×
В социальных сетях
В печатной версии

Семисотлетний человек

26 апреля – День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах


интервью
В 1986 году 26 апреля произошла крупнейшая в мире ядерная катастрофа - взорвался четвертый энергоблок Чернобыльской атомной электростанции. В атмосферу было выброшено около 190 тонн радиоактивных веществ. В преддверии памятной даты корреспондент газеты побеседовал с человеком, участвовавшим в устранении последствий страшной катастрофы, писателем Александром Ахановым.
– Александр Иванович, как вы попали в зону аварии?

– Получил повестку, явился в военкомат и через шесть дней был неподалеку от Чернобыля. В зону аварии отправляли пожарных и специалистов по химической защите. В числе прочих земляков из Тюменской области меня определили в 29‑й полк химзащиты.

– Что вы знали о катастрофе в Чернобыле?

– Информация поступала не в полном объеме, но знали, что на Чернобыльской АЭС произошел взрыв реактора. Однако никто не сообщил, что нас направляют устранять последствия аварии.

– Расскажите о первых впечатлениях после попадания в зону аварии?

– Полк разместился между селами Орджоникидзе и Черемошня, это в 30 километрах от Припяти. Пугала неопределенность, ведь нам практически ничего не объясняли. Многие страдали от нервного перенапряжения. Обещали, что отработаем несколько недель и отправимся домой. В итоге провели в зоне аварии больше трех месяцев.

– Как обстояли дела с питанием и оснащением?

– Снабжение работало плохо. По правилам при ликвидации радиационных аварий необходимо как можно чаще менять одежду, так как на ней оседает радиоактивная пыль. В нашем полку такой возможности не было, первый раз смогли переодеться лишь на тридцатый день пребывания в зоне аварии. Выдавали костюмы химической защиты, однако они слабо предохраняли от радиации.

– В чем заключались основные задачи вашего полка?

– Отмывали здания специальным раствором. Нужно было смыть со стен домов радиоактивную пыль. Неоднократно довелось работать непосредственно на территории АЭС.

– Что особенно запомнилось?

– Остался в памяти практически каждый день пребывания в зоне аварии. Первое время где-то внутри неизменно присутствовало сильное волнение. Полуразрушенная станция производила угнетающее впечатление. Почему-то на территории лагеря постоянно болела голова, а поблизости от реактора сознание прояснялось. Еще запомнились люди, которые вместе со мной участвовали в устранении аварии.

Каждый получил большую дозу облучения. По закону о радиационной безопасности максимально допустимая норма, которую можно «набрать» в течение жизни (в среднем 70 лет) – пять рентген. Исходя из этого положения мне примерно 700 лет, так как получил намного больше радиации.

– Подходы к устранению радиационных аварий изменились за последнее время?

– Благодаря опыту, полученному за несколько десятилетий, подход стал более рациональным. Хотя определенный опыт имелся и до Чернобыля, его не смогли грамотно использовать.

– Вы являетесь автором нескольких книг об аварии на Чернобыльской АЭС.

– Написать книгу решил, еще находясь в Чернобыле. Начал вести дневник, куда записывал впечатления и мысли. К сожалению, в полку, кроме меня, записи никто не вел. Всего подготовил пять книг об аварии на Чернобыльской АЭС. Из них две издано.

– Вы нередко участвуете во встречах со студентами и школьниками. О чем рассказываете представителям подрастающего поколения?

– Меня приглашают поделиться воспоминаниями о Чернобыле. Многие представители молодежи не знают о катастрофе, произошедшей на АЭС. Рассказываю ребятам о том, как можно защищаться от воздействия радиации, показываю фотографии, делюсь своим пониманием тех событий.

– Про аварию на атомной станции снято много документальных фильмов. Что можете о них сказать?

– На мой взгляд, в этих фильмах не хватает рассказа о людях, о влиянии радиации. Показывают в основном пустой город, реактор, рассказывают какие-то страшные истории. Сообщать необходимо не только о взрыве реактора или о том, как построили саркофаг. Нужно собрать мнения и воспоминания людей, которые участвовали в устранении последствий катастрофы.

– На ваш взгляд, усилия, направленные на устранение аварии, были не напрасны?

– Уверен, что не напрасны. Без наших усилий Черное море могло подвергнуться заражению радиацией, и неизвестно, как бы это отразилось на фауне. Тем не менее отмечу, что при всей сложности ситуации можно было организовать мероприятия по устранению последствий аварии более рационально.

Фото Валерия БЫЧКОВА

258Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
На минувшей неделе в адрес редакции поступило 36 письменных и устных обращений читателей.
«Целины» в это лето было предостаточно: Якутия, Ямал, Тюмень, Урал, Крым, Краснодар и даже Бангладеш. Подвести итоги в мультицентре «Моя территория» собралось около двух десятков студентов.
Второй год подряд делегация Тюменской области из числа активистов регионального отделения Всероссийского движения «Юнармия» посещает Внешние острова Финского залива.
Трудиться Галина Бенке начала в 1946 году, продолжая учиться в школе, и сейчас, несмотря на преклонный возраст, не мыслит себя без дела. 
Грант в размере 230 тысяч рублей направят на организацию в областной столице школы электронной музыки для молодых людей старше 16 лет.
Благотворительный проект «Клубок надежды» объединил тюменских рукодельниц, готовых безвозмездно помогать детям из детских домов, больниц и неблагополучных семей.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи