×
В социальных сетях
В печатной версии

Сафрониада в цифрах и фактах

Есть мнение
Более тысячи картин разных жанров и стилей, значительная часть которых находится в зарубежных частных коллекциях и собраниях крупнейших музеев мира. Девяносто семь картин, привезенных в Тюмень. Три зала, в которых они разместились до 16 мая. Пять тысяч рублей за репродукцию. От десяти тысяч евро за оригинал в божественном багете. Слишком много цифр для творчества. Все это Никас Сафронов – художник, профессор, академик, обладатель наград многих стран и прочая, прочая, прочая. Ой, забыла, а еще у него трехэтажная мастерская: есть где разгуляться, есть где все хранить…

На открытии персональной выставки (как оказалось, продажи) мастер, увы, не появился. «Улетел в Лондон, – сокрушалась куратор Олеся Малахо. – Но работы отбирал сам!» Тюмень – не Лондон… Зато мы, по признанию столичной девушки, «богаты», знамениты (наверняка из-за того самого «богатства») и вроде как непритязательны. Съедим, только успевай тарелку наполнять. Нет автора – нет вопросов. Пошли «обедать»: в пейзажно-философичном, портретно-гламурном, сюрреалистично-музыкально-часовом залах.

По дорожке вдоль хлебов кто-то куда-то зачем-то идет – «Дорога к дому». В нежно-алом одеянии уплывает, ускользает девушка-загадка – «Уходящий вечер». Обнаженные стволы деревьев, зябкость, прозрачность, «хрусткость» – это «Магия осеннего леса. Стрелец за работой». Но вот, как вспышка, – «Тайна бытия, или возвращение в детство»: словно живые, сочные, прохладные, гигантские травинки, над которыми завис крошечный, просто милипусечный, дирижабль… Как картинка из того времени, когда деревья и травы были большими, а сама ты, с выгоревшей на солнце челкой, веснушчатая и довольная, бегала в маечке, шортиках и стоптанных сандалетах. Под весьма недурным впечатлением от премьерной «Алисы в стране чудес» в трактовке Тима Бертона задержалась перед сафроновским «Рабочим утром через романтический взгляд спящих кошек». Его «царапки» – точь-в-точь как чеширский кот у Бертона: появляются из облаков, жмурят глазки и снова растворяются в небе.

Второй зал, право слово, на любителя. В шелка, парчу и бархат одетые Филипп Киркоров, Нани Брегвадзе, Одри Хепберн, Николь Кидман, Роберт де Ниро, Джордж Клуни, Армен Джигарханян, запечатленные в серии «Река времени». Зачем все это?
Третий зал – сюрреализм. Тут и «Девушка-саксофон», и «Девушка-часы», и девушка с птичьей клеткой на голове… Живая работа – «Цветущий май». Во всяком случае, детально, «мулиметр за мулиметром», но все ж не мертво, яблоневый цвет прорисован. Куратор рекомендовала обратить особое внимание на картины в технике «дрим-вижн», благодаря которой имя Сафронова занесено в Книгу рекордов Гиннеса. Объясняю: просыпаешься и, толком не прийдя в себя, запечатлеваешь ночные видения. Это и есть новаторство Сафронова. Любопытно.

Говорят, «Повторяющийся сон о музее города Ульяновска» 2007 года и «Портрет моего отца в костюме итальянского дожа» относятся к любимым картинам Никаса. Интересно, а их он продает? Надеюсь, один из самых модных художников России все же появится на собственной «персоналке» в течение полутора месяцев и ответит на вопросы. А накопилось их… мильон.

[gallery]

560Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Актеры театра BreakFastBand победили на международном фестивале.
По городу разгуливала афишная тумба.
Литературное объединение «Вдохновение» действует в Казанском районе много лет. Справедливости ради надо сказать, что иногда его деятельность на время замирала, потом возрождалась с новой силой.
Влияние таких мероприятий на правильное, положительное развитие подрастающего поколения крайне важно, считают в ведомстве.
В России больше нет музеев, посвященных жизни и творчеству Петра Ершова.
В Ишиме состоялся благотворительный концерт в фонд помощи Егора Бабыкина «Город добрых надежд».
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде