хороших и умных людей! Участники заседания поняли, о чем идет речь. И хотя к тому времени проектировщики уже собрали около полусотни подписей в пользу строительства Нижнеобской ГЭС, проектирование гидроэлектростанции при-остановили, чтобы разобраться в ситуации.

Однако министр энергетики Игнатий Новиков, которого перевели зампредом Совмина, заново начал «раскручивать» дело. В июле 1963 года его первый заместитель Ганичев собирает совещание. Докладывает, что решение о строительстве ГЭС якобы принято, надо только обсудить, как снизить ущерб. Первый замминистра газовой промышленности России Михаил Евсеенко спрашивает:
– Кем принято решение о строительстве станции?

Ганичев взвился: дескать, он пригласил нас обсудить ход будущего строительства, а не вопросы задавать. Евсеенко не отступал – должности-то у обоих равноценные.  И  Ганичеву пришлось ретироваться – решения-то не было. После совещания он даже пригласил нас на чай. Мы отказались, потому что спешили в ЦК партии доложить, чем дело кончилось.

Проходит несколько месяцев. Все это время мы поднимали вопрос о развитии добычи нефти и газа. В Москве собрали министров. С Протазановым и Эрвье прилетели на совещание. Было ясно, что необходимо окончательное  решение по поводу строительства ГЭС, поскольку назревал вопрос о добыче нефти и газа. Министров попросили в десятидневный срок дать технико-экономическое обоснование по ГЭС.

На этот период я остался в столице. Живу в гостинице «Москва». Есть время посчитать — насколько дороже обойдется строительство скважин, если всю  территорию затопят? Конечно, в разы, минимум в два раза! Посчитал. Получилось, что строительство станции (тогда она оценивалась в 1,4 миллиарда рублей) нанесет ущерб народному хозяйству на сумму 8–9 миллиардов.

Иду с расчетами по инстанциям. Мое заключение подписали министр геологии России, председатель Госплана России, председатель Комитета по науке и технике России... В итоге проект строительства ГЭС остановили.

А у нас появилась возможность продвигать постановление о развитии добычи нефти и газа. В начале декабря 1963 года президиум ЦК его принял.

Слово о воде


Есть еще одна проблема, с которой раньше человечество не сталкивалось. Она связана с водой. Примерно миллиард жителей нашей планеты испытывает острейший недостаток воды. Из общего объема воды на Земле лишь более двух процентов (примерно 35 млн. куб. км) приходится на пресную воду. Первое место по обеспеченности пресной водой занимает Латинская Америка, за ней идут Россия, Канада и Северная Америка. В Кувейте запасы прес-ной воды составляют всего десяток кубометров на человека в год, и там давно занимаются опрес-нением воды, кроме того, специальными устройствами ловят айсберги, идущие из Антарктиды, и растапливают их. В  Калмыкии две трети населения тоже пользуется привозной водой. К слову, хочу сказать большое спасибо губернатору Тюменской области Владимиру Якушеву, который целенаправленно занимается водо-снабжением жителей региона и качеством питьевой воды.

Многие страны достигли предельных возможностей водопользования. Через два десятка лет около половины населения планеты будет жить под угрозой водного дефицита. При этом среди европейских стран по ресурсам пресной воды Россия занимает лидирующее положение. По прогнозам, наша страна вместе со Скандинавией, Южной Америкой и Канадой останется наиболее обеспеченной пресной водой (более 20 тысяч куб. м/год на человека).

Идея подачи части горных и северных вод с севера на юг далеко не нова. В двадцатых годах прошлого века в Советском Союзе эта тема получила дальнейшее развитие, но началось строительство Беломоро-Балтийского  канала, канала Москва – Волга, поэтому реализация идеи отодвинулась на неопределенное время. В 1968 году остро встал вопрос подачи воды из реки Оби в Аральское море, которое высохло. Вода требовалась для орошения  миллионов гектаров пахотных земель.

К тому же вода нужна и для промышленности. Чтобы произвести только одну тонну бумаги, требуется до 200 кубометров воды. Если же говорить о химическом волокне, полимерах, то при их производстве счет идет на несколько тысяч кубометров воды на тонну продукции.

Река Обь несет в Карское море и океан ежегодно возобновля-емых ресурсов в среднем около 400 кубокилометров воды. Если  приплюсовать другие реки,  получается, что из Тюменской области стекает в океан 600 кубокилометров воды.

На первом этапе было предложено забрать из Оби пять кубокилометров воды, на втором (от Ханты-Мансийска) – 27–27,5 кубокилометра и подать каналами для обновления запасов Аральского моря и снабжения водой Средней Азии (Узбекистана, Туркмении).

Но нашлись противники этого проекта, которые окрестили его как поворот рек, вызвав негативную реакцию общества. В дей-ствительности, на мой взгляд, речь шла об обычной водоснабженческой программе, когда берется менее пяти процентов. Например, сейчас в Тюменской области из Туры забирается больше. Проект не был осуществлен, хотя из Средней Азии привозили и будут привозить огромное количество продовольствия.

В свое время я поддерживал внедрение данного проекта. Недавно тему водоснабжения юга за счет сибирских рек инициировал мэр Москвы Юрий Лужков. Так называемый «поворот Лужкова» у многих вызывает неоднозначные отклики.

Лесные богатства


Тюменская область сказочно богата лесом. Если бы провели  работы по осушению заболоченных территорий, как замечательно рос бы наш лес! Ведь  выезжая за город, видим, что в лесу много мелкой поросли, засохших, сломанных ветром и непогодой деревьев, которые желательно своевременно убирать, использовать для производства древесины, бумаги, целлюлозы или картона.

Во времена совнархозов, до начала разработки нефтегазовых месторождений в Тюменской области, решили развивать лесную и деревообрабатывающую промышленность, запланировали построить несколько крупных лесоперерабатывающих комплексов. Дороги на Ивдель и Тавду предназначались не под добычу и транспортировку нефти, а под строительство лесокомплексов.

Когда началось развитие нефтяной и газовой промышленности,  потребовалось большое количество древесины, поскольку дорог совсем не было и первые дороги мостились бревнами. Из леса строились дома и другие необходимые объекты. Лес был нашим спасением. Уже позднее, когда  проложили железную дорогу, появилась возможность завозить железобетон и  другие строительные материалы. К сожалению, сейчас добыча леса в области  снизилась.

Проекты


В свое время я внес предложение о развитии в регионе нефтехимии, поскольку для этого существовали все условия. Добавлю, что для нефтехимического производства требуется огромное количество воды, которой в области достаточно, имелось  необходимое количество электроэнергии и  прекрасное сырье – сжигаемый попутный газ.
ЦК КПСС такое решение – о создании нефтехимических комплексов –  принял. Началась стадия проектирования, мы получили разрешение за счет средств, выделяемых в нефтегазовый комплекс, начать подготовительные работы. В Сургуте построили дорогу для будущего комбината, освоили около четверти миллиарда рублей.

Однако в стране началась перестройка. Когда к власти пришел Михаил Горбачев, я двумя руками голосовал за перестройку, а именно: за ускорение социально-экономического развития. Прошел год, второй, а в экономике ничего не происходит, одни разговоры. Наконец принимается  решение созвать очередную партконференцию. На заседании рабочей группы спросил Михаила Сергеевича:
– Почему в течение двух лет с момента объявления перестройки застопорилось экономическое развитие, почему в стране перестали заниматься энергетикой? Для движения вперед и прогресса развитие энергетики просто необходимо!

На что он ответил: «Да, да, ты прав!»

Тем не менее, в 1989 году принимается решение о прекращении проектирования нефтехимических комплексов и вносится на заседание Политбюро ЦК. Я был на этом заседании, выступил в защиту строительства нефтехимкомплексов. Меня поддержал председатель Совета Министров Николай Рыжков, но необходимых для строительства средств так и не  выделили. Не удалось осуществить и все задуманное на Тобольском нефтехиме, хотя договоренность с министром нефтеперерабатывающей и неф-техимической промышленности СССР Виктором Федоровым была достигнута.

Еще один из неосуществленных проектов: переработка попутного газа на местных электростанциях. Тюменское руководство в те годы внесло предложение развивать энергетику области и после завершения строительства ТЭЦ в Сургуте, Тобольске, Тюмени идти далее на север – в Нижневартовск, Нягань. В результате объявленной в стране перестройки этим планам также не дано было осуществиться.

Откровенно


Мне повезло, что, будучи членом ЦК КПСС и депутатом Верховного Совета СССР, я многие годы избирался членом энергетической комиссии Верховного Совета, где ежегодно рассматривались планы и проекты развития отрасли. В апреле 1989 года на заседании комиссии обсуждался план развития на 1990 год. Если ранее  расходы на энергетику (нефть, газ и  электроэнергию) составляли 24 миллиарда рублей (советских), то на 1990 год они сократились до 10 миллиардов.

Через два месяца Николая Рыжкова вновь утвердили председателем Совета Министров СССР. Летом на пленуме ЦК при внесении предложений о составе кабинета министров он предложил вдвое сократить количество министерств и ведомств (их тогда насчитывалось более сотни). Несколько министерств намечалось объединить. Например, строительства и машиностроения,  министерства нефтяной и газовой промышленности. И вдруг в ходе пленума звучит: «Предлагается избрать министром нефтяной и газовой промышленности Геннадия Богомякова».

Пленум утвердил данное предложение, при этом даже не посоветовавшись со мной. Я был вне себя. После пленума подошел к Михаилу Горбачеву, сказал, что не хочу быть министром и объяснил причину: «Я люблю эти отрасли, участвовал в их создании, но не желаю принимать участие в их развале, не хочу быть «гробокопателем». Ведь на 1990 год запланировано уменьшение добычи нефти на 30–35 млн. тонн, пятилетний план явно не будет выполнен». В ответ Горбачев предложил мне подготовить записку для рассмотрения на Политбюро.
Через неделю я вновь прилетел в Москву с подготовленными расчетами, два дня носил с собой вышеупомянутую записку,  но понял, что она никому не нужна.

В то время первые руководители имели право уходить на пенсию досрочно, я так и поступил. Написал заявление и уехал отдыхать. В один день все решилось: мое заявление подписали, на  следующий день установили пенсию. В середине января 1990 года вернулся в Тюмень и сложил с себя полномочия в связи с уходом на пенсию.

Напомню, что в конце 1989 года я должен был избираться депутатом Верховного Совета СССР, но в выборах участия не принимал. В областных средствах массовой информации появились различные публикации  на эту тему,  но меня все это уже не касалось. Весной 1990 года я купил домик в Исетском районе и уехал его перестраивать.

Скажу откровенно: до сих пор переживаю, что оказались разваленными лесная промышленность и нефтегазохимия, что пришли в упадок заводы, построенные в начале 60-х годов: мощнейший электромеханический, завод медоборудования, где впервые начато производство одноразовых игл, камвольно-суконный комбинат, на котором трудилось более пяти тысяч человек, моторный и станкостроительный заводы, завод строймашин и прочие.

[gallery link="file" columns="7"]

Фото Валерия БЫЧКОВА и из Государственного архива социально-политической истории Тюменской области

------

вехи:

1973 год


■ Сдана в эксплуатацию радиорелейная линия Тюмень – Ханты-Мансийск.
■ Введены в разработку Варьеганское нефтегазоконденсатное и Салымское нефтяное месторождения.
■ На мысе Харасавей открыта нефтяная скважина – самая северная в Тюменской области.
■ Окончено строительство железной дороги Тюмень – Сургут – Нижневартовск протяженностью 670 км.

1975 год


■  В Тюмени прошел первый Всесоюзный фестиваль самодеятельного художественного  творчества трудящихся.
■ Приказом Главтюменнефтегаза № 79 в Тюмени организован
Сибирский научно-исследо-вательский институт нефтяной промышленности на базе научно-исследовательских подразделений научно-исследовательского института «Гипротюменнефтегаз».
■ В Тюмени открыт концертно-танцевальный зал.
■ Создано Западно-Сибирское отделение Всесоюзного научно-исследовательского института геофизических методов разведки Министерства геологии СССР (ЗапСибНИИгеофизика) с местонахождением в г. Тюмени.
■ На базе тюменской обувной фабрики «Восход» организовано производственное объединение ремонта и пошива обуви.
■ В Тюмени открыт Музей истории здравоохранения Тюменской области.

1976 год


■ Открыт Ялуторовский дом-интернат для престарелых и инвалидов.
■ Впервые в Тюмени поднялся в небо грузовой турбореактивный самолет – гигант Ил-76. Командир экипажа А. А. Дементьев.
■ Постановлением бюро Тюменского обкома ВЛКСМ в Тюмени создан штаб Всесоюзных ударных строек. Сформировано 37 студенческих строительных отрядов.
■ Открыто движение по железнодорожной магистрали Тюмень – Нижневартовск.

1977 год


■ На основании Конституции СССР 1977 года Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий национальные округа получили статус автономных.
■ Постановлением Совета Министров РСФСР Государственному научно-исследовательскому и проектному институту нефтяной и газовой промышленности «Гипротюменнефтегаз» присвоено имя В. И. Муравленко.

1978 год


■ На Шаимской группе месторождений прошла Почетная вахта по добыче первого миллиарда тонн сибирской нефти.
■ На территории Тюменской области приступил к работе агитпоезд ЦК ВЛКСМ «Молодогвардеец».

1979 год


■ На станцию Тюмень прибыл первый эшелон с бойцами Всесоюзного комсомольского ударного отряда имени 25-летия целины. Всего прибыло 10 эшелонов, свыше 8 тыс. квалифицированных строителей и монтажников, 650 механизаторов и шоферов, 130 буровиков, специалисты других профессий.
■ Состоялся телемост дружбы «Баку – Тюмень», подготовленный азербайджанскими журналистами.
■ Коллектив Тюменского камволь-но-суконного комбината поздравил Г. П. Яковлеву, депутата Верховного Совета СССР, с выполнением двух пятилетних планов.
■ Состоялся финал областной спартакиады молодых строителей Всесоюзных ударных комсомольских строек.
■ В городах и поселках автономных округов Тюменской области прошли гастроли Тобольского драматического театра.
■ ТЭЦ-1 Тюмени перешла с торфа на природный газ от газопровода Уренгой – Челябинск – Ново-псков.
■ В Тюмени открылась зональная художественная выставка «Урал социалистический».

По данным Государственного архива социально-политической истории Тюменской области










|



Читать далее >>



------

998Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи